Вверх страницы

Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Дом леди Эль’Сианы


Дом леди Эль’Сианы

Сообщений 61 страница 80 из 152

1

http://stopfake.ru/wp-content/uploads/2011/12/La-Pumada-1929-Montecito-Mansion-for-Sale-12.jpg

http://plant.landsiberia.ru/wp-content/uploads/2012/06/Butchart-Gardens-Victoria-Canada-1024x768.jpg

сад.

Отредактировано Эль’Сиана (2014-06-01 21:17:44)

0

61

из Рассветного замка
Мельком оценив обстановку повышенной нервозности в доме, Аль’Корат логично связав ее с лаконичным докладом Фаила, что с охраной тот разобрался и слуг постращал, усмехнулся, про себя решив, что этим бездельникам будет полезно немного побояться. А, может быть, даже не немного. Вот, например, как управляющий, выскочивший навстречу Сиятельному, словно вспугнутый гончими кролик. Не то, чтобы Херувим любил, когда слуги боятся, нет, просто, после сегодняшнего бардака, с них шкуру спустить было мало, и пусть радуются, что гнев хозяина выражается всего лишь недовольным видом и ледяным тоном, который Сиятельный Седьмой, кстати, не замедлил продемонстрировать:
- Госпожа с гостями?
- Да, Сиятельный, - вид непритворно раздраженного мал’ах, очевидно, привел человека в трепет, так как он поклонился ниже даже, чем положено, да и смотрел с явной опаской.
- Передай ей, что я жду ее в кабинете.
- Да, Сиятельный.
Не обращая больше внимания на склонившегося в поклоне управляющего, круто, так, что струящиеся складки алого атласного блио чуть сбились в сторону, развернулся и направился в вышеозначенный кабинет. Сопровождение ему не требовалось. Несмотря на то, что он не баловал дом супруги частыми визитами, план дома у него имелся, а на память он пока не жаловался.
Суматоха в доме, по правде говоря, была знатная, и не только из-за происшествия. Все же званый вечер – та еще головная боль и для слуг, и для хозяев, а, если учесть, что первые гости уже прибыли, то немудрено, что слуги носились как стая растревоженных рыб в аквариуме. Не забывая, правда, поспешно поклониться проходящему мимо хозяину. Точнее, мужу хозяйки, но эта формальность мало значила в глазах Сиятельного. В конце концов, именно он оплачивал все счета, приходившие из этого дома.
Уже возле самого кабинета, задержавшись на пару минут возле высокого зеркала, он тщательно разгладил складки непривычно-алого одеяния, и, почти машинально отметил, что цвет ему идет. Поправив на голове узкий обруч собственной работы, одеваемый, как и все собственноручно сделанные украшения, редко и только по особым случаям, кивнул на очередной поклон, вошел в уютную комнату, так непохожую на его собственный кабинет, и прикрыл за собой дверь. Очень надеясь, что дражайшая супруга не задержится.

офф

Разговор с женой отыгран здесь

0

62

- Вы меня интригуете, милорд. Эль’Сиана лукаво сощурила глаза, глядя на Сиятельного, вопреки этикету, не вскользь,  а прямо, пытаясь уловить, что у этого господина на уме. Сиятельный являл собой кристальную честность, что само по себе было более чем подозрительно.  Подвох имелся, безусловно, только какой? Конечно, я буду присутствовать на празднестве,  разве я могу пропустить такое событие?  Тем более что оно открывает новый светский сезон, а он в этом году для нашей семьи очень важен.  Вы ведь знаете, что наша с Сиятельным Аль’Коратом дочь  Аль’Кейра,  в этом  сезоне выходит в свет? Даже если бы Пятый держал руку на пульсе всех расхожих сплетен Ильменрата (а это была прямая обязанность Аль’Кората) он этого точно знать не мог. Хотя бы потому, что к такому соглашению они с мужем пришли лишь вчера ночью и случайные свидетели вряд ли бы уцелели в ходе их бурной супружеской гхэм… беседы. Мы все очень волнуемся, любезный Тин-эт-Ирэйс,  как раз свалилось столько хлопот в связи с этим приемом, Вы же понимаете?  Леди говорила напевно и плавно,  немножко игриво,  как принято в свете, иногда позволяя себе наклоняться к мужчине поближе,  позволяя ему уловить   тонкий аромат луговых трав, ненавязчиво витавший вокруг нее.  Ничего предосудительного она не совершала, тем более что бдительный свет имел удовольствие наблюдать леди в роли радушной хозяйки, принимающей редкого и очень важного гостя, которому  она отдавала все свое внимание. Так что теперь, Сиятельная обмахнулась веером, мы будем появляться в свете вместе с Аль’Кейрой, и, разумеется, будем присутствовать на торжествах в честь Совета вместе. Она немного помолчала, задумчиво разглядывая руки Пятого.  Этими самыми руками он кромсает своих подопытных. Ужасно! Смею ли я надеяться на Ваше общество, милорд, на таком  блистательном празднестве? Ответ Эль’Сиана получить не успела.
- Моя леди, вас ждет Сиятельный Аль’Корат. Он в Вашем кабинете. Голос дворецкого почтительно прошелестел за спиной, отвлекая от светской болтовни. Ах да. Он писал о каком-то важном разговоре. Нужно уважить драгоценного супруга, тем более что это может быть весомо, и, кстати, иметь прямое отношение к сегодняшнему происшествию.
- Хорошо, спасибо, Аллен. Леди  легко поднялась с диванчика и улыбнулась  Пятому:
- Вынуждена вновь покинуть  Вас, Сиятельный, но оставляю Вас не на долго, не думаю, что разговор с супругом займет много времени. Развлекайтесь, прошу Вас.  Эль’Сиана  поманила дворецкого за собой к лестнице  в глубине гостиной, и, обернувшись, приметила входившего в зал Древнейшего. Вот как! Прекрасно. Главный насмешник Ильменрата явился! О! да еще с такой милой леди! Вечер обещает быть интересным!
- Вот ещё что. – Обратилась она к Аллену - Будьте любезны, разыщите кальян для господина Шеен-а-Серафа. Я не могу допустить, чтобы он портил вечер своей ужасной трубкой, а он, в этом даже сомнений нет, будет это делать непременно. Кальян хоть привяжет его к какому-то одному месту,  дав тем самым, остальным возможность дышать. Слова, произнесенные шепотом, заставили ее улыбнуться. В самом деле: и Древнейший будет доволен, и гости останутся гм… не обкуренными. Дворецкий испарился.  Суета приема набирала обороты, и рассиживаться ему было некогда. Он должен был быть в нескольких местах одновременно, чтобы везде поспевать, размышляла Эль’Сиана, поднимаясь по  лестнице, ведущей на второй этаж, к ее личным покоям, где и располагался ее маленький уютный кабинет.  Мысли леди вернулись к Сиятельному супругу  и снова налились желчью. В самом деле! Должен же он объяснить мне, что это такое сегодня было! Слабость еще давала себя знать, и она была немного бледнее обычного, да и двигалась медленней. Вздор. Это все проходяще. Леди пренебрежительно фыркнула. С другой стороны, не день, а целое приключение. Хоть что-то интересное произошло, все целы, и сетовать на судьбу смысла нет. Но мы ведь не скажем об этом Корату. Сначала полезно послушать, что ей желает сообщить ее Сиятельный Кошелек, а потом будем думать. Ну и обижаться на показ, разумеется. С неприступно-холодным видом одолев, наконец, лестницу, леди замешкалась, приводя дыхание в порядок, и делая вид, что поправляет одежду перед ростовым зеркалом. Платье цвета аквамарина было украшено тончайшей  вышивкой,  и его нежная переливчатая  зелень делала глаза Эль’Сианы глубже, бездонней и загадочней, подчеркивая светлое богатство волос и смягчая синеву глаз.  Дополняли платье купленный сегодня на Эрратусе бриллиантовый гарнитур с аквамаринами же, и тонкой  россыпью циркона, бросающего теплые дымчатые переливы в ледяной искристый блеск благородных камней, и шпильки в прическе, тоже оттеняющие бледной зеленью роскошь волос и нежный серый оттенок крыльев.  Ничего лишнего, если не считать венчальные браслеты, но это неизбежное зло. Убедившись, что нет внимательных посторонних глаз и досужих языков, поправила игриво завитый локон у виска, единственный, оставшийся свободным, приосанилась, чтоб  Аль’Корат видел мою слабость? Ни в коем случае! Мне не нужно ему нравиться, просто истинная леди должна быть безупречна.  И открыла дверь. 
- Рада приветствовать Вас, драгоценный супруг.  И замерла от неожиданности. Явление мужа в красном потрясло леди почти до основ. Отлично! Стоит понаблюдать, ради кого он так вырядился. Не для меня старался, это точно. Впрочем, и хорошо. Она оценивающе прошлась взглядом по облачению Сиятельного, не спеша, подходя поближе, и, остановившись в шаге от него, спросила,  поднимая глаза к его лицу (как же я ненавижу смотреть на тебя снизу вверх!):
- Вы сегодня поистине блистательны, дорогой. Этот цвет Вам к лицу. Почему вы почти никогда не носите яркое? Леди протянула руку для поцелуя. Комплимент вышел кисловатым. Да и ну его. Смею ли я надеяться, что Вы старались для меня? (да-да, конечно. Но ведь интересно, что он врать будет. И я знаю, и он знает, что я знаю, что он все равно соврет). Впрочем, Эль’Сиана вернулась к сути их встречи, Вы писали, что имеете сообщить мне нечто важное. Сами понимаете, долг хозяйки призывает меня в гостиную, и Вас, между прочим, тоже. Не хочу вас пилить, но напомню: для всего Ильменрата наша семья воссоединилась, так что не будем никого радовать, спускаясь по отдельности. Вы согласны со мной, господин мой? Последняя фраза вышла до приторности учтивой. Я слушаю Вас, дражайший супруг,  и вернемся поскорее к гостям. Невежливо оставлять такое изысканное  общество.

Отредактировано Эль’Сиана (2014-07-04 22:55:34)

0

63

из своего дома

Переместившись на террасу перед домом, Шеен-а-Сераф немедленно убедился в том, что вечер был уже в самом разгаре: окна ярко светились, за ними отчетливо просматривали мелькавшие невероятно грациозные крылатые силуэты, а музыка, пусть негромкая, была слышна достаточно отчетливо. Дежуривший, видимо, в ожидании гостей, на террасе слуга, почтительно поклонился и вызвался проводить важных господ в гостиную. Небрежно кивнув, Сераф аккуратно придержал Лорела за руку, молчаливо указывая на то, что идти нужно медленно, ни в коем случае, не обгоняя слугу, и с привычным холодно-рассеянным видом последовал в дом.
Гостиная встретила их негромкой музыкой, шелестом одежд и негромким звоном бокалов. И гулом разговоров, разумеется, который несколько поутих при виде древнейшего, который, был, прямо сказать, не самым частым гостем в светских салонах. А уж явление его в обществе незнакомой девушки, было воистину сенсацией.
Которую, как Сераф прекрасно понимал, ему придется поддерживать весь вечер привычно-эпатажным поведением. Пусть и выдержать эту маску сегодня будет труднее, чем обычно.
- Сиятельный… - кто-то из молодых аристократов (очевидно, нового разлива, так как лицо было древнейшему незнакомо) поспешил приветствовать его, заставив невольно вздрогнуть, гадая, знают ли все уже о назначении, или обращаются к нему подобным образом просто по привычке.
Ответив на это приветствие и еще на несколько аналогичных, Шеен-а-Сераф мельком оглядел гостиную. К его некоторому удивлению (и неодобрению), ни хозяина, ни хозяйки в обозримом пространстве не наблюдалось. Их юная дочь напротив, присутствовала, увлеченно занимаясь флиртом и невинными развлечениями в компании молодежи. И, к довольно сильному удивлению, среди гостей бросался в глаза Сиятельный Тин-эт-Ирэйс, разглагольствующий в кругу гостей о чем-то, наверняка исключительно научном, и вообще ломающий комедию.
Любопытно… Интересно, этот-то что тут забыл? Вот уж кого на таких мероприятиях видят еще реже, чем меня. Ну… почти.
Со спокойной улыбкой ответив одному из подоспевших гостей, что пребывает в добром здравии и дела его в полном порядке, он еще раз незаметно окинул гостиную взглядом, высматривая хозяйку, которую следовало поприветствовать  первую очередь. Никаких результатов это рассматривание не дало, - леди Эль'Сиана действительно отсутствовала. Было даже любопытно. Почему, но проявлять это любопытство слишком явно было неподобающе. К тому же, Сераф не сомневался, что не пройдет и нескольких минут, как ему об этом доложит какой-нибудь доброхот. А пока, можно было заняться привычными светскими обязанностями.
- Здесь Сиятельный Пятый, - тихо заметил он, чуть склонившись к Лорелу, - желаешь его поприветствовать?

0

64

Изобразив на лице подчеркнутое выражение вежливого рассеянного внимания, которое подходило ученому, не вполне понимающему, что такое иметь взрослую дочь и выводить ее в свет, Пятый покивал в ответ на слова леди. Думая при этом совершенно о другом. О том самом празднике, например, который, по его замыслу, должен был стать последним в череде торжеств по этому поводу. Уже в следующем году общество мал'ах будет праздновать не день учреждения Совета, а вступление на престол Единого. Если, конечно, все пройдет удачно. А в успехе своего предприятия Сиятельный практически не сомневался.
- О, разумеется, дорогая леди, большой честью для меня будет встретиться с вами на празднике!
Он просиял все той же рассеянной улыбкой, оставив витать в воздухе вопрос, рассчитывает ли леди на общество Сиятельного только на положенное этикетом время, или желает получить его на время праздника со всеми потрохами. И после тоже. правда, во втором случае, оставался не менее пикантный вопрос: не против ли Сиятельный Седьмой, который, несмотря на все недостатки, во время официальных мероприятий всегда выполнял все, что от него требовалось (а, в том конкретном случае, от него требовалось являть собой образец добропорядочного семейного мал’ах).
Споткнувшись за мысль о "после праздника" Пятый едва не поперхнулся, и решил про себя, что общество Аль’Кората на него, определенно, сегодня плохо повлияло, и что следовало бы дозировать время в компании Сиятельного собрата. Который, кстати, обещал ему шахматную партию, а сам до сих пор не соизволил явиться.
На этом этапе размышлений Пятого, их с леди разговор прервал слуга. тихо сообщивший даме, что супруг ожидает ее в кабинете.
Отлично. Явился, наконец. Интересно, что ему потребовалось от жены? Неужели по супружескому долгу соскучился?
Едва не фыркнув от этой мысли, он, с энтузиазмом закивал в ответ на извинения Эль’Сианы
- Конечно-конечно, дражайшая леди! Я все понимаю, семейные дела, да… надеюсь, вскоре снова иметь удовольствие созерцать вас и вашего супруга.
Леди он проводил всего лишь коротким рассеянным взглядом, так как его внимание отвлек новый объект, гораздо более интересный, если не эстетически, то политически.
Новоявленный  Сиятельный Девятый, входящий в гостиную в компании хорошенькой девушки. Зрелище вдвойне удивительное, так как видеть Шеен-а-Серафа в светском обществе, да еще с женщиной было воистину удивительно.
Интересно… правда, интересно… Откуда взялась эта девица? Никогда раньше не видел… и мне о ней точно не докладывали. Хм…
Заинтригованный Пятый, немедленно забыв об Аль’Корате и его жене, поднялся с дивана. К счастью, его образ рассеянного чудака, дозволял многое, чем можно было воспользоваться. Жаль, древнейший им не обманется, но и разоблачать не будет, Тин-эт-Ирэйс был в этом уверен. Кажется, Шеен-а-Серафа его актерские этюды развлекали. И это, кстати, было тоже одной из составных частей плана по смене власти в Светлых землях.
- Сиятельный! – радостно всплеснув руками, пятый поспешил навстречу живой легенде, с которой уже начали здороваться окружающие. – Ваше появление большая неожиданность. Я боялся, что дела департамента не дадут вам сегодня возможности отлучиться. – И тут же без перехода добавил.- Сиятельный Седьмой в кабинете, беседует с супругой, но, уверен, как только они узнают о вашем появлении, они не преминут вас поприветствовать.
Пояснение было несколько бестактным и противоречило этикету, учитывая, что Сиятельный и сам был в этом доме гостем, но от Тин-эт-Ирэйса все уже, кажется, по привычке ждали таких выходок, и удивления ни на одном из окружающих лиц он не заметил. Впрочем, это ни о чем не говорило: все находящиеся здесь скрывать эмоции умели великолепно.
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

Отредактировано Архивариус (2014-07-09 23:15:50)

0

65

Дом Шеен-а-Серафа
[AVA]http://s2.uploads.ru/Y2KmQ.jpg[/AVA] Свет в окнах, крылатые силуэты, музыка и ненавязчивая роскошь обстановки - так вот как выглядят светские приемы цвета Ильменрата. Лорел позволил взять себя под руку, принимая ограничения роли, однако внутренне содрогаясь от очередного нарушения личностных границ, которое приходилось терпеть на этой новой службе. Разум молчаливо соглашался с происходящим, однако воспитание и чувство меры буквально заходились в негодовании от творящегося фарса. А потому, занятый борьбой с собственной сутью, каратель мало обращал внимания на окружающее - лишь окинул уверенным взглядом помещение, привычно оценивая расположение окон, дверей, тяжелых предметов меблировки, вооруженность присутствующих и постановил, что данное помещение не слишком удобно для боя. После чего несколько поутратил интерес к происходящему ровно до того момента, как древнейший пожелал обратить его внимание на присутствие в зале еще одного члена Совета.
Однако вопрос, который он при этом задал, поверг всю жизнь проведшего в рядовых чистильщиках Лорела в нешуточное удивление. Тем более, что до сего момента Шеен-а-Сераф не слишком интересовался мнением своего подчиненного. Или же это еще одно требование выбранного образа? Каратель испытал легкий приступ дурноты от одной мысли, что его теперь будут спрашивать и требовать не просто подчиняться, но и переосмыслять унылое происходящее, не относящееся напрямую к исполнению воли Света.
- Если мне дозволено решать, то я полагаю невежливым приветствовать гостя прежде хозяев дома.
Однако не прошло и пары секунд, как к ним через пол залы подлетел какой-то мал'ах, при чем сделал это столь стремительно, что Лорел слегка напрягся. Он не любил непредсказуемости. А потому начавший что-то поспешно и слегка сбивчиво говорить собрат тут же вызвал как минимум неодобрение. Недостойно для создания Света на столько не следить за своими манерами, да еще и нарушать этикет, заговаривая с гостями прежде хозяев дома.
Внешне неодобрение не отразилось никак, только взгляд, которым одарили незнакомца, снова стал мечтательно-задумчивым. Лорел размышлял, на сколько высоко успел забраться этот, несомненно, недостойный своего великого происхождения собрат, а так же с немалым интересом ждал реакции Шеен-а-Серафа, как индикатора современного отношения к этой через чур жизнерадостной проблеме.

Отредактировано Тен-эт-Лорел (2014-07-17 21:01:48)

+2

66

К некоторому удивлению Серафа, считавшего Тен-эт-Лорела образцом абсолютного отсутствия, как хороших манер, так и каких-либо установлений хорошего тона, тот проявил неожиданное понимание ситуации, совершенно правильно предположив, что первыми следует приветствовать хозяев дома.
- Верно, - несмотря на легкое раздражающее неприятие такого понимания от этого конкретного мал’ах, не подтвердить правильность установок Лорела означало не признать очевидного, - но хозяев дома нет в этой гостиной, а, в таких случаях, этикет предписывает первым приветствовать наиболее высокопоставленного гостя. Впрочем, здесь я вижу дочь Сиятельного, и, если желаешь… хотя, впрочем, нет, она не представлена в свете официально, и приветствовать ее надлежит только вместе с родителями.
Развить дальше свое поучение о правилах этикета, принятых в светском обществе, Шеен-а-Сераф не успел, так как, «самый высокопоставленный гость» не стал дожидаться, пока древнейший, ежеминутно раскланиваясь и здороваясь с окружающими, подойдет к нему, и подскочил сам. В своей обычной манере, вызывающей у древнейшего двойственные чувства. Аристократ в нем возмущался и негодовал на подобное вопиющее нарушение всех существующих канонов светского обращения, но любитель эпатажа откровенно веселился. Было даже любопытно, как к этому чудаку со странными манерами отнесется Тен-эт-Лорел, и не вызовет ли в нем неприятие, несоответствие всего облика Сиятельного его высокому положению.
Эта искорка любопытства, неожиданно вспыхнувшая, внезапно помогла Серафу немного взбодриться и дала надежду, что, возможно, этот вечер и все окружение, будут не так скучны и невыносимы, как он предполагал. И что хоть какое-то удовольствие он сегодня получит. Хотя бы минимальное, пусть оно даже заведомо не сможет компенсировать ему тихий вечер на террасе под звездами с лютней в руках и витающим вокруг ароматом роз.
- Дел в девятом департаменте накопилось действительно много, Сиятельный, - древнейший слегка поклонился, - но не настолько, чтобы я мог пренебречь любезным приглашением Сиятельного Седьмого и его блистательной супруги. Очень надеюсь, что их супружеская беседа, без сомнения важная, раз стала причиной их отсутствия, не затянется, и мы будем иметь возможность поприветствовать их и выказать им свое уважение.
Речь Девятого, невзирая на все обуревавшие его не самые добрые и веселые мысли, отличалась привычной витиеватостью и строгим соответствием этикету. Несмотря на любовь к эпатажу, он все же был в достаточной степени воспитан, чтобы не начинать шокировать окружающих с порога, не поздоровавшись даже с хозяевами дома. Тем более, что, кажется, они с Пятым уже успели обеспечить окружающим кратковременный (или не очень!) шок, так как разговор их был понят однозначно и правильно, вызвав в гостиной легкий изумленный гул голосов.
Мда. Кажется, сейчас меня ждет ворох поздравлений… Печально.
Чтобы оттянуть неизбежное, Сераф коротким кивком указал на скромно стоящего рядом Карателя, и, насколько мог вежливо, разъяснил ситуацию.
- Позвольте представить, Сиятельный Пятый, Эль’Нирана, моя воспитанница.

+2

67

Уже во второй раз сегодня Пятый невольно попался в ловушку собственного образа. Ему больше всего хотелось расспросить древнейшего, откуда у него вдруг взялась воспитанница (склонности к альтруизму и желания покровительствовать Тин-эт-Ирэйс за Шеен-а-Серафом никогда не замечал), но для рассеянного чудака ученого ударяться в вопросы по этому поводу было никак не возможно. Мысленно выругавшись, и пообещав себе, что припомнит древнейшему этот финт, Пятый, с тщательно выверенной рассеянностью, кивнул и, не удосужившись поцеловать у дамы руку, торопливо ответил:
- Да-да, очень приятно, как это с вашей стороны благородно и мило. Добрый вечер юная леди. Вы интересуетесь наукой, я полагаю? – И, сделав вид, что опомнился и вспомнил, с кем имеет дело, виновато и неловко улыбнулся. – Ох, о чем это я… конечно же нет, простите. Сиятельный… - изобразив, что потерял интерес к спутнице древнейшего, он переключился на самого Шеен-а-Серафа. – Вчера вы изъявили согласие присутствовать при одном интересном эксперименте в лабораториях моего департамента, я понимаю, что, в нынешних обстоятельствах, у вас возникло много дел, но, возможно, все же…
В голосе Пятого появились вопросительные нотки, но продолжить он не успел. рядом с ними, как из воздуха (даже любопытно, как слуги навостряются иногда передвигаться так бесшумно, словно телепортируются), возник управляющий леди Эль’Сианы, и поклонившись, почтительно обратился к древнейшему.
- Сиятельный, если позволите… леди-хозяйка распорядилась приготовить для вас самое удобное место в этой гостиной…
Слуга жестом указал на уютный уголок среди напольных ваз с цветами, где слуги умудрились за короткое время организовать более или менее привычную для Шеен-а-Серафа обстановку: поставить низенький диван и такой же низкий столик с кальяном. Как раз в этот момент, там установили еще и кресло для дамы, с которой пришел древнейший.
- Если позволите, я провожу вас, - с поклоном предложил управляющий.
Почти тут же, ловко вклинившись в паузу в разговоре, находящийся ближе других гость, один из тех, кто нетерпеливо ожидали окончания болтовни Сиятельного Пятого, чтобы заговорить с новоявленным Девятым, почтительно принес тому поздравления в связи с занятием столь почетной и ответственной должности. Другие только того и ждали, и поздравления посыпались на Шеен-а-Серафа со всех сторон, не давая ни ему ответить что-то терпеливо дожидающемуся управляющему, ни Пятому втянуть древнейшего в научную дискуссию.
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

0

68

[AVA]http://s2.uploads.ru/Y2KmQ.jpg[/AVA] На нелепую болтовню древнейший реагировал нейтрально, никак не выражая своего отношения к вопиюще-несдержанному поведению, тем самым не позволяя оценить на сколько оно приемлемо ныне. Правда уже одно только озвучивание занимаемой этим странных мал'ах должности сказало о многом. Так вот как выглядят ныне те, кто призван олицетворять лучшее в Светлых землях. Если факт запятнания себя Сиятельным Девятым хоть как-то поддавался пониманию - в конце-концов, сумрачная скверна вездесуща и никто не защищен от её губительного влияния, - то превращение Совета в балаган уже выходило за всяческие рамки. И ведь подумать только, всего каких-то триста лет Лорел находился в ссылке, и мир успел так сойти с ума! Впрочем, не лукавя, Лорел признавал, что и раньше не имел возможности близкого общения с власть имущими и уж точно не видел их во время приемов. Однако в юности отец потратил немало времени вбивая, а иной формы обучения он не признавал, в сына правила поведения в высшем обществе, и выходки Сиятельного Пятого явно не вписывались в известный эталон.
К счастью тот не сумел продолжить укреплять решимость карателя нарушить запрет на чистки, поскольку был прерван, - возмутительно! - слугой. Безотносительно к содержанию сообщения, сам факт прислуги смеющей вмешиваться в разговор двух созданий Света просто немыслим. Впрочем, если необходимо передать, что началась война или на дом вот-вот обрушится стальной смерч с небес - тогда подобное поведение было бы простительно. А здесь - просто вопиющая нехватка дисциплины. Впрочем, если в Совете заседают шуты, чего ждать от народа? Пусть даже и благородной его части.
Поздравления со вступлением Сиятельным Девятым в должность наоборот никаких эмоций не вызывали, воспринимаясь как должное - редкий случай за последнее время. Конечно, с точки зрения привыкшего к сдержанности карателя, можно было выражать эмоции чуть скромнее, но повод оправдывал сие незначительное нарушение.
Шум поздравлений несколько оттеснил Сиятельного Пятого, позволив отвлечься от мыслей о его недопустимом поведении, и улыбка, сопутствующая мыслям об очищении, угасла. Теперь Лорел просто стоял рядом с Шеен-а-Серафом, изучая столпившихся гостей и ожидая, когда старший по званию решит что делать дальше.

Отредактировано Тен-эт-Лорел (2014-07-25 05:42:25)

+1

69

Сдержанностb Тен-эт-Лорела шутовское поведение Пятого не нарушило, что несколько подпортило Серафу удовольствие. Узнать, что Каратель думает о подобном поведении было весьма любопытно, но, увы, пока приходилось обходиться нулевой реакцией. Если не считать странной улыбки, которая вообще могла относиться к каким-то своим мыслям. Жаль, конечно, но, по-видимому, оставалось наблюдать и жать. Это чуть подпортило впечатление от выступления Тин-эт-Ирэйса, поэтому ответил ему Шеен-а-Сераф безукоризненно вежливо и без привычной иронии:
- Для меня будет большим удовольствием снова побывать в лабораториях пятого департамента, и я обязательно постараюсь выкроить на это время.
К тайному удовольствию древнейшего, продолжить разговор им помешал слуга, судя по всему, управляющий. Неслыханное дело в любом другом случае, - но не в этом. Учитывая склонность Сиятельного Пятого к бесконечной болтовне, прерывать его считалось уже фактически хорошим тоном любому слуге. Разумеется, это не афишировалось, но глупо полагать, что люди, глухи и слепы, так что, на лицах окружающих мал’ах не только не выразилось ни капли шокированного удивления, но кое у кого даже промелькнули еле заметные усмешки. Насколько Сераф мог судить – обычное дело.
- Я благодарен леди-хозяйке за любезное внимание, - древнейший сделал жест рукой, долженствующий означать благодарность, и кивнул на предложение проводить себя.
Правда, выполнить свое почтительное предложение управляющему не удалось, так как, окружающие, воспользовавшись тем, что Сиятельного слегка оттеснили, воспользовались образовавшимся зазором и принялись осыпать древнейшего поздравлениями. Не то, что он хотел слышать, разумеется, но приходилось вежливо раскланиваться, повторять банальные слова и уверять в своей бесконечной гордости от избрания и готовности служить Светлым землям, как когда-то. Этот фарс нагонял тоску и желание, чтобы поскорее вернулись хозяева (что за срочные разговоры вообще могут быть при полном доме гостей!), а так же провоцировал острое желание отчудить что-нибудь этакое, шокировав окружающих до невообразимости. Правда, ловя восторженные взгляды молодняка, поздравления от которого были особенно восторженными, Шеен-а-Сераф с тоской понимал, что этим любая выходка будет нипочем. Увы, личность древнейшего (целиком и полностью выдуманная ими же), для них слишком одиозна и овеяна славой (точнее, слухами об оной), и добавившееся к ней сияние одного из Девяти усугубляло ситуацию до предела. Все эти взгляды, высокопарные слова, этот каскад восторгов, - все это больше подходило знамени, символу, великой реликвии. Все это подошло бы и Серафу, будь он уже мертв, но… но, Тьма побери, я-то еще жив! Так, какого…
В очередной лаз улыбаясь с безупречной любезностью и отвечая на очередное велеречивое поздравление, он, в который раз, остро почувствовал, что живой реликвией легко и спокойно быть издалека, спрятавшись в своем поместье, но здесь…
Невольно пришло воспоминание из прошлого, когда хрупкая и прекрасная женщина, так же безупречно вежливо и так же устало отвечала на чужие восторги, и он невольно содрогнулся.
Неужели я дойду когда-нибудь до мысли, что тебе лучше там, у престола Отца, а не рядом со мной, мой свет? Здесь тебя снова сделали бы символом, знаменем… оружием. Воистину, Свет милосерден к своим детям, если не одарил никого своим благословением, слишком уж это тяжкая ноша…

Отредактировано Шеен-а-Сераф (2014-07-27 19:51:06)

+1

70

Диалог отыгрыан в скайпе
Шум из гостиной, пусть не совсем уж оглушительный, определенно привлекал внимание и стал слышен едва ли не сразу, как только они покинули спокойную и даже в чем-то уютную тишину кабинета. Прислушавшись, Аль'Корат чуть усмехнулся, различив в общем гуле поздравления, отдающие откровенным восторгом. По-видимому, один из самых почетных гостей уже прибыл.
Любопытно, один или с этой своей... воспитанницей, откуда только она у него взялась...
- Я слышу, Сиятельный Девятый уже здесь, - заметил он, усмехаясь, - большая честь, что его первый после избрания выход в свет состоялся именно у нас.
Эль'Сиана, похоже, удивилась. Даже слишком, раз приостановилась и облокотилась о балюстраду, не обращая внимания, что их крылья соприкоснулись.
- Насколько я помню, дражайший супруг, не далее как десять минут назад Вы сообщили мне, что Сиятельный  Найл-эт-Тарон ушел в чертоги Серебряного лорда. Неужели ему так быстро обнаружилась достойная замена? – улыбка леди была откровенно недоверчивой. -  Неужели так быстро отыскался достойный кандидат на такую высокую должность? В Девятый департамент? Быть того не может!
Аль’Корат слегка удивленно покосился на жену, и только сейчс вспомнил, что, оповестив ее о смерти Девятого, забыл сказать, кто занял его место. Непростительное упущение. Было бы весьма неприятным конфузом, если бы Эль’Сиана не поприветствовала древнейшего как полагается, не зная о его новом статусе...
- Вы же знаете закон, моя дорогая. Ни одно место в Совете не может оставаться не занятым ни единого дня. Круг всегда должен быть полон, и мы, разумеется, поспешили заполнить брешь, как только печальная новость достигла нашего слуха. Древнейший оказал нам всем честь, согласившись принять бремя освободившейся должности.
- Древнейший? Шеен-а-Сераф? Он согласился? – пауза в речи леди была многозначительна, именно поэтому Аль’Корат не вполне понял, что именно она означала. Но спрашивать не было, ни времени, ни желания. - Действительно, несколько неожиданный выбор, Сиятельный. Вы действительно считаете, что Шеен-а-Сераф босит свои Зеленые холмы? Все знают, что он предпочитает жизнь затворника всякой другой, а тут сразу Совет, да еще Девятый департамент. Снова.
Губы Седьмого чуть дрогнули, но он вовремя удержал холодную усмешку, которая, хоть и подходила ему, мало его красила. Равно он постарался удержать и рвущийся с языка саркастический вопрос, вправду ли Эль’Сиана полагает, что кто-то намеревался спрашивать древнейшего о его желаниях и предпочтениях.
- Древнейший не хуже каждого из нас знает, что такое долг перед страной и народом, и готов выполнить его, невзирая на свои желания.
- Ах да, как я могла забыть! Общее благо. – Сарказм в голосе Эль’Сианы был буквально убийственен, но развивать тему она, к некоторому удивлению Аль’Кората, не стала, вернувшись к более насущным делам. - Мы достаточно задержались, драгоценный Аль'Корат, и должны поспешить поприветствовать нашего нового и в высшей степени достойнейшего из Девяти. Не забудьте улыбаться, сударь. вы же помните? Между нами мир и лад, не так ли?
Аль’Корат усмехнулся. На этот раз, откровенно и неприкрыто. Что ж, жена все поняла правильно, и это радовало. Избавляло от необходимости пояснять простыми словами элементарные истины, во всяком случае. Да и вообще, как-то комментировать событие.
- Я следую за вами, моя дорогая, - он слегка поклонился, - и готов умилить все светское общество видом нашего семейного согласия.
- Вы следуете рядом со мной, как и пристало примерному семьянину, драгоценный супруг. Или я рядом с Вами, как будет угодно. - Леди поправила медальон на шее Аль’Кората. - Так гораздо лучше, драгоценный Кори, - он с трудом удержался, чтобы не поморщиться от такой приторной фамильярности. - Не расслабляйтесь. А улыбка должна быть нежнее. Напрягитесь, с Вас не убудет. Эти светские пустомели должны увидеть только то, что мы им покажем.
Стоически вытерпев деланую заботу жены о своей и без того безупречной внешности, сегодня особенно подчеркнутой выбором костюма, Аль’Корат улыбнулся особенно безмятежно, той самой улыбкой, которая среди его подчиненных считалась нехорошей.
- Уверяю, никто не заметит ни капли фальши, моя обожаемая супруга, - он особо выделил это "обожаемая", словно пробуя слово на вкус.
Проходя через гостиную, он мельком обратил вниманяи на водяную лилию в вазе и мельком же удивился, прикидывая, кто мог сделать Эль’Сиане такой подарок. Насколько он знал, жена не была расположена обсуждать с любовниками свои предпочтения, но, возможно, информация была не полной или устарела? Это следовало проверить. Как-нибудь потом.
Спустившись вслед за женой по лестнице, он подождал, пока отирающийся в коридоре слуга откроет дверь, взял жену за руку, и, глядя ей прямо в глаза, поцеловал запястье. Словно не замечая удивленных взглядов гостей, оглянувшихся на движение в дверном проеме. Ответный взгляд жены был полон такого обожания, что он с трудом удержался от нервного хохота. Да, пожалуй, в притворстве они оба достигли неплохих успехов.
- Господа, прошу простить нам с супругом краткое отсутствие, теперь мы в полном вашем распоряжении.
Благостный тон Эль’Сиане тоже удался великолепно. Улыбнувшись ей ответной, полной нежности улыбкой, он поднял голову от изящной душистой ручки, и перевел взгляд на гостей. Эффект от их явления определенно был. Нет, конечно, обошлось без вытаращенных глаз и отвисших челюстей, - все же общество подобралось исключительно воспитанное, - но легкий флер удивления Аль’Корат все же уловил, и это доставило ему определенное удовольствие. Коснувшись кончиками пальцев лежащей на его локте руки жены, он, с самым непринужденным видом, повел ее к стоящим рядом Шеен-а-Серафу и Тин-эт-Ирэйсу. Подойдя, одарил обоих очаровательнейшей из своих улыбок, и вежливо склонил голову.
- Сиятельный Пятый, рад приветствовать. Благодарю, что откликнулись на мое приглашение. Сиятельный Девятый, добро пожаловать. Мы польщены оказанной нам честью.
Взгляд Седьмого переместился на девушку, стоящую рядом с Девятым, и немедленно вернулся к Шеен-а-Серафу, демонстрируя вежливый вопрос и ожидание, когда их представят.
- Господин Шеен-а-Сераф, я счастлива приветствовать Вас в нашем доме на этом скромном вечере. вдвойне я рада поздравить Вас с новым назначением на пост Девятого члена Совета Единого. Светлые земли многое выиграли, коль скоро на страже их интересов стоит такой блистательный и мудрый господин. - Леди протянула руку Древнйшему для поцелуя. - Леди Аль'Кейра будет искренне рада вновь увидеть Вас, Сиятельный, со своей стороны позвольте высказать свою признательность за принятое приглашение. Надеюсь, Вам и Вашей милой спутнице будет не скучно и удобно. Прошу Вас располагаться.

Отредактировано Аль'Корат (2014-07-30 17:13:04)

+1

71

В любой другой момент времени, или находясь у себя дома, Тин-эт-Ирэйс ни за что не потерпел бы вмешательства в разговор постороннего, и, тем более, слуги. Но, сам любовно вырастив себе репутацию, он не проявил ни капли огорчения, или раздражения, когда его прервали. Это было привычным делом. Кроме того, сейчас его гораздо больше интересовала личность воспитанницы Шеен-а-Серафа, чем воспитание слуг в чужом доме. Как ни перебирал он в памяти лица, на ум ничего не приходило. А понимание ситуации было необходимо, хотя бы для того, чтобы знать, годится ли девушка в качестве предмета для шантажа, на случай, если древнейший окажется, вопреки всему, несговорчив. Впрочем, именно для этого личность девушки была не так уж нужна – достаточно было знания, насколько она дорога Шеен-а-Серафу, а тут было достаточно простого наблюдения, благо, светский прием благодатнейшее место для наблюдений и выводов.
Рассеянно кивнув в ответ на исключительно вежливое обещание древнейшего посетить лаборатории пятого департамента, он, сделав вид, что огорчен невозможностью продолжить беседу, отступил на пару шагов, дав возможность всем присутствующим отметиться с поздравлениями. Которые, с учетом особой восторженности некоторых, грозили занять довольно много времени. Это было даже весьма полезно, так как давало возможность изучить незаметно для всех спутницу древнейшего, которая, при ближайшем рассмотрении, оказалось отменно хорошенькой, хоть и странно молчаливой. Улыбка, мельком скользнувшая по ее лицу, правда, оказалась на редкость очаровательной и даже нежной, но понять по ней, о чем девушка думает, было решительно невозможно. Строгость и даже некоторая скромность одежды и украшений, совершенно не давала никакого представления о ее происхождении. С равным успехом она могла быть из обедневших аристократов, и просто излишне строгого воспитания. Но одно было совершенно точно: родственницей Шеен-а-Серафа она не была (если, конечно, не принадлежала к одной из отторгнутых от рода ветвей), так как всех признанных и принадлежащих к семье древнейшего женщин Тин-эт-Ирэйс, сам принадлежащий к аристократии, знал. И девушки по имени Эль’Нирана среди них точно не было.
Размышления Пятого, и, заодно, поздравления, которые явно не доставляли древнейшему удовольствия, прервало появление хозяев дома, и Тин-эт-Ирэйс, в который раз за сегодняшний день, получил еще один сюрприз от Седьмого, сегодня не выглядящего ледяной статуей, а скорее похожего на необыкновенно яркую райскую птицу. Надо было признать, что в красном Аль’Корат выглядел более, чем эффектно, и даже несмотря на равнодушие к мужчинам, Пятый не мог не отметить, чисто эстетически, факт исключительной внешней привлекательности будущего союзника (если повезет) и смертника (в обязательном порядке). Надо признать, с супругой Аль’Корат составлял так же исключительно красивую пару, и полюбоваться на них было одно удовольствие. Особенно, если учесть, спектакль семейной любви и согласия который они разыгрывали. Впрочем, вряд ли в этой гостиной могли найтись непосвященные, которых эта комедия могла обмануть.
Если только в самом деле не помирились… но зачем?
Склонив голову в ответ на приветствие Седьмого, Тин-эт-Ирэйс, привычно-суетливо закивал.
- Приветствую вас, Сиятельный и благодарю за приглашение… разумеется, я не мог на него не ответить… счастлив лицезреть вас и вашу супругу…
Супругу он помянул специально, «забыв», исключительно по рассеянности, разумеется,  что уже беседовал с ней.
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

0

72

Поток невероятно раздражающих поздравлений оборвали появившиеся, наконец-то, хозяева дома. Весьма эффектно появившиеся, надо признать. Что ни говори, а пара была красивой. Редко случалось видеть рядом мужчину и женщину, словно бы воплощавших два совершенно классических типа красоты. Интересно только, в кого при всем при этом у их дочери такие волосы и глаза? Впрочем, учитывая, что родителей Эль;Сианы (пусть им в Свете будет не пыльно) Шеен-а-Сераф знал, это давало возможность утверждать с большой вероятностью, что такая цветовая гамма идет по линии Аль’Кората. Девчушка, надо признать, получилась весьма милая, жаль, что не унаследовала красоты обоих родителей. Хотя, возможно, оно и к лучшему, ибо на примере ее отца было легко заметно, как развращает дарованная Светом красота.
Глядя на подходящего Седьмого, Сераф испытал смешанные чувства. С одной стороны, желание встряхнуть этого господина за грудки и примитивно съездить по физиономии никуда не делось, с другой… С другой, он неожиданно ярко и больно ощутил приступ ностальгии по дому.
Давно, еще в прошлой жизни, у него был родовой дворец, выстроенный, как и прочие здания столицы империи Лиартэ из серебристого мрамора. Огромный, пронизанный светом, отделанный внутри и снаружи барельефами и статуями. С летним бальным залом, где вместо стен было украшенное витражами стекло. И с этих витражей на потомков смотрели, изображенные с удивительным мастерством, предки высокородных мал’ах: Пришедшие. Все пять поколений. Аль’Корат словно бы сошел с одного из этих витражей, где было изображено первое поколение мал’ах. Легко было представить его, как и те застывшие фигуры, в сияющем серебряном доспехе с магическим жезлом в руке. Волосы, крылья, оттенок кожи, черты лица, - все оттуда. Только глаза темноваты, должны быть серебряными… интересный феномен, вообще-то. Редкая игра крови… Ведь безродный, как есть безродный, а надо же… любопытно было бы проследить линию. Да и она хороша, ну там-то все понятно и записано в свитках. С ее предком, помнится, мы еще Ильменрат начинали строить… тот еще был мерзавец, но хорош, да. Департаментом управлял с умом, да и жена его была – палец в рот не клади. Одно слово – воительница. Как мы умудрились сотворить со своими женщинами вот это? Нет, определенно, прав Первый, пора уже всколыхнуть это протухшее болото, так ведь и до вырождения недалеко…
- Рад приветствовать, Сиятельный Седьмой, и вас, прекрасная леди, - даже несмотря на необыкновенно острую ностальгию, Шеен-а-Сераф не мог себе позволить проявить хоть каплю несдержанности и смятения, и поклонился с обычной полуироничной улыбкой. – Благодарю за любезное приглашение, оно было как нельзя кстати и очень приятным. – Склонив еще раз голову, он слегка коснулся кончиками пальцев руки Лорела, и, второй раз за этот день, представил, - Моя воспитанница, Эль’Нирана.
Теперь можно было, воспользовавшись прекратившимися на время поздравлениями, проследовать на приготовленное для него место. Что он и проделал, еще раз вежливо склонив голову. Было любопытно, проследует ли кто-то из хозяев за ним, чтобы втянуть в беседу. Пожалуй, этому Шеен-а-Сераф был бы даже рад, так как продолжать выслушивать поздравления ему не хотелось.

+2

73

[AVA]http://s2.uploads.ru/Y2KmQ.jpg[/AVA] Явление хозяев дома впечатляло и, что редкость в последние дни, в положительную сторону. Безупречная красота созданий Света выгодно подчеркивалась благородством манер, а демонстрируемая супругами взаимная привязанность тронула измученного неправильностью мира карателя. Его уставший от лицезрения следов всеобщего духовного разложения разум отдыхал при виде столь чудесной семейной гармонии, достаточно редкой даже тысячелетия назад. Возможно не все так плохо в мире, если в нем еще есть место для союзов, скрепленных любовью и взаимным уважением. И, наслаждаясь столь неожиданной демонстрацией вида брака, не иначе как чудом сохранившего должные возвышенность и чистоту, Тен-эт-Лорел даже почти пропустил неоправданно-яркий наряд Сиятельного, затмивший своим цветом изящный наряд дамы, создавая иллюзию неравенства статуса. Но безмолвное порицание не слишком долго задержалось в восхищенном разуме, тем более, что почти сразу же его разбавило иное чувство.
Наблюдая за глубокими, полными нежности взглядами, которыми обменялись Сиятельный Седьмой с супругой, Лорел непроизвольно ощутил укол тихой зависти к их дочери, выросшей в атмосфере столь теплых и доверительных отношений, не ослабевших с годами. В доме будущего карателя всегда витал лишь формальный холод, пронизанный едва ощутимым отголоском страха.
Но раздумия не помешали отреагировать на едва заметное прикосновение древнейшего, напоминающего о правилах приветствия дам, благо безупречно-элегантная хозяйка дома столь удачно подала пример. Хотя теперь к неприятию лжи, коей несомненно являлась маскировка, Лорела начало сжигать ядовитое чувство стыда за необходимость врать столь достойным мал'ах. Одно дело пртворяться, ради того, чтобы впоследствии даровать очищение кому-то наподобие столь трагично павшему жертвой скверны Найл-эт-Тарону или осознать глубину падения Сиятельного Пятого. Другое - обманывать честных детей Света, по стечению обстоятельств оказавшихся в кругу недостойных.
Так что жест, с которым Тен-эт-Лорел протянул руку для приветствия, отличался редкостной скованностью не только по причине необходимости прикосновения, а так же факта, что это выражение восхищения, пусть и низведенное до уровня очередного требования этикета, исходит от одного из Совета, но и из-за откровенного стыда, который каратель ощущал за весь вынужденный спектакль. От смеси не самых приятных переживаний он даже не посмел поднять взгляда, безмолвно вытерпев ритуал приветствия, и проследовав за Сиятельным Девятым, уверенно прошедшим к нерационально-низкому дивану с каким-то странным устройством, напоминающим вычурный кувшин с трубкой. Любопытства по поводу назначения предмета, равно как интереса где же предстоит располагаться ему, Лорел не испытывал, равно согласный сидеть на полу или выйти отсюда в сад, ежели того пожелает Шеен-а-Сераф.

Отредактировано Тен-эт-Лорел (2014-08-04 03:13:56)

+2

74

Тонкие, ухоженные пальцы скользнули по рукаву атласного блио, разглаживая крохотную складку на ткани или смахивая едва заметную пылинку. Этот жест был скорее успокаивающим. Мимолетная отсрочка перед тем, как войти в зал, наполненный цветом здешнего общества. Еще один взгляд на себя в зеркало. Да, черный определенно его цвет, хотя, возможно, что не цвет сегодняшнего вечера. Наплевать. Он ему идет и это главное. Сиана не раз называла меня вороном, кто я такой, что бы спорить. Тонкие губы Престола искривились в ехидной усмешке. А васильковый подходит к глазам, серебро оттеняет редкостный окрас перьев. От его усталости и, как следствие, неуверенности не осталось и следа. Фаил вновь был собой.
Зал был уже полон. В глазах рябило от обилия красок и блеска украшений. Холодный взгляд скользнул по гостям, выхватывая из толпы знакомые лица. Оставалось признать, что хозяева вечера расстарались, собирая под своей крышей самые сливки столичного общества. Заметив среди гостей новоиспеченного Девятого, Престол позволил себе легкое изумление. Убедить Древнего присутствовать на подобного рода мероприятие… Да, это было достойно восхищения. А это, я так понимаю, та, к кому вы так спешили сегодня утром, Сиятельный клоп? Что ж… Взгляд Фаила задержался на девушке рядом с Серафом. Мила, очень мила. Ради такого цветка стоило спешить… - заключил для себя мал’ах, легким кивком отвечая на чье-то приветствие.
Его интерес сей парой был не долгим. Заметив рядом с ними хозяев дома, Престол почувствовал, как по спине пробежала дрожь. Нет. Дело было вовсе не в том, что Аль’Корат с женой, стоявшие рядом, были преисполнены взаимной нежности, читающийся в каждом жесте и взгляде. В подобные спектакли мог верить кто-то другой. Фаила же они лишь забавляли. Было любопытно спорить с самим собой, как долго продлиться новое перемирие. Но и только.
Дрожь вызвал наряд Седьмого, настолько яркий, что было удивительно, отчего Престол сразу не заметил его. Теперь же он стоял, не смея отвести глаз. Но в небесно-голубом взгляде не было и намека на восхищение. Не сказать, чтобы красный не шел Седьмому. Отнюдь. Но в который раз за сегодняшний день бурная фантазия и впечатлительность (откуда только она взялась?) сыграли с Фаилом злую шутку. Окровавленная птица… Вот кого напоминал ему старинный друг сейчас. И в свете последних событий данная ассоциация выглядела весьма зловеще. А вот и стервятник… Присутствие на вечере Пятого лишь добавило тревоги в полученную картину. Арис-эт-Фаил не ожидал, что и Тин-эт-Ирэйс решит почтить сей дом своим присутствием. Значило ли это, что их разговор и с Седьмым сегодня имел конкретный результат? Или напротив, окончился ничем и оба Сиятельных надеются продолжить его в менее официальной атмосфере? Престол понимаю, что об этом ему возможно строить лишь догадки или набраться терпения и ждать, пока начальник соизволит вспомнить о своем заместителе и посветить его в свои планы. Если соизволит… Подобные мысли напомнили Престолу о еще одной вещи, которую он намеревался обсудить с Аль’Коратом. И откладывать разговор в долгий ящик желания не было. И только попробуй, Сиятельная сволочь, не ответить…
- Мое почтение Сиятельные, - произнес он, приблизившись и приветствуя изящным поклоном Пятого и Седьмого. - Сиятельная Эль’Сиана, вы как всегда обворожительны. Прошу меня простить за возможное опоздание. Дела не позволяли мне прийти раньше.
Говоря с Эль’Сианой, Престол лишь мельком взглянул на Седьмого, но и этого было достаточно, чтобы и без того холодный взгляд, заледенел.
- И именно дела вынуждают меня просить у вас разрежения, миледи, похитить вашего супруга на несколько минут. – голос Фаила звучал мягко. В нем не было и намека не ту резкость, с которой он позволил себе говорить с женой начальника днем. – Сиятельный, на пару слов…
Еще раз поклонившись Тин-эт-Ирэйс и Эль’Сиане (первому с учтивой холодностью, второй с легкой улыбкой), Фаил отошел на несколько шагов, ожидая, что Седьмой последует за ним.

+1

75

Поцеловав руку девушки, сопровождающей Девятого, Аль'Корат поднял голову и внимательно вгляделся в ее лицо. Он готов был заложить свои крылья вместе с креслом в Совете, что видит это лицо не в первый раз, но вот где он его видел раньше, вспомнить не мог. Это слегка тревожило, так как своей памяти Седьмой привык доверять. Пожав еще раз, в знак приветствия, пальцы леди Эль'Нираны, он медленно выпустил ее руку, пытаясь понять, что с ней не так. Инстинкты хорошо обученного разведчика просто бесновались от целого вороха подозрений и предположений, но холодный разум ученого не находил в них рационального звена. Пока не находил.
Проводив Девятого с девушкой взглядом, Аль'Корат сдвинул брови, ловя себя на совершенно диком подозрении, но тут же отмахнулся, решив, что это было бы уже слишком, даже для Шеен-а-Серафа. Пока что, единственным реальным фактом, в цепи иллюзорных подозрений было то, что лицо этой девушки Седьмому было знакомо.  Так что, именно выяснением обстоятельств знакомства и нужно было заняться. Дальнейшее было уже делом более глубоких перспектив.
Нужно будет поручить Фаилу… А, вот и он, кстати…
Действительно, мельком оглядывая гостиную, Аль'Корат увидел в дверях знакомый силуэт. В черном. Мысли его немедленно сменили направление, перейдя от дел и забот к искреннему восхищению. Все-таки Фаил был хорош. Так хорош, что при виде него, Аль'Корат даже забыл ненадолго странный болезненный интерес, который в нем вызывал отсутствующий Первый. До того ли, когда перед глазами такой образчик яркой, неклассической, но от того более живой и восхитительной красоты?
Так что, путь Престола от двери к ним с Эль'Сианой Аль'Корат проследил с большим удовольствием, замаскированным, правда, под вежливый интерес во взгляде. Впрочем, он не сомневался, что уж Фаил-то сумеет  различить под напускным безразличием начальника его истинные чувства. В этот момент, Аль'Корат почти забыл обо всех промахах и проколах Фаила за последнее время, помня только о том удовольствии, которое это восхитительное создание доставляло ему.
Если никаких дополнительных проблем не возникнет, можно будет после вечера вернуться с ним в Рассветный замок и заняться делами…
По губам Седьмого пробежала тень улыбки, когда он подумал о тех "делах", которыми можно было заняться с Фаилом. Оставалось только надеяться, что вечер не принесет неприятных сюрпризов, которые могли бы нарушить эти планы.
К его некоторому удивлению, Престол, после безукоризненно-вежливого приветствия попросил о разговоре. Это несколько тревожило, так как Аль'Корат пока не мог представить, что такого срочного могло случиться.
- Разумеется, господин Престол. Моя дражайшая леди, - выпустив руку жены, он слегка поклонился ей, - я покину вас ненадолго для важного разговора. Прошу вас, позаботьтесь о наших гостях.
Поцеловав тонкие пальцы, он, вслед за заместителем, отошел к окну, расположенному неподалеку. Покидать благородное собрание сейчас, он не собирался ни для какого дела – после длительного отсутствия с Эль'Сианой, это было бы слишком невежливо
- Что случилось?  - еле слышно поинтересовался он. - Твои дела не могли подождать до конца вечера?

Отредактировано Аль'Корат (2014-08-05 23:20:47)

0

76

Леди, с гулко бьющимся сердцем, стояла у застекленной двери, выходящей на террасу, и не сводила глаз с девушке, под руку с древнейшим следующей к приготовленному для Шеен-а-Серафа месту. Определенно, лицо этой необычайно серьезной, даже, пожалуй, несколько отрешенной дамы, было ей не знакомо, но имя… Только воспитанная колоссальными усилиями сдержанность помогла Сиятельной леди АльТэлии удержаться от сдавленного вздоха, когда из уст древнейшего прозвучало ее собственное настоящее имя. Каждому, кто знал, что имена мал’ах уникальны и не повторяются дважды, было ясно, что простым совпадением это быть не могло. И теперь в голове леди теснились вопросы, не имеющие ответов. Кто была эта девушка? Почему она здесь? Случайно ли Древнейший привел ее в дом Сиятельного Седьмого именно в тот день, когда Аль’Тэлия приняла приглашение Эль’Сианы. А, если вспомнить, какие именно департаменты возглавляли Седьмой и Девятый, не стоит ли считать это происшествие ударом, направленным на нее, супругу Восьмого? И, следовательно, на самого Сиятельного?
Собственно, судьба мужа волновала Аль’Тэлию не слишком сильно, а вот судьба сына…
Или она просто перестраховывается, и все это – случайность? Она уже много веков не произносила вслух данное ей жрецом при рождении имя, да и никаких преступления против Совета за ней не водилось… пока.
Но откуда тогда эта девушка, и почему именно это имя?
Преследуемая этими мыслями она не вмешалась в толпу, поздравляющую древнейшего с новым назначением (благо статус жены одного из Девяти ей это позволял) и переждала первую волну поздравлений в сторонке. Что, впрочем, не означало, что она собиралась оставить все, как было, не попытавшись узнать, что, собственно, происходит, и чем это ей грозит. Да и не поздравить новоявленного Сиятельного было бы неоправданным нарушением этикета.
Поэтому, дождавшись, когда Девятый и его спутница разместятся возле кальяна (предусмотрительность Эль’Сианы в этом случае казалась даже забавной), Аль’Тэлия, придав лицу  насколько было возможно спокойное и полное достоинства выражение, направилась к колоритной паре, приковавшей к себе множество взглядов. Подойдя изящно поклонилась, обмахнувшись веером из серебристых перьев, улыбнулась.
- Мое почтение Сиятельный, и вам, - цепкий взгляд леди скользнул по лицу девушки, пытаясь отыскать хоть что-то знакомое. – Рада вас поздравить, Сиятельный Девятый с назначением на эту должность. Полагаю, Светлые земли выиграют от вашего возвращения на государственный пост. Вы позволите?
Она указала взглядом на одно из кресел, предусмотрительно поставленных возле дивана для тех, кто желал бы пообщаться с живой легендой Светлых земель.
[NIC]Аль'Тэлия[/NIC]
[STA]Леди с двумя именами[/STA]
[AVA]http://savepic.org/5835605.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: Изумрудно-зеленое шелковое платье по последней моде, с тончайшей серебристой вышивкой. Пояс из серебристой ткани, вышитый контурами цветов и листьев. Пепельные волосы убраны наверх в высокую прическу, украшенную живыми цветами. На руках шелковые серебристые перчатки, в руке веер из перьев. На плечи наброшен широкий шелковый палантин на пару тонов светлее платья. Украшения из серебра с зелеными аметистами и оливинами.[/SGN]

0

77

Ответом на восхищение, что вспыхнуло во взгляде Аль’Кората при появлении Престола, стала холодная усмешка. Брюнет достаточно знал своего начальника, чтобы суметь прочитать те мысли, что сейчас столь явно, для него, отразились на безупречно красивом лице Седьмого. Но вот потворствовать - желания не было. Тогда как подразнить, одаривая холодностью и ничего не обещая, определенно стоило. Хотя бы и в угоду собственной мстительности.
Подойдя к окну, мал’ах встал так, чтобы иметь возможность видеть зал, и как следствие возможные любопытные уши. Не то чтобы тема разговора была столь секретна. Но то была привычка, выработанная годами работы в разведке и ставшая уже на уровень инстинкта. Дождавшись пока Аль’Корат раскланяется с супругой и подойдет, Престол окинул его долгим, задумчивым взглядом.
- Нет, не могли… - ответил он тем же шепотом, едва позволяя ноткам раздражения звучать в бархатистом голосе. – Ибо я опасаюсь, что в тебе проснулась совесть и если это так, то поспеши дать ей сонного зелья…
Кивнув на приветствие, проходивших мимо гостей, Арис-эт-Фаил умолк, ожидая, когда они с Седьмым вновь останутся наедине.
- Эль’Элет… - он буквально выплюнул это имя. Еще пару часов назад Престол и подумать не мог, что вновь произнесет его. Теперь же оно занимало его мысли и, следует заметить, они были отнюдь не радужными. – Помнится, однажды ты уже спрашивал мое мнение о его работе в департаменте… и мне думалось, что ответ был предельно ясен. Так какого дьявола я нахожу его досье у себя на столе? Или тебе напомнить с чьей легкой руки этот птенчик оказался в одном из самых захолустных гарнизонов?
Ответив легкой улыбкой на очередное приветствие, Фаил окинул взглядом зал. Со стороны он казался абсолютно спокойным. Раздражение же его объяснялось не желанием заполучить у себя под боком еще одну, пусть и возможную, проблему. Престол не видел Эль’Элета с того памятного дня, когда покинул гарнизон на границе с Темной долиной, и с тех пор ему и в голову не приходило узнавать о его судьбе. И уж тем более было глупо полагать, что Аль’Корат вдруг этим озаботится. И вот нате вам «подумай, куда его можно пристроить…» Внезапный приступ альтруизма дражайшего начальства очень смахивал на очередную каверзу, что были вполне в духе этой белокрылой заразы.
Нет. Фаил был вовсе не против того, чтобы, так сказать, освежить штат департамента новыми лицами. Но, во-первых, зачем так далеко ходить, когда в академиях и гарнизонах поближе полно отличных кандидатов. Что называется на любой вкус и цвет, любых талантов и способностей. А во-вторых, уж это личико с изумительной зеленью глаз Престол никак не мог назвать свежим. Для себя так уж точно.
Впрочем, был у Архонта один козырь, который мог бы усмирить раздражение брюнета. Щенячья преданность к тому благодетелю, что вызволит, подававшего когда-то надежды, мальчишку из провинциального захолустья, где ему светит разве что чин Силы и то при большом старании и терпении. Но беда была в том, что сей козырь вполне мог оказаться крапленой картой, если предположить хотя бы на мгновение, что Архонт возжелает мести, если уж не за убитого родителя, то за загубленные годы собственной жизни. Держать у себя под крылом змееныша, что может ужалить исподтишка, в сложившихся обстоятельствах было, по мнению Престола, излишней тратой нервов и ресурсов.
- Опасаюсь, что птенчик может не оценить столь щедрого жеста с твой стороны, друг мой. – озвучил он свои опасения Седьмому. – Не мне тебе рассказывать, что в Рассветном замке полно шептунов… а в городе их еще больше. Вполне может найтись сердобольная душа, что поведает сиротке, с чьей подачи началось расследование делишек его батюшки. А глазки то у мальчишки папины…
Фаил не сомневался, что последнею его фразу Седьмой поймет именно так как нужно. В конце концов, именно он из них двоих пострадал от руки Аль’Сэйтона в большей степени. Уверен, душа моя, ты еще долго видел эти глаза в кошмарах… Так зачем?

Отредактировано Арис-эт-Фаил (2014-08-07 18:40:48)

+2

78

Холодность Фаила Седьмой оценил весьма отрицательно, а вот гнев его, напротив, порадовал Аль’Кората, едва не сподвигнув на довольную усмешку. Впрочем, он слишком хорошо помнил, где он и для чего, чтобы позволить себе такую неосторожность.
К тому же, он даже не сомневался в том, как именно отреагирует его заместитель на предложенное досье. И был доволен, что его прогноз сбылся. Даже, несмотря на то, что Фаил умудрился дважды полунасмешить-полуоскорбить его, заподозрив сперва в совестливости, а потом и в неаккуратной работе. Причем, той части работы, где он всегда был предельно аккуратен.
- Фаил, радость моя, - со стороны казалось, что Седьмой серьезно выслушивает доклад и дает указания заместителю, а небрежная почти нежная ирония в его голосе проскальзывали лишь едва заметными нотками. Хорошо известными Престолу, поэтому Седьмой не боялся, что его не так поймут. - Ты положительно переутомился сегодня, если хоть на минуту представил себе, что мне может быть хоть на кончик ногтя жаль смазливого выродка этой твари, Аль’Сэйтона. И уж тем более, если заподозрил меня в том, что я оставил какие-то следы моего участия в деле его покойного папочки. Можешь не волноваться, тот единственный, кто знал о моей причастности, уже никому ничего не скажет.
Он сделал паузу, позволив себе легкую улыбку во взгляде, которая странно смотрелась, учитывая, что выражение лица по-прежнему оставалось серьезным. А через мгновение погасли и смешинки в глазах, буквально заледенив вполне безмятежный до того взгляд.
- Фаил, оглянись вокруг, - голос Седьмого звучал тихо и предельно серьезно. – Скоро нас ждут такие бури, какие нам с тобой не снились даже на войне. Мне понадобятся не только те, кто будет драться рядом со мной, но и те, кто будут умирать за меня. Этот птенчик готов на все, чтобы вырваться из того захолустья, и он будет верным псом для того, кто выдернет его со дна. Пусть лучше это будем я или ты, чем Четвертый, который уже сейчас перетряхивает армию, в поисках пешек для себя. – На губах Аль’Кората промелькнула холодная усмешка. – Пусть все думают, что я вытащил его из той дыры в память о прекрасных глазах его папеньки, ставшего моим первым… мужчиной.Потому что первым любовником стал ты, радость моя.Пусть попытаются перетянуть на свою сторону и предать меня. Разве не прелестно будет подкинуть врагам крапленую колоду, а Фаил? - И разве не прелестно будет заставить ублюдка, порушившего мне жизнь, корчиться в Чертогах, глядя, как его щенок лебезит передо мной? - Если он будет благодарным… что ж, возможно, получит больше, чем рассчитывает, если же нет… - продолжать он не стал, давая Фаилу додумать это продолжение (вполне очевидное, впрочем), самому. – Я ответил на твой вопрос, мой бдительный советник?

+2

79

Фаил выслушал Седьмого с выражением безучастного спокойствия на лице. Со стороны могло показаться, что он получает указания от руководства по совершенно будничным вопросам, которые тем неимение следовало решить немедленно. Доводы Аль’Кората были убедительны и более того, ожидаемы. И все же не настолько, что бы усмирить беспокойство Престола относительно целесообразности решения. И на то были свои причины, которые, впрочем, он не собирался озвучивать. Не сейчас во всяком случае.
- Да, вполне, - кивнул Фаил, вновь скользнув взглядом по залу. – Иного ответа я и не ждал, друг мой. Хорошо, пусть будет по-твоему, но знай, что я и на пушечный выстрел не подпущу щенка этой мрази к столице, пока не узнаю, чем он дышал все эти годы.  По этой самой причине я отправил запрос в гарнизон… не официальный, разумеется… на предмет полного досье и личностных характеристик. Надеюсь, это не вызовет у тебя возражений, душа моя? Если уж ты вознамерился завести столь шелудивого пса, то позволь мне сделать ему поводок покороче. 
Престол повел плечами, словно бы стряхивая с себя раздражение и впервые, с момента своего прихода, улыбнулся начальнику с подобием теплоты в небесно-голубых глазах. Теплоты столь мимолетной, что вряд ли кто-то, кроме Аль’Кората, успел бы ее заметить.
- Ты не плохо постарался, - легкий кивок головы дал понять, что Фаил говорит о собравшихся в зале. – Отличное общество высокопоставленных стервятников… И полагаю, каждый из них жаждет крови. Каждый на свой вкус… будь осторожен, душа моя… моя окровавленная птица.
Эта ассоциация уже не была столь ужасающей, хотя сердце и пропустило удар. Но Престол быстро взял себя в руки, не единым жестом не дав понять, о чем именно думал в этот момент. Он не обладал даром прорицания, а посему списывал все это на слишком расшалившуюся, в последнее время, фантазию.
- Признаться не ожидал, что тебе удастся затащить на вечер даже замшелую реликвию. Да еще и с дамой… надеюсь, что его трубку отобрали при входе? – идеально прямой нос Фаила чуть сморщился при воспоминании об утренней встречи с новоиспеченным Девятым. – Кстати, не расскажешь, какой аконост напел Совету избрать его на место Найл-эт-Тарона?
Говоря все это, Престол наблюдал за Сиятельным и его спутницей. Разумеется, делая это так, чтобы его интерес не был замечен. В очередной раз отводя взгляд, Фаил столкнулся взглядом с Пятым, почувствовав как по спине прошел неприятных холодок. Вот чье присутствие тревожило его всерьез. Инстинкты трубили об опасности, в то время как к горлу вновь подкатил новый приступ удушья, жестокое напоминание перенесенного плена, так и не изжившее себя, даже после свершенной им мести. Лишь усилием воли Престолу удалось удержать, метнувшуюся к шее руку. Не время для слабостей. Слегка наклонив голову в знак очередного приветствия (он даже не понял, кого именно приветствовал), Престол вернул все свое внимание белокрылому начальству.

0

80

Уголок, куда проводили их с Лорелом, был на виду у всех, и, в то же время в стороне. И кресел рядом с диванчиком было немного, что радовало, так как не давало собраться вокруг слишком большому количеству желающих побеседовать. Впрочем, Сераф хорошо знал восторженную молодежь светлых земель, и не обольщался, понимая, что если им захочется потаращиться на живой реликт и послушать его истории (если он захочет рассказать что-нибудь), то им будет не сложно и постоять рядом.
Тьма бы побрала этих юнцов, сами не знают, о чем спрашивают…
Полюбовавшись на инсталляцию (кальян в гостиной одного из Девяти смотрелся, надо признать, оригинально), Шеен-а-Сераф молча кивнул Тен-эт-Лорелу на диван, и сел сам. Оглядевшись мельком, встретился взглядом с Аль’Тайреном, и усмехнувшись кончиками губ, отвернулся, следя за тем, как слуга поджигает уже полностью готовый кальян. Разговаривать с внуком своей младшей дочери он не имел никакого желания. Достаточно того, что он и его семейство наслаждается богатством и привилегиями, которые им полагались как представителям едва ли не самого аристократического рода в Светлых землях. Хотя, в чем-то это было даже забавно – в государстве, где придавали такую роль соблюдению условностей, едва ли не самым большим почетом и уважением пользовались потомки внебрачной связи. Которых сейчас коснулась та же язва вырождения, что и всю аристократию, что не могло радовать Шеен-а-Серафа, который слишком хорошо помнил, как было раньше.
Тинн, девочка моя, если бы ты видела сейчас своих потомков… Возможно ли, глядя на этих расфранченных щеголей и светских кукол представить, что женщина, давшая им жизнь, могла с мечом в руках выйти на поединок с любым солдатом нашей армии, и одолеть его?
Он с трудом удержался от того, чтобы болезненно поморщиться. Последний разговор с младшей доверью до сих пор сидел занозой в памяти. Занозой, тем более острой, что в следующий раз Сераф увидел последнюю дочь только на погребальном костре.
- Благодарю, - он с легким кивком принял от слуги трубку кальяна, которая уже начала дымиться, и сделал первую затяжку, торопясь избавиться от невеселых мыслей, или хотя бы частично заглушив их.
К сожалению, успокоить нервы еще парой затяжек Сераф не успел, так как началось ожидаемое паломничество к его креслу. Правда, началось относительно приятно, что несколько примирило его с ситуацией. Леди, пожелавшей побеседовать с ним, Шеен-а-Сераф искренне симпатизировал, так как умом, деловитостью и успешностью она приятно напоминала ему тех женщин, что когда-то отправились со своими мужчинами обживать новый мир. Он не сомневался, что эта пепельноволосая красавица так же способна сражаться с невзгодами, терпеть лишения и много тяжело трудиться, чтобы не быть обузой для мужчины, который рядом. Жаль только, что муж ей достался не тот, кто мог бы оценить все эти полезные качества и быть достойным такой женщины.
Интересно, все эти расфуфыренные господа вспоминают хоть иногда, что этот город и все их благополучие, мы строили своими руками? Причем, далеко не в переносном смысле...
- Благодарю за теплые слова, Сиятельная леди, - он с легкой улыбкой кивнул, - присаживайтесь, прошу вас. Поведайте нам, что нового в Ильменрате, – переведя взгляд на Лорела, представил высокопоставленную даму. – Леди Аль’Тэлия, супруга Сиятельного Восьмого. – И назвал имя, взятое его Карателем. – Эль’Нирана.

0


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Дом леди Эль’Сианы