Вверх страницы
Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Дом леди Эль’Сианы


Дом леди Эль’Сианы

Сообщений 81 страница 100 из 152

1

http://stopfake.ru/wp-content/uploads/2011/12/La-Pumada-1929-Montecito-Mansion-for-Sale-12.jpg

http://plant.landsiberia.ru/wp-content/uploads/2012/06/Butchart-Gardens-Victoria-Canada-1024x768.jpg

сад.

Отредактировано Эль’Сиана (2014-06-01 21:17:44)

0

81

Аль’Корат только улыбнулся в ответ на предусмотрительность Фаила, которая, возможно, могла показаться  излишней, но не казалась таковой одержимому множеством страхов Седьмому. Что ж, он в достаточной степени доверял своему заместителю, чтобы отдать ему право нацепить поводок и намордник на пса, которого намерен был добавить в свою свору. Собственно, только ему он и доверял, если вдуматься. Единственному. С того самого дня, когда страх и отчаянье кинули его в объятия юного Архонта.
Скоро и впрямь предстоят бури, радость моя. И мы снова будем сражаться, как когда-то. Только на других фронтах. Интересно, что бы сказал об этом Шеен-а-Сераф, который так любит порассуждать о бесконечно повторяющейся спирали?
Вслед за Фаилом, Аль’Корат, с легкой улыбкой обозрел собравшееся общество, о котором надо сказать, был ровно того же мнения, что и его заместитель. Редкое собрание ядовитых гадов. Прямо-таки иллюстрация к известному (хоть и официально не одобряемому в Светлых землях) собранию новелл "Пир стервятников", которое он прочел некогда в минуты досуга и оценил, несмотря на равнодушие к литературе.
- Да, общество собралось… весьма специфическое. Первый пока не явился, но, полагаю, скоро прибудет. У него сегодня в департаменте все вверх дном, неудивительно, что задерживается. – Он сдержанно улыбнулся заместителю. – Я всегда осторожен, радость моя, ты же знаешь. А подноготная всех присутствующих мне известна неплохо, из твоих же докладов. А уж им-то я могу верить безоговорочно… – еще одна улыбка и короткий заинтересованный взгляд из-под ресниц, чтобы оценить результат провокации. - …не так ли?
Провокация была, в общем-то, дежурной, и в устах Аль’Кората не значила ровным счетом ничего. Просто привычка, которых было много в отношениях с Фаилом. Собственно, и сам он был привычкой. Самой драгоценной из привычек.
Упоминание о древнейшем заставило Аль’Кората, скорее машинально, скользнуть взглядом к диванчику, на котором тот разместился, и сдвинуть брови, снова вглядываясь в девушку рядом с ним, и пытаясь вспомнить, где именно он мог видеть это лицо. То, что видел, - было несомненно, но вот где…
Будет о чем подумать, когда все это закончится… И еще… нет.  Нет, это уже чересчур…
- Как видишь, вместо трубки ему дали кальян, - Аль’Корат тонко улыбнулся, - такому высокому гостю нужно всячески угождать, пусть развлекается. Хотя, было бы приятнее, если бы он развлекался менее удушливым образом, конечно…
Вопрос Фаила, вполне закономерный, кстати, заставил его несколько напрячься. Говорить о том, что он сговорился с Первым и внес предложение избрать замшелую реликвию новым Девятым, сильно не хотелось, так как он вполне справедливо подозревал, что Фаила не обрадует перенос части его привилегий (в частности, привилегии советовать Седьмому) на Аль’Зарэля. Тем более не хотелось объяснять причины, которые, в общем-то, сводились к одной – других вариантов не было.
- Слишком долго объяснять расклад, Фаил, - определился он, наконец, - не здесь и не сейчас. Пошли запрос агентам, пусть потрясут информацию о его воспитаннице – я ее впервые вижу, как ни парадоксально. Ты ее знаешь?

+1

82

Апартаменты Первого

Зарэль появился, как и положено, перед самым входом в особняк. Разумеется, ввиду его безнадежного опоздания, внутри уже было настоящее столпотворение чинов и именитых фамилий. Как же иначе? Член Совета, глава одного из знатнейших родов изволит впервые представить высокому обществу свою дочь. И хотя её роль - всего лишь связующее звено в сделке между отцом и будущим супругом, событие следовало обставить с максимальной благопристойностью.
Мельком оглянувшись проверить как Навир перенес перемещение и сообразил ли следовать за своим куратором, Зарэль более не обращая внимания на нового телохранителя прошел в освещенную гостиную. Беглый осмотр помещения подтвердил раннее предположение о масштабе "скромного музыкального вечера". Один только Древнейший, только сегодня вытащенный со страниц истории на трон Девятого, стоил пожалуй всех остальных гостей вместе взятых. Хотя его пристрастие к вонючему дыму несколько портило чопорную атмосферу и, если его репутация хоть на волос себя оправдывала, это будет не единственным нарушением за вечер. Впрочем, мелькающий в толпе Пятый тоже навевал мысли о чем угодно, кроме рядового скучного приема.
- А неплохое начало для девушки, - одобрительно отметил Зарэль. - Сразу получить себе какое-никакое имя. Все-таки "дочь Сиятельного Седьмого, на представлении которой случился такой скандал" куда лучше, чем просто "дочь Сиятельного Седьмого".
О том, что в скором времени ни то, ни другое, возможно, не будет иметь никакого значения, дипломат старался не думать. Солнце всегда светит ярче на фоне надвигающихся туч, так почему бы не насладиться его последними лучами, старательно игнорируя приближающиеся раскаты грома?
И только после этой слегка философской мысли Первый заметил то, что едва ли не бросалось в глаза: самого хозяина дома, разодетого так, будто он явился на свидание к особо неуступчивой пассии. Эпизодически любуясь своим оппонентом, поскольку до недавнего времени его общество иных выгод не сулило, Аль'Зарэль предполагал, что ему могло бы пойти красное, но даже не догадывался, на сколько ослепительным окажется результат.
- Надо же... И для кого же столько трудов? - с некоторым беспокойством подумал Первый, оглядывая зал. Заместитель отпадал сразу - несговорчивостью он вряд ли страдал, равно как и добрая треть присутствующих. Себя в этот список тоже вносить было странно - к чему стараться для получения того, что и так согласились предоставить? Хотя, надо признать, если бы вчера ночью Сиятельный собрат выглядел подобным образом, риск здоровью казался бы куда меньшим препятствием. Но момент упущен и ушел в прошлое. Так кто же успел занять собой настоящее?
Слух неприятно резанул восторженный голос Пятого, вещающего что-то в своей привычной раздражающе-нелепой манере.
- Да неужели?..
Тем временем глава дипломатов успел пройти положенное по этикету расстояние от входа, где и остановился, ожидая, пока хозяева дома будут готовы поприветствовать нового гостя, ибо подходить к одному означало выразить пренебрежение ко второму, а такую грубость общество прощает редко.
- Ну надо же, какой паноптикум. А я еще думал, что кого-то смущу необычным сопровождением,  - с легкой иронией подумал Зарэль, еще раз окидывая взглядом собравшуюся публику.

+1

83

[AVA]http://s2.uploads.ru/Y2KmQ.jpg[/AVA] Толпа жаждущих общества древнейшего чуть поредела, и Лорел позволил себе надеяться, что далее самым тяжким испытанием будет лишь пахучий дым. Но вскоре пришлось напомнить себе о том сколь бесполезным и вредоносным чувством является надежда. Иррациональное ожидание самого маловероятного исхода - что может быть опаснее для бесстрастного исполнителя воли Света? И явление роскошно-одетой дамы служило более чем красноречивым знаком.
Поздравление, не отличающееся оригинальностью, каратель пропустил мимо ушей. Оно относилось к Сиятельному и, к тому же, было не более чем вводной - очередная дань этикету, коих и так казалось неприлично-много в высшем свете. Саму женщину он тоже не знал и её внешний вид не нес никакой полезной информации о её статусе. Впрочем, ввиду особенностей работы, представительницам противоположного пола уделялось куда меньше внимания - чаще всего они не влияли ни на что за пределами дома, и, будучи подвержены скверне, могли разрушить не более чем честь семьи. Хотя и этого порой становилось, с точки зрения Тен-эт-Лорела, достаточно для проведения очищения. Например, если речь идет о супруге одного из Девяти. И без того двое из Совета поддались влиянию сумрака - было бы печально увидеть падение и Сиятельного Восьмого, особенно по вине супруги.
А потому взгляд, обращенный к Аль'Тэлии после приветственного полупоклона обрел чуть боль большую осмысленность, зажегшись тусклым огоньком неподдельного интереса.

+1

84

Фаил еще раз взглянул на девушку рядом с Девятым. Ничего особенно примечательного он не находил. К ней действительно более всего подходила характеристика «очень мила», но не более того. И все же Престол чувствовал, что на нее сейчас смотрит не только он. И причиной в большей степени была не она сама, а ее нахождение рядом с Древним. Мал’ах был уверен, что за один только этот вечер, при желании, сможет услышать сотни различных версий появления у Шеен-а-Серафа воспитаннице. При этом девица успеет побывать во всех ипостасях, на каких только может оказаться женщина рядом с мужчиной. Ну разве что матерью его она станет вряд ли… Хотя, с общества станется сочинить подобную чушь…
- Знаю, что он весьма спешил к ней сегодня утром, еще не зная о высокой чести… которую он вряд ли счел таковой - небесно-голубые глаза Престола сверкнули. Он бы дорога дал за то, чтобы услышать те аргументы и комплименты, что Сиятельные расточали Древнему, убеждая, что он и только он может занять пустующее кресло в Совете. Уверен, соловьи в моем парке онемели бы от зависти.
То, что Седьмой не пожелал «объяснить расклад» с выбором Шеен-а-Серафа несколько настораживало. Престол не простил пространных речей и мельчайших подробностей (хотя был бы не прочь их услышать). Но обрисовать картину в целом Аль’Корат мог себе позволить. Так почему же «нет»? От Арис-эт-Фаила не укрылось легкое напряжение, проскользнувшее по фигуре начальника после того, как он задал свой вопрос. Не можешь рассказать?.. Или не хочешь? Неужели провал с Наалем был для тебя столь важен, что?.. Престол оборвал свою мысль, опасаясь, что Седьмой заметит то, что ему замечать не следовало. Наверное, все же стоит… нет, не сейчас…
Он обежал взглядом зал, в поиске того, что могло помочь отвлечь их обоих от разговора о Девятом, который как-то внезапно затронул тему доверия. Для Фаила весьма болезненную.
- Вижу, примирение с супругой состоялось? – произнес брюнет, наблюдая как Эль’Сиана разговаривает с кем-то их гостей. – Надеюсь, оно обошлось тебе не слишком дорого и… стоило того, душа моя.
Сам Фаил в этом несколько сомневался, исходя из опыта их предыдущих примирений, но озвучивать свои сомнения не считал нужным. Он вообще предпочитал не совать нос в семейные дела Сиятельного, если он не затрагивали его лично. По его глубочайшему убеждению, Аль’Корат имел полное право поступать со свой супругой так, как считал нужным, хотя бы и на том основании, что испытывал на ее счет определенную щедрость. А то, что Эль’Сиана могла быть с этим не согласна, Престол расценивал как избалованность, ведь ей повезло куда больше чем многим. Сердце предательски кольнуло, как если бы заныла давняя рана, и мал’ах поспешно отогнал прочь неуместные сейчас мысли о матери. Не время и не место - отозвались эхом в его голове слова Седьмого.
Юношеский смех заставил его повернуть голову. Стайка молодежи что-то оживленно обсуждала неподалеку от них. Официальная виновница сего собрания была в их числе и, даже не самый придирчивый взгляд, была очаровательна.
- Аль’Кейра вполне освоилась в обществе, - на губах Арис-эт-Фаил появилась удовлетворенная улыбка, когда он заметил в волосах девушки присланную им заколку. – Еще немного и она станет одним из главных украшений светских вечеров и желанным трофеям для любого, кто захочет получить что-то от ее отца…

+1

85

Наконец-то последний высокий гость переступил порог. Леди мельком глянула на супруга, разговаривающего со своим заместителем, фыркнула тишком и направилась приветствовать Сиятельного Первого. Его сопровождал, судя по выправке, военный. Телохранитель? Очень странно. Неужели Сиятельный опасается чего-то в доме, битком набитом охраной? Впрочем, это его дело, кроме того, события последнего дня доказали что охраны много не бывает. Да и не сильно выделялся господин, сопровождающий Сиятельного Первого, на фоне демона, приведенного Сиятельным Пятым. Интересно, они что, сговорились? Однако Сиятельный Пятый не производил впечатления мал’ах,  с которым можно договориться, да и кому и зачем нужно было договариваться с господином, бродящим как лунатик и вещающем подобно прорицателю, нечто непонятное и пугающее?
- Рада приветствовать Вас у себя, Сиятельный Аль’Зарэль,  Леди ослепительно улыбнулась, протягивая руку для поцелуя. Вы оказали мне честь, приняв приглашение на этот маленький  музыкальный вечер.   Прошу располагаться, она изящно повела рукой, приглашая высокого гостя со спутником пройти. Надеюсь, мое скромное гостеприимство придется Вам по вкусу. Взглядом Эль’Сиана выловила затесавшегося в толпу дам демона, потом, перехватив взгляд супруга, чуть приподняла брови, напоминая этим еле заметным движением, что новый гость слишком значительная персона, а со своим драгоценным  заместителем он договорить всегда успеет. Сегодня нас удостоили визитом даже Шеен-а-Сераф с воспитанницей, согласитесь, это само по себе событие, особенно, если учесть его новый статус, и Сиятельный Пятый. По губам леди проскользнула еле заметная усмешка. Сиятельный Пятый был так нарочито рассеян и  непосредственен, что это настораживало.  Зато Кейра была весела. Она зарумянилась и чувствовала себя намного свободней, чем в самом начале вечера. От взгляда Эль’Сианы не укрылся взгляд Престола, обнаруживший свой подарок в волосах дочери своего Сиятельного любовника.  Заколка была вынужденным злом. Дочь не желала ее надевать,  и матери пришлось настоять. "Скандала сегодня только не доставало! Выкинешь ее потом, если захочешь." Что решила дочь леди не знала. В конце концов, ее подарок – вольна делать что хочет. Пусть веселится. Она ужасно хороша, когда улыбается. Мысли подобны лучам Света. Прошла секунда – а как много их подумалось! Леди внутренне встряхнулась, возвращаясь в свою гостиную, к только что пришедшему гостю.
- Ваш приход, Сиятельный Аль’Зарэль, уравновесил чаши весов. Теперь у меня в гостиной целых четыре Сиятельных! Два на два.
- В шахматах это называется "оппозиция", дорогая, - подойдя к жене, Седьмой поднес ее запястье к губам, и, вслед за этим, мягко подхватил ее под руку, - Добро пожаловать, Сиятельный. Мы рады приветствовать вас у себя в такой вечер.

Отредактировано Эль’Сиана (2014-08-23 02:29:46)

+1

86

Информация, полученная Фаилом о девушке, в силу незначительности, не слишком хорошо дополняла картину, и без того блистающую белыми пятнами. Судя по пойманным обрывкам фраз со всех сторон, в замешательстве своем относительно гостьи, Аль’Корат не был одинок. И это настораживало еще больше, так как в этом светском серпентарии все друг друга знали, и встретить фигуру, не вписывающуюся в эту схему, было довольно странно и тревожно. Особенно в нынешней тяжелой и смутной обстановке.
- Тряхни агентов как можно скорее, - повторил он, - мне нужна информация.
Переход от разговора о делах к почти светской беседе не остался незамеченным и свидетельствовал, по большому счету, что пора сворачивать разговор и включаться в общий водоворот сплетен.  Не слишком-то приятная перспектива, но необходимая. Тем более что в гостиной, как по заказу, возник последний ожидаемый высокий гость, и необходимость прервать разговор из абстрактной стала насущной.
- Потом поговорим, - бросил он, уже направляясь к арке гостиной, возле которой остановился Первый, и где уже его приветствовала Эль’Сиана, бросившая перед этим на мужа очень выразительный взгляд.
Правда, взгляд этот, прошел почти незамеченным, так как все внимание Сиятельного было сосредоточено на главе первого департамента и его спутнике. И, чем ближе он подходил к этой паре, тем сильнее колола ядовитая игла уязвленного самолюбия и раздражения.
Нельзя было не признать, что в традиционной одежде Сиятельный Первый смотрелся более чем презентабельно. Великолепно даже. Аль’Корат даже вспомнил, как всерьез заглядывался на Аль’Зарэля, когда тот был всего лишь заместителем бывшего Первого, и  как собирался даже поухаживать за рыжеволосым красавцем, странным образом, почти полностью соответствовавшим его личным пристрастиям и представлению об абстрактном идеале (правда, представление это было успешно похоронено еще в юности, но нет-нет, да всплывало). Но, для серьезного ухаживания тогда времени не нашлось, а потом объект интереса стал главой департамента, и их отношения почти мгновенно были переведены в фазу холодной войны и острой неприязни. А вот как все сложится сейчас, Аль’Корат не знал, но заранее опасался. Хотя, гораздо больше злился, так как присутствие за спиной Первого довольно привлекательного военного виделось ему не самым приятным намеком. И даже, если вдуматься, пренебрежением. Очевидно, таким образом, Аль’Зарэль давал понять своему союзнику, что их вчерашнюю договоренность о "специальной оплате" следует считать вынужденной мерой, не доставляющей лично Сиятельному никакого удовольствия, поскольку для получения удовольствия у него уже имеется отдельный кандидат. Такой удар по самолюбию вызвал вполне предсказуемую реакцию, приведя Седьмого в состояние сдержанной ярости, предвещающей скорую бурю.
Впрочем, маска спокойствия и доброжелательности пока держалась крепко, и он сумел не выказать обуревавшей его злости и гостеприимно улыбнуться Первому, когда приблизился. И даже, поймав краешек речи жены, ввернуть показавшуюся ему уместной "шахматную" шутку.
- В шахматах это называется "оппозиция", дорогая, -  поднеся запястье жены к губам, Аль’Корат, вслед за этим, мягко подхватил ее под руку, - Добро пожаловать, Сиятельный. Мы рады приветствовать вас у себя в такой вечер.
Его взгляд, скользнув по фигуре союзника, остановился на его спутнике, явственно выражая вежливое недоумение, так как на фоне собравшегося общества. военный смотрелся как утка на лебедином пруду.

+1

87

Разрешение, в котором леди не сомневалась, было получено, и Аль’Тэлия, грациозно уселась в невысокое уютное кресло, не забыв при этом приветливо улыбнуться воспитаннице Сиятельного. При ближайшем рассмотрении девушка смущала и настораживала какой-то странной отрешенностью и пустотой взгляда. Правда, последнее неожиданно сменилось некоторым интересом, так что Аль’Тэлия посчитала, что девушка попросту смущена. Еще бы, в первый раз в таком обществе и таком сопровождении… Сиятельная леди испытала бы даже нечто вроде сочувствия, если бы не сидела занозой тревога, вызванная именем девушки. Слишком уж необычной была ситуация, как ни крути.
- В последние дни в Ильменрате тихо, - Аль’Тэлия, не теряя небрежной грации в движениях, отмахнулась от клубов дыма, текущих из гибкой трубки кальяна, - все умы заняты подготовкой к празднованию дня учреждения Совета, которое состоится через два дня, и… - леди приятно улыбнулась. – Нам всем радостно сознавать, что, на этот раз, вы присоединитесь к нам в праздновании. Много говорят так же о покушении на Сиятельного Первого, право, счастье, что убийца оказался так неловок и не достиг цели… - гораздо больше, по правде сказать, обсуждался вопрос, чем занимались Седьмой и Первый, ночуя под одной крышей, но озвучивать это было, разумеется, верхом неприличия. – А сегодня у всех на устах дочь Сиятельного Седьмого и личный демон Сиятельного Пятого. – уголки губы Сиятельной леди дрогнули в улыбке. – право, только Сиятельному Пятому могло прийти в голову прийти на такой вечер в обществе сотрудника-демона, пусть даже и Отрекшегося. Редкий эпатаж, не так ли?
Дама обмахнулась веером, переводя дыхание от всей этой болтовни, казавшейся ей пустопорожней и скучной данью моде. Сама она предпочла бы поговорить о чем-то более практичном, или хотя бы приятном, но, взявшись за роль одного из Девяти, приходилось соответствовать. В этом смысле Аль’Тэлия даже местами завидовала Эль’Сиане, которой эта роль, кажется, давалась без особого напряжения. Правда муж ей тоже достался так себе, но, по крайней мере, не досаждал (если Аль’Тэлия правильно улавливала принцип раздельного проживания хозяев вечера) постоянными попреками, давлением и уничижительными репликами в адрес женского ума. Хотя, там еще могли быть подводные камни, конечно, но в целом Аль’Тэлия не отказалась бы от такого счастья – видеть мужа пару раз в месяц на светском приеме.
Легкий шум, возникший за спиной, заставил леди полуобернуться. Вид очередного почетного гостя заставил ее чуть удивленно выгнуть бровь, но этим ее внимание и ограничилось. Как ни интересовал ее глава первого департамента (прежде всего, как куратор академии, где учился сын Аль’Тэлии), но Девятый и его спутница ее интересовали больше.
- Я вижу, Сиятельный Первый тоже решил почтить нас сегодня своим присутствием. Воистину, леди Эль’Сиана может гордиться таким количеством высоких особ на ее музыкальном вечере. А вы, Сиятельный, не собираетесь сегодня петь? Полагаю, многие желали бы послушать вас…
[NIC]Аль'Тэлия[/NIC]
[STA]Леди с двумя именами[/STA]
[AVA]http://savepic.org/5835605.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: Изумрудно-зеленое шелковое платье по последней моде, с тончайшей серебристой вышивкой. Пояс из серебристой ткани, вышитый контурами цветов и листьев. Пепельные волосы убраны наверх в высокую прическу, украшенную живыми цветами. На руках шелковые серебристые перчатки, в руке веер из перьев. На плечи наброшен широкий шелковый палантин на пару тонов светлее платья. Украшения из серебра с зелеными аметистами и оливинами.[/SGN]

0

88

Аль’Корат поспешил приветствовать только что прибывшего Первого. Престол лишь кивнул ему вслед. Все что он хотел сказать, он сказал. И хотя его тревога относительно желания Седьмого приблизить к себе Эль’Элета не утихла до конца, блондин здесь уже не чем помочь был не способен. Его слова и уверенность могли заглушить беспокойство заместителя, но не избавить от него.
Ладно, посмотрим, что из тебя выросло, мой предупредительный до отвращения Архонт… и упаси тебя Свет не устроить меня хоть выражением глаз…
- Светлейший Престол…
От звуков этого голоса Арис-эт-Фаила передернуло. В светском обществе Ильменрата было несколько персонажей, кто удостоился самого искреннего призрения со стороны брюнета. И некоторые из них, несомненно, были сегодня среди приглашенных. Как и тот из них, призрение к которому давно уже переросло в отвращение.
- Светлейший Аст-эр-Гарель, - произнес Престол, оборачиваясь к подошедшему и приветствуя его поклоном, как того требовал этикет. – Дядя, какая встреча. Рад видеть, что вы в добром здравии. – не смотря на учтивую улыбку, взгляд Фаила был холоден.
- Мой дорогой племянник, - в точности копируя интонации брюнета, произнес Гарель. – Я так же рад, что и ты… здоров.
Их взаимную неприязнь было сложно скрыть. Она сквозила в каждом жесте, читалась во взгляде. И то, что оба мужчины несли в себе черты, роднящие их с одной женщиной, лишь усиливало неприязнь. Аст-эр-Гарель был старшим братом матери Фаила и, так же как и его сестра был обладателем иссиня-черных волос. Но черты его лица были более грубы, глаза, хоть и обладали той же светлой синевой, не имели той изысканной выразительности, что очаровывала поклонников Эль’Ролины и была унаследована ее сыном. Крылья более темные, чем у сестры и племянника, цветом напоминали грязный снег ранней весны, когда еще не сошедшая белизна смешивается с грязью. Что вполне, по мнению Престола, отражало суть его родственника.
- Признаться, думал, что ты не появишься, - продолжал мужчина, глядя на племянника своими «неживыми» глазами.
- От чего же, Светлейший? – на лице Фаила отразилось наигранное изумление. - В отличие от вас, я состою на службе и не мог позволить себе развлекаться, не завершив дела.
- Да-да, конечно, - понимающе кивнул мал’ах – Значит, меня не верно информировали…
Фаил, в пол уха слушая слова родственника, наблюдал за тем, что происходит в зале. Его взгляд ненадолго задержался на группе Седьмой-Эль’Сиана-Первый-телохранитель. Аль’Корат явно был чем-то обеспокоен. Со стороны это можно было не заметить. Но Престол чувствовал ту нервозность, что исходила от начальника, так словно он стоял рядом с ним. Что тебя так беспокоит, душа моя?.. Хотя в присутствии этой змеюки ты всегда нервозен… но сегодня не так… совсем не так…
- О чем вы, Светлейший?
То, что Гареля кто-то информирует о жизни высокопоставленного племянника, для Фаила не было новостью. Он периодически отлавливал шпионов в числе прислуги. Некоторые, к слову, приходили сами, как видно рассчитывая, что племянник окажется щедрее дяди. Но откровенно намекать на подобное было верхом наглости.
Заметив проскользнувшее во взгляде Фаила удивление, Аст-эр-Гарель самодовольно улыбнулся, как видно посчитав, что сумел-таки подловить постоянно ускользающего из его лап родственника.
- О ничего особенно, но до меня дошли слухи, что ты болен... – на лице мал’ах отразилось беспокойство. Плохо сыгранное, к слову – Да, - кивнул он, словно бы это могло придать больший вес его словам. – Я беспокоился и…
- Не стоило, Светлейший, - перебил его Фаил, отлично понимая, что может последовать за всеми этими словами. О делах дяди он был осведомлен не чуть не хуже, чем о своих собственных и безошибочно мог определить, когда родственник заявится к нему, стараясь выбить очередную милость для себя. При этом Гарель обладал завидным упрямством и, получая раз за разом отказ, не оставлял попыток. - Я не стою ваших забот, поверьте. Как можете видеть, я вполне здоров… А теперь, прошу меня простить, Светлейший, но я еще не успел поздравить с назначением Сиятельного Девятого.
И не дожидаясь ответа, развернулся, чтобы уйти. Но не успел Фаил и шага сделать, как почувствовал, что пальцы дяди схватили его за локоть, удерживая на месте. Остановившись, он слегка повернул голову в сторону родственника.
- Строптивый мальчишка, как ты смеешь перебивать меня и поворачиваться спиной, - зашипел Гарель в самое ухо Престола. – Весь в свою мать… такой же…
Слушать какой была его мать, по мнению ее брата, Арис-эт-Фаил не стал. Высвободив руку, он вновь взглянул на дядю. Лицо его потемнело. Глаза, цвета жидкой бирюзы, полыхнули серебряными искрами. По всей видимости, его вид был весьма угрожающим, так как Аст-эр-Гарель отступил на шаг.
- Ошибаетесь, Светлейший, в этом я весь в моего отца, - с холодным спокойствием произнес Фаил и, дав понять, что разговор исчерпан, развернулся на каблуках, направляясь в сторону диванчика, где расположился Девятый и его воспитанница. Если бы не перспектива получить на его место отца, уже давно бы свернул ему шею… Стремительная походка могла выдать раздражение, охватившее его, но сейчас было куда важнее удалиться как можно дальше, пока дядя находился под впечатлением от его последних слов.

0

89

Упоминание о празднике, который должен был состояться через два дня, заставило Шеен-а-Серафа поморщиться. Присутствовать на нем он, понятное дело, не испытывал никакого желания, но это была еще одна вещь, по поводу которой никто не собирался спрашивать его мнения. Должен, и точка. Что не добавляло, понятное дело, желания принимать ситуацию и получать от нее удовольствие. Покушение на Аль’Зарэля он тоже не имел никакого желания обсуждать, так как эта тема опротивела ему еще в зале заседаний.  Поэтому он ухватился за нейтральную тему, которой являлся Сиятельный Пятый со своим демоном (которого, кстати, Сераф до этой минуты и не видел в гостиной, так как тот, очевидно, был просто незаметен за огромным количеством пернатых крыльев). В принципе, юная Аль’Кейра тоже могла бы послужить нейтральной темой, но Шеен-а-Серафу банально не хотелось говорить о Сиятельном Седьмом, имя которого неизбежно всплыло бы во время разговора о его дочери.
- Сиятельный Пятый – великий ученый, - с видом абсолютной серьезности заметил он, - и ему можно простить некоторые слабости, хотя бы во имя той великой пользы, которую он приносит науке Светлых земель. Гении все со странностями… - голос Серафа еле заметно дрогнул.
Надо сказать, его мнение по этому поводу кардинально отличалось от высказанного. В талант Пятого к магии он верил, но вот в талант к науке – ни на йоту. Да и в преданность ей, кстати, не очень. Как можно верить в преданность к науке того, кто променял ее на необходимость возиться с бумажками в своем кабинете и заниматься административной работой? К тому же, Сераф, неоднократно работавший вместе с Пятым во время некоторых экспериментов, не раз замечал в нем небрежность к мелочам и довольно посредственные способности к глубокому научному анализу, которые, как известно складываются из редкой и сбалансированной смеси рационального мышления и способности допускать недопустимое. Да и математик из Пятого был так себе, а, как известно, математика – основа всякой точной науки. Так что, единственным достоинством Тин-эт-Ирэйса было то, что он давал возможность истинным ученым совершать открытия во имя науки, и поддерживал департамент в работоспособном состоянии. За что его, конечно, следовало уважать и ценить, как и всякого хорошего управленца. Которых на весь Совет Единого можно было наскрести хорошо, если трех-четырех (себя к ним Сераф, разумеется, не относил).
– А демон, который постиг величие Света настолько, что принял Его власть и мощь, вне всяких сомнений, имеет право на повышенное внимание, в том числе от мал’ах. Тем более, как я слышал, его талант к магии Света превышает все ожидания, и, в скором времени, можно ожидать достижения ранга архимага…
Обратив внимание на легкий шум, Сераф, к легкому своему удивлению, узрел Первого, который, согласно его расчетам, сейчас должен был крутиться волчком, в преддверье завтрашней поездки. Но, очевидно, и его количество дел укатало, в некотором роде, и он решил отдохнуть. За его спиной виднелся сегодняшний подследственный, приведенный в порядок, но по-прежнему не выглядящий ни в какой мере аристократом.
- Если хозяйка дома пожелает насладиться моим скромным талантом к пению, мне останется только покориться, - Сераф улыбнулся, затягиваясь дымом, и склонился к Лорелу. – Обрати внимание, твой сегодняшний знакомец тоже здесь. Я счел его вину не столь великой для сурового наказания, но достаточной для того, чтобы он уделил некоторое время для обучения искусству сдержанности. Полагаю, под руководством Сиятельного Первого, его поведение изменится в лучшую сторону.
Голос его звучал абсолютно спокойно и серьезно, но очень внимательный слушатель мог бы заметить в нем тень иронии. Беспредметной, впрочем, хотя сейчас, задним числом, Серафу было действительно любопытно, зачем Первый взял на себя эту обузу.

0

90

После чрезвычайно вежливых и столь же высокопарный приветствий, группа высокопоставленных господ организовано разошлась по своим местам, и Пятый остался  в некотором затруднении. С одной стороны, Седьмой обещал ему партию в шахматы, о которой нужно бы напомнить, с другой – важно было узнать, что за девицу с собой притащил Шеен-а-Сераф, с третьей – побеседовать с одним своим тайным союзником. Все три дела были, без сомнения, важными, и за какое взяться в первую очередь, Пятый несколько затруднился, а потому, сделал вид, что старательно изучает магический светильник, который, для пущей достоверности цапнул со стола. Его остановившийся, даже, пожалуй, остекленевший взгляд, был направлен одновременно на предмет и сквозь него. То есть, на всех окружающих, вылавливая привычно выражения лиц, колыхание крыльев и нарушенную плавность движений, говорящую о скрываемом волнении. Чаще всего, его невидящий взгляд обращался на Седьмого и его сотрудника, стоящих у окна, и, судя по всему, беседующих вполне чинно о неких рабочих вопросах. Тин-эт-Ирэйс дорого бы дал, чтобы узнать, о каких именно.
Пару раз его взгляд скользнул так же по фигуре древнейшего, эпатирующего всех своим кальяном, но надолго не задерживался. Судя по всему, новоявленный Девятый прочно расположился на диване и никуда двигаться не собирался. Девушка рядом с ним, надо сказать, выглядела не слишком-то непринужденно, и, по-видимому, волновалась. Впрочем, ничего удивительного в этом не было, так как в первый раз в светском обществе волновались все. Присоединившаяся к древнейшему и его спутнице леди никаких добрых чувств у пятого не вызывала, но  и особой тревоги не доставила. Ни она, ни предполагаемая тема светской беседы, какой бы она ни была. Сколько было известно Тин-эт-Ирэйсу, леди Аль’Тэлия, несмотря свое вопиюще-неженственное поведение, в политику не лезла и своему мужа не поддерживала ни словом, ни деньгами. А значит, пока не мешала.
Постояв так, ушедшей глубоко в свои мысли статуей, и ответив невпопад нескольким, возжелавшим внимания, Пятый, наконец, определился с целью. Помог ему в этом, как ни странно, появившийся Первый, которого Аль’Корат направился приветствовать, оставив заместителя в одиночестве. Кстати, само появление рыжеволосого змея было не самым приятным сюрпризом, но, с другой стороны, им можно было воспользоваться в своих целях. Например, подсунуть неофициально сфальсифицированный доклад о происшествии на границе, чтобы потом, когда придет время, с чистой совестью развести руками и заявить, что он-де предупреждал Сиятельного. А если тот не послушал разумного совета, подкрепленного докладом, то кто ему виноват?
Скользнув взглядом по Девятому и убедившись, что тот никуда деваться не собирается, Тин-эт-Ирэйс выждав момент, шагнул наперерез куда-то идущему Арис-эт-Фаилу, и, едва не столкнувшись с ним, недоуменно уставился, словно пытаясь вспомнить, с кем стоит нос к носу.
- Сиятельный?… - с полминуты погипнотизировав взглядом Престола, он, сделав вид, что вспомнил, просиял. – Ах, Светлейший Престол, какая удача, что я вас встретил! – всем своим видом давая понять, что ему, в общем-то, категорически все равно, кому выливать на голову свои дикие идеи. – Вы ведь служили в армии, не так ли? Думаю, вы оцените наш новый проект…
Бесцеремонно, как дозволялось только ему, он сцапал Престола за рукав и оттащил в сторонку, не сомневаясь, что отказать в беседе одному из Девяти, он не посмеет.
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

0

91

Престол так спешил отделаться от назойливого родственника, что не заметил, как едва не налетел на кого-то в толпе гостей. Подняв глаза на вставшего на его пути, он едва сдержал обреченный стон. Из огня да в полымя… И чего я в сослался на занятость и не остался в департаменте?.. Тем более что дел действительно много. Оказаться так сказать нос к носу с Сиятельным Пятым в планы Арис-эт-Фаила не входило. Напротив, он собирался, по возможности, допустимой приличием, избегать подобного столкновения, но старушка фортуна явственно давала понять, что за что-то безмерно обижена на пепельногокрылого брюнета и повернулась к нему не самым выгодным местом. Что-то часто за эти два дня...
- Сиятельный Тин-эт-Ирэйс, - вежливая улыбка тронула губы Престола, скрывая за собой все, что должно было скрыть в подобной ситуации. – К услугам вашим…
Договорить подобающее в таких случаях приветствие Фаилу не дали. Слишком уж бурная, на взгляд мал’ах, реакция Пятого на их столкновение, И конечно же, совершенно случайное… не предвещала ничего хорошего.  Когда же ученый заикнулся о новом проекте своего департамента, каким-то боком относящегося к армии, и потащил его в сторону от посторонних ушей и, вероятно, глаз, оставалось признать, что отделаться парой вежливых фраз не удастся. Машинально найдя взглядом Седьмого, дабы убедиться, что он полностью занят новоприбывшим Первым и не заметил с кем предстоит общаться его заместителю, Фаил проклял подковерные игры своего начальника, от которых количество Сиятельных в доме его жены зашкаливало.
Думать, что Пятый и Первый заявились сюда дыбы скоротать вечерок и осчастливить своим присутствием хозяйку дома и ее дочь, было бы верхом глупости. И то, что он сейчас оказался в цепких руках Тин-эт-Ирэйса, тоже было все цело виной Аль’Кората. Не в первый раз, кстати…
- Я польщен честью, что вы мне оказали, - учтиво произнес Фаил, понимая, что иного выхода у него все равно нет.

0

92

Молодой мал’ах в чине Ангела и в форме курьерской службы, с нашивкой первого департамента, вышел из портала, открывшегося у подножия лестницы, и с опаской посмотрел на горящий огнями дом. Беспокоить Сиятельного во время светского приема крайне не рекомендовалось, но исключения из этого правила бывали, разумеется. Вот как, например, послание, пришедшее с дипломатической почтой из темной долины. Что в нем содержалось, курьеру, само собой, знать было не положено, но заместитель достаточно настращал его, предупредив, что послание должно быть отдано лично в руки Сиятельному.
Поднявшись по ступенькам, он прошел через арку, ведущую к двери, и был там встречен одним из слуг. Быстро и четко, по военному, изложив свое дело, он получил разрешение войти в дом. В приемной его встретил уже другой слуга. Уяснив суть дела, он попросил подождать, и вскоре вернулся с управляющим, который, слегка поклонившись, как и положено человеку, имеющему честь беседовать с мал’ах, пригласил курьера следовать за собой.
В сверкающей огнями гостиной, глаза разбегались от количества крыльев, шуршащих нарядов и драгоценностей, но фигуру своего непосредственного начальства курьер определил немедленно, так как тот еще не успел отойти от дверей, и как раз приветствовал хозяев.
Управляющий, почтительно дождавшись окончания всех приветствий, поклонился хозяйке, и, испросив ее дозволения, обратился к важному гостю.
- Сиятельный, к вам срочный курьер из первого департамента.
Подойдя ближе, Ангел четко поклонился и подал начальнику запечатанный пакет
- Срочная дипломатическая почта из Темной долины, Сиятельный. – после чего отступил на шаг и принялся ждать, не будет ли у начальства распоряжений, которые он должен доставить в департамент.
[STA]Курьер[/STA]
[AVA]http://savepic.org/5995607.jpg[/AVA]

Отредактировано Архивариус (2014-09-04 22:45:02)

0

93

- Я очень надеюсь, драгоценный мой супруг, что противостояние мы оставим шахматам,  проговорила на распев леди, обращаясь к подошедшему Аль’Корату.Надеюсь, Сиятельный Аль’Зарель согласится со мной, не правда ли, Сиятельный? На шахматной доске оно куда  уместней, чем в гостиных. Дама  одарила  мужчин легкой дежурной улыбкой, переводя взгляд с одного на другого, ревниво подмечая новые детали в поведении Аль’Кората.  Если бы она не прожила с ним бок о бок почти восемьсот  лет  до разъезда, она бы, наверное, ничего не заметила, но  глаз уязвленной женщины не обманешь, сколь бы не было сильным самообладание. Мелочи выдают внутреннее напряжение, пустяки, не стоящие внимания на первый взгляд, скажут намного больше, именно потому,  что тщательно скрыты. К примеру,  вот как сейчас. Аль’Корат излучал некую смесь эмоций, видных лишь глазу леди. И Сиятельному Первому, с неудовольствием отметила она про себя.
Не успели они с супругом обменяться с высоким гостем и парой фраз, как их отвлек появившийся курьер с сообщением о диппочте из Темной долины.
- О, конечно, Сиятельный, дела  прежде всего.Легкий взмах веера и маленькая улыбка сопровождали ее слова, в конце концов, разве не является высоким  предназначением  членов Совета круглосуточное бдение ради блага Светлых земель? Не так ли, возлюбленный супруг мой?  Горим на работе, не иначе, особенно в Вашем случае.Она не могла не уколоть Сиятельного мужа, ибо привычка, как говорится, вторая натура. Кабинет Сиятельного Седьмого стал в Ильменрате городской легендой, а то, каким образом он в нем работал – темой для довольно дурных шуток.   Если угодно, можете занять мой кабинет, там Вас никто не потревожит, Сиятельный Аль’Зарель.  Аллен проводит Вас.Она покосилась на мужа. Его спокойствие  наводило на мысль о грядущей буре. Леди легко поклонилась Сиятельным Первому и Седьмому, и направилась к группе господ с Сиятельным Девятым во главе.  Она   сочла за благо оставить Первого и Седьмого  на съедение друг другу в этот вечер,  а самой понаблюдать. Было демонски любопытно, подтвердятся ее предположения или нет.

Интересно, что это за девушку привел с собой Сиятельный? Без сомнений, она сегодня – одна из основных тем для разговоров. Если Сиятельный пожелал представить ее высшему обществу, тогда что это может означать? Неужели он наконец-то снял свой траур? Леди пробиралась через толпу гостей, обмениваясь с присутствующими комплиментами и остротами, вовремя вставляя по паре слов в разговоры. Она направлялась к месту, где расположился Сиятельный Девятый, ибо горела нетерпением поближе рассмотреть его спутницу и, если повезет, украсть ее у ее покровителя и как следует расспросить обо всем интересующем. В конце концов, юная девушка, как обратила внимание дама, была какая-то замкнутая, стеснительная, и это в глазах Эль’Сианы было неоценимой удачей. Не каждый день дарит подобные подарки, и упускать такой случай она не собиралась.
- Господа и леди, позвольте мне присоединиться к вашему блестящему обществу. Качнулись крылья, украшения блеснули в свете ярких светильников, Эль’Сиана раскрыла веер и обмахнулась им несколько раз, уделяя особое внимание воспитаннице Сиятельного.Смею надеяться, Вам удобно? Обратилась она непосредственно к девушке. Прошу Вас, не стесняйтесь. Могу я предложить Вам бокал вина? Она поманила к себе лакея, разносящего белое игристое Серейнское. Небольшой глоточек белого игристого, я думаю,  не повредит, Вы так бледны.   Кроме того, она успела услышать слова Шеен-а-Серафа о пении, и мысленно похвалила себя за расторопность, так вовремя  успев подойти к маленькой группе, расположившейся вокруг кальяна. Остальных, надо полагать, распугивал табачный дым.
- О, Сиятельный Шеен-а-Сераф, - леди с воодушевлением смотрела на Сиятельного лорда, твердо решив не упускать и эту редкую возможность, - разрешите мне присоединиться к просьбе Сиятельной Аль’Тэлии. Ваш талант заслуживает самого пристального внимания,  и я прошу Вас порадовать нас, исполнив что-нибудь на свой вкус.

Отредактировано Эль’Сиана (2014-09-10 10:56:41)

0

94

Церемония приветствия Сиятельного Змея, к тайному удовольствию Аль’Кората, не затянулась. Не то, чтобы он был против побеседовать с Первым (а, точнее, полюбоваться на него украдкой), просто именно сейчас, когда разум Седьмого кипел от самых неприятных предположений относительно личности мал’ах, сопровождавшего Аль’Зарэля, и еще более неприятных, относительно того, каким именно образом Первый намерен унизить союзника, пребывание в его обществе было чревато для Аль’Кората срывом. Что, разумеется, было совершенно неуместно в такой обстановке. Да и вообще, в принципе неуместно, так как менее всего Аль’Корат хотел дать понять главе дипломатов, какие эмоции тот в нем вызывает.
Отступив на шаг от гостя, Аль’Корат вежливо проследил за переданным письмом, гадая, сообщит ему Первый, что именно там содержалось, или нет. В любом случае, мешать главе дипломатов изучать срочное послание, было бы верхом невежливости, и он, вслед за женой, слегка поклонившись, с самым любезным видом, поддержал ее.
- Надеюсь, что важные дела не лишат нас сегодня вашего приятного общества надолго, Сиятельный. И что вы присоединитесь к обществу в самое ближайшее время.
На едкую подколку жены он внешне не отреагировал, хотя зарубку мысленно сделал, намереваясь поинтересоваться, что это на нее нашло. После заключенного менее четверти часа назад мирного соглашения, подобные инсинуации должны были иметь вескую причину, которой Аль’Корат не находил. Вел он себя согласно договоренности, честно изображая супружескую любовь, а в лицемерии преуспел в достаточной мере, чтобы терзающие его мысли не были слишком заметны. Словом, нужно было прояснить этот вопрос, но, понятное дело, не сейчас.
Проследив взглядом за женой, направившейся к группе, собравшейся возле Девятого, он окинул взглядом гостиную, прикидывая, кому из гостей уделить внимание, и тут же напрягся, увидев Фаила в обществе Пятого. Причем, судя по лицу Престола, внимание Сиятельного тому не доставляло ни малейшей радости. Обостренная нервозность Седьмого мгновенно придала его мыслям, до этого полностью занятым пока еще только воображаемым унижением, которое ему готовил Первый, новый виток. Разумеется, окрашенный параноидальными настроениями, редко проявляющимися в полной мере, но, когда проявлявшимися, без посторонней помощи творившими вокруг Аль’Кората совершенно враждебный мир, от которого нужно было защищаться всеми силами. Вот и сейчас, совершенно невинная на первый взгляд картина разговора Пятого и Фаила, мгновенно превратилась в его воображении в нечто угрожающее и требующее немедленного вмешательства. Сделав заметку поинтересоваться потом у Фаила, что именно хотел от него Тин-эт-Ирэйс, Аль’Корат поспешил освобождать своего заместителя из цепких когтей Пятого.
Раскланиваясь по пути с гостями, он, буквально за пару минут добрался до Арис-эт-Фаила и его собеседника, и, очаровательно улыбнувшись, слегка поклонился.
- Сиятельный, я обещал вам сегодня шахматную партию, кажется. Я в вашем распоряжении, если вам угодно уделить мне некоторое время.

0

95

Собственно, Сераф и не собирался долго ломаться. Не только потому, что любил петь, - отнюдь. Просто сейчас, в этом доме, где он уже задыхался от толпы, восторженных взглядом и светской учтивости, пожалуй, только пение могло дать ему возможность хоть как-то выплеснуть свой протест. Оставалось правильно выбрать песню… но их он знал много, и не только своих.
- С моей стороны было бы неучтиво отказать, когда просят сразу две прекрасные дамы.
Он слегка поклонился и отложил трубку кальяна. Незаметно держащийся в тени одной из портьер слуга немедленно подал древнейшему лютню. Сообразительность человека удостоилась короткой рассеянной, но вполне одобрительной улыбки, впрочем, быстро угаснувшей. Пробежавшись пальцами по струнам, Сераф внимательно прислушался к их звучанию и опытно подтянул парочку, звук которых нашел не слишком чистым. Краем глаза поймал движение, и, подняв взгляд, еле заметно усмехнулся, увидев, что количество слушателей увеличилось. Встретившись взглядом с одним из них, он снова усмехнулся, на этот раз с легкой иронией. Увы, они с Аль'Рэйнанном не слишком любили друг друга. Шеен-а-Сераф отдавал должное его таланту, но находит отвратительным характер, а знаменитый поэт, как не без основания подозревал древнейший, слегка завидовал Серафу, имеющему то, что служащему третьего департамента не светило не при каком раскладе: свободу. Пусть она и была относительной.

Hад обугленным рвом
Между ночью и днем
Переброшены сходни.
Если б я был пророк,
Я сказал бы вам:
Будьте свободны.

Хуже адовых врат
Называть свои цепи наградой -
В этом страх виноват,
Hо не стоит бояться, не надо.

Песня была незатейливой, но в ее мелодию стоило погрузиться хотя бы потому, что она полностью отвечала настроению Серафа. Разумеется, сказать всем окружающим ему хотелось значительно больше, чем было слов в песне, но пока такой возможности не было. И трудно было сказать, когда она появится.

Этот мир состоит из
любви между небом и твердью.
Этот мир состоит из
любви между жизнью и смертью.

Пей вино ветров
В мареве лугов
И слушай сердца зов,
пока еще не поздно.

-----------------------------------------------------------------
Лора Бочарова "Манифест"
Текст песни

0

96

Судя по поведению Арис-эт-Фаила, никакого удовольствия от чести послушать болтовню ученого тот не испытывал. Нет, выражение лица, голос, манеры, - все было исполнено учтивости и почтительности, к которой невозможно было придраться при всем желании,  но Пятый уже давно научился различать оттенки поведения окружающих. И те оттенки, которыми было окрашено поведение Престола, ему не понравились. Он и без того не испытывал к заместителю Седьмого никакого доверия, а еле заметное недовольство его только подогревало. Вопросов хотелось задать массу, но самыми важными из них были, без сомнения, о том, что случилось вчера с Первым возле дома Седьмого в подробностях, и насколько правильно он повел сегодня разговор с самим Аль’Коратом. Второй волновал в особенности: несмотря на то, что Седьмой, вроде бы, попался на крючок, оставались еще некоторые сомнения, которые хотелось бы развеять.
Оставалось спросить об этом под видом научной беседы, и Тин-эт-Ирэйс уже прикидывал, в каком углу гостиной заняться выпытыванием, благо, им вряд ли кто-то помешал бы, так как, даже находящиеся поблизости, благоразумно удалились, услышав про научные открытия. Но, видимо, Свет бы сегодня не на его стороне. Или просто Седьмой, в силу либо врожденной пакостности характера, либо глупости (Пятому очень хотелось верить в  последнее, но он остерегался), решил побыстрее продолжить приятное общение с перспективой на постель, но хозяин дома нарисовался рядом с ними так быстро, что Пятый не успел даже слова сказать. Покосившись на Первого (как это он отпустил Аль’Кората без порции привычных шпилек?), Тин-эт-Ирэйс едва не выругался. Да уж, курьер со срочным сообщением был сейчас на редкость не вовремя, заставив выкручиваться и выдумывать предлоги для того, чтобы каким-то образом продолжить разговор.
- Ох, конечно-конечно, Сиятельный! Рад, что вы все же нашли время для нашей партии… господин Престол, окажите нам честь посидите с нами, я все же хотел бы рассказать вам о новом открытии… думаю, Сиятельный, вы тоже оцените… вы как никто поймете…
Польстив, на всякий случай, Тин-эт-Ирэйс немедленно проследовал на указанный столик, и со всеми удобствами разместился за ним. Желание держать Престола поблизости было скорее инстинктивным, Пятый просто не хотел, чтобы тот шатался по гостиной и выполнял приказания Седьмого (в том, что какие-то распоряжения Аль’Корат своему заместителю отдал, Тин-эт-Ирэйс не сомневался).
Оглянувшись заинтересованно на звуки музыки, он послушал несколько строк песни, и, снова обернувшись к стол, восторженно заметил:
- Древнейший превосходно поет, одно удовольствие его послушать, правда?Песня только странная. Интересно, зачем он ее выбрал? Взяв со столика одну из фигур, он привычно-рассеянно повертел ее в руках. – Прекрасная работа, Сиятельный. Вот только Сегодня я рассказывал вашей супруге о превосходном наборе из хрусталя и мориона, который вы делали для моего Сиятельного предшественника. Вы помните его?
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

0

97

В том, что предстоящий разговор будет не столько, а вернее совсем не о новом открытие, (которого, возможно, что и не было вовсе) Арис-эт-Фаил был более чем уверен. Вероятно, Пятому не терпелось расспросить его о случившемся в доме Аль’Кората прошлой ночью.  Престол даже удивился, что Сиятельный не связался с ним несколько раньше, требую отчета. Но уж теперь явно не упустит случая и вытрясет всю душу, дабы узнать малейшие подробности. Фаил усмехнулся, вспомнив, что всего несколько минут назад, пытался проделать тоже же самое со своим начальником.
И кстати… Седьмой материализовался подле своего заместителя столь внезапно, что будь нервы Фаила в чуть более плачевном состоянии, он непременно вздрогнул бы, услышав голос начальства у себя над ухом. Но в этот раз нервы не подвели своего обладателя, и Престол лишь почтительно кивнул Сиятельному, краем глаза стараясь увидеть, кто это посмел отвлечь Первого от в ссаживания в Аль’Кората положенной ему порции булавок. Заметив покидающего зал курьера, брюнет улыбнулся краешком губ. Эти услужливые пташки всегда появлялись столь «вовремя», что просто диву даешься. Впрочем, сегодня Фаилу не на что было жаловаться. Ведь срочное донесение Первому, спасло его от утомительного и, что куда более важно, опасного разговора с одним из Сиятельных. Не без удовольствия заметив промелькнувшее выражение досады на лице Тин-эт-Ирэйса, Престол  уже смел надеяться на то, что ему позволят уйти, справедливо пологая, что не один из Сиятельных господ не пожелает, чтобы он грел свои уши при их разговоре. Но не тут-то было.
Услышав озвученное Пятым предложение (если это можно было так назвать) «посидеть с ними» Престол ушам своим не поверил. Пожелай это Седьмой, он бы еще понял (хотя и тогда бы удивился, беря в расчет повышенную, в последнее время, скрытность начальника), но что бы Пятый… Не собирается же он в самом деле вести «допрос» при Аль’Корате? С каким бы старанием Тин-эт-Ирэйс не изображал из себя чудака, брюнет был четко уверен, что «чудак» и «дурак» не одно и тоже. А дураком Сиятельный Пятый уж точно не был. Не нравиться мне все это… и Кор… неужели ему больше в такой вечер заняться нечем, как только в шахматы играть? Но, как и в первый раз, выбора у него, по сути, не было. Таким птицам не отказывают.
- Почту за честь, Сиятельный Пятый, - со всей возможной учтивостью поклонился Арис-эт-Фаил, бросив беглый взгляд на Аль’Кората. – Если Сиятельный Седьмой не будет против.
Престол выпрямился, ожидая слов начальства. Теперь вся эта ситуация была ему даже интересна. Отошлет ли его блондин или пойдет навстречу желанию Сиятельного собрата и позволит заместителю остаться? В небесной синеве глаз Фаила вспыхнули серебряные искры любопытства.

0

98

Странное требование Пятого, чтобы Фаил составил им компанию, не могло не насторожить Аль'Кората. Хотя бы потому, что, если он правильно помнил, за шахматами предполагался научный разговор, и здесь ждать от Престола мало-мальски здравых суждений было все равно, что ждать от инкуба целомудрия. Как ни был Аль'Корат глубоко привязан к своему заместителю, он все же отдавал себе отчет в том, что научные вопросы были для него темным лесом. Впрочем, его привязанности это не умаляло – у Фаила было множество других достоинств, и основное из них – преданность.
Словом, как ни крути, а Пятый явно что-то задумал, и Аль'Корат очень хотел бы знать, что именно. А шанс догадаться был пока только один – идти некоторое время на поводу.
- Разумеется, я не возражаю, Светлейший Престол, - он ответил улыбкой на предложение Тин-эт-Ирэйса и последовал вместе с ним к шахматной доске.
Усевшись в резное выложенное подушками кресло с низкой спинкой, Аль'Корат, совершенно спокойно и не меняя выражения лица, словно бы машинально, постучал двумя пальцами по краю стола. Это был старый, разработанный не одну сотню лет назад код разведчиков, и означал он: опусти щиты и читай мои мысли. Такой невинный способ общаться незаметно, когда один из пары разведчиков сильный менталист. Ничего сложного – азы телепатии, главное, прикрыть щитами все лишнее, чтобы  мага ничто не отвлекало от разговора. Для Аль'Кората, впрочем, щиты, закрывавшие долговременную память, были не только способом облегчить Фаилу работу, но и средством защиты, сейчас особенно актуальным. Он пока не был заинтересован в том, чтобы появившиеся у него от Престола тайны стали тому известны. В конце концов, это были не только его тайны.
Мельком взглянув на Первого, Аль'Корат с трудом удержался от того, чтобы нахмуриться. Связавший их договор был первым и пока единственным их общим секретом, и наличие этой общей тайны одновременно радовало и раздражало, так как Аль'Корат не имел возможности сейчас узнать, какого, собственно, происходит.
Взгляд и мысль, впрочем, были действительно мимолетными, и почти немедленно АльКорат вернулся к насущным делам. К Пятому, то бишь.
- Да, я помню этот набор, разумеется, - Седьмой чуть улыбнулся, - весьма жаль, что тот пожар уничтожил так много красивых вещей и важных бумаг…
Тон Аль'Кората был абсолютно естественным, даже при том, что уж он-то знал – пожар уничтожил вполовину меньше, чем было официально известно. Вторая половина хранилась в тайнике у Седьмого, и об этом тайнике не знал даже Фаил.
Потянувшись к фигурам, Аль'Корат сдвинул с места белую пешку, оценив мимолетно иронию ситуации: Пятый, то ли намеренно, то ли случайно, сел играть за черных.
Фаил, наблюдай за ним и поддакивай, когда начнет рассказывать о новых изобретениях. Мне нужно знать, что творится в пятом департаменте.

0

99

Вообще, тот пресловутый пожар в пятом департаменте Тин-эт-Ирэйс считал одним из главных проколов в своей карьере ученого. Это же нужно было так опозориться и неверно рассчитать количество и дозировку взрывающейся смеси, что взрыв повлек за собой возгорание не только в лаборатории, но и в той части департамента, где располагалась вся административная часть! Свет с ним, с этим набором шахмат (хотя, конечно, вещица была на редкость красивая), но гораздо более болезненным ударом стал архив Тен-эт-Шаэна, который погиб в том пожаре, лишив нового Пятого возможности узнать, что там за секреты были у прежнего. Частично этот пробел мог бы восполнить Аль’Корат, бывший любимчиком тогдашнего главы департамента, и определенно имевший с ним какие-то секреты помимо всем известной любовной связи и совместных разработок в области предметной магии. Но вряд ли беловолосый Херувим станет делиться этими секретами, что печально. Хотя, если удастся согнуть под себя эту своенравную изувеченную птицу… все станет возможным. Нужно только постараться.
Смерив Аль’Кората взглядом от строгого венца на голове до кончиков пальцев, которыми он нетерпеливо постукивал по столу, Пятый окончательно решил, что и в этом случае сумеет подчинить личные предпочтения в угоду делам насущным, и, прекратив напрасные раздумья по этому поводу, сдвинул с места черную пешку. На выигрыш он не рассчитывал, не столько в силу неуверенности в собственных возможностях, сколько в силу необходимости проиграть. Увы, рассеянный ученый не мог по определению выиграть у одного из признанных мастеров Светлых земель. Хотя самому себе Пятый признавался, что охотно сразился бы с Аль’Коратом на шахматном поле на равных, невзирая на то, что обыграть этого гения абстрактной логики, пока удавалось только Сиятельному Эль’Фарину, возглавлявшему четвертый департамент до Син-а-Тиара, и являвшимся по общему признанию одним из лучших полководцев, когда-либо командовавших армией Светлых земель.
Как можно при таком блестящем понимании законов логики и умении рассчитывать вероятности, быть настолько алогичным по сути? Воистину, этот феномен заслуживает самого тщательного изучения…
Тин-эт-Ирэйс улыбнулся привычной рассеянной улыбкой, пряча в тени ресниц нехорошую задумчивость. Действительно, а кто сказал, что Седьмого стоит уничтожать сразу же, после переворота? В лабораториях вечно не хватает подопытных образцов, к чему переводить материал попусту? В крайнем случае, можно будет оказать милость мэтру Олану Райсу и подарить ему бывшего политического противника, надев предварительно ошейник, конечно. Вознаграждать верных сотрудников нужно, а некромант будет несомненно польщен получив в распоряжение не просто высокопоставленного мал’ах, но обладателя классической внешности, на которого заглядывается столько сородичей. Ну и о такой мелочи, как унижение Седьмого, ставшего собственностью человека, упоминать не стоит, зачем? Как это у людей говорится… волки сыты и овцы целы? Удивительная точность формулировки для столь низменных созданий, право. Как нельзя лучше подходит к данной ситуации.
- Гм-гм… о чем это я говорил… - Тин-эт-Ирэйс растерянно посмотрел сперва на Арис-эт-Фаила, а потом и на Аль’Кората, словно спрашивая у них взглядом, что именно хотел им сказать, потом замолк, впав в задумчивость, а потом подскочил на стуле, просияв. – Ах, да, изобретение, о котором вы меня прашивали, Светлейший Престол. – То, что заместитель Седьмого ни о чем его не спрашивал было, разумеется, проигнорировано. – Так вот, наши предметные маги создали проект артефакта, полностью блокирующего действие амулета Сэйшаро. Как вы полагаете, вы полагаете, насколько востребована может быть подобная вещь в условиях войны с демонами?
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

+1

100

Вежливо поцеловать тонко пахнущую духами руку хозяйки дома, поддержать улыбкой шахматную шутку Седьмого - ритуалы и нормы, не требующие ни участия разума, ни проявления особых эмоций. Жесткий каркас основных предписаний, на который набрасывается паутинка индивидуальности - вот и весь секрет поведения в высшем свете. Хотя носящим медальон с изображением Источника можно было не беспокоиться даже об этом, если только не вытирая руки о занавески. Хотя дым от кальяна и громкий голос Пятого были и так вполне сравнимы с парочкой плевков в бокал соседям - раздражать рецепторы окружающих, куда более тонкие, чем у бескрылых рас, считалось крайне невежливым.
Увы, включиться в столь любимый Первым водоворот светского общения не позволила не менее обожаемая работа в лице курьера, явившегося с письмом. Пришлось покидать общество с извиняющимся:
- Прошу простить, но долг имеет свойство настигать даже в столь приятные вечера, - не то, чтобы Аль'Зарэль в самом деле ожидал обид и непонимания, но все те же традиции требовали проявить сожаление и бросить горсть блестящих бисерин-извинений.
А вот предложение переместиться в кабинет было как раз кстати. Вряд ли Владыка демонов писал нечто сверх-секретное, но и распаковывать письмо государственной важности посреди зала - не дело.
- Я постараюсь не покидать вас на долго, - вежливая улыбка хозяевам дома, а затем холодно деловое курьеру. - Ждите меня здесь.
Ничего особенного в письме, разумеется не оказалось и даже отвечать на него не следовало. В общем-то, Зарэль и не сомневался, что Аштар ответит согласием. По сути, сообщение могло и подождать до завершения приема, но по правилам любая корреспонденция от глав других государств должна была сразу попадать в руки Первого. Так что вдумчиво прочитав полторы строки содаржания, Зарэль убрал письмо в пространственный карман и вернулся в зал.
Оказалось, что за время его отсутсвия произошли существенные перемены, что неудивительно для общества. Немалая часть мал'ах собралась вокруг древнейшего, поющего песню с легким провокационным флером. Голос у Девятого был на редкость приятный, а вот смысл и сама мелодия не слишком цепляли главу дипломатов. Все эти мотивы свободы, гармонии и естественности скорее раздражали любителя порядка и правил.
- Как-то даже блекло, - с некоторым разочарованием подумал Первый, присоединяясь к группе слушателей, за неимением лучших альтернатив. Хотя, разумеется, с большим интересом он бы подошел к играющим в шахматы собратьям по Совету.
За века в инсектарии верховной власти Светлых земель паранойя давно перешла из статуса душевной болезни в средство выживания. И Аль'ЗАрэль бы дорого отдал за то, чтобы узнать, что за игру на самом деле затеял его новый союзник. Но пока бежать и вмешиваться, подобно ревнивому любовнику, заставшему пассию кокетничающей с незнакомцем, было нелепо, и приходилось стоять, слушать музыку и развлекаться размышлениями о том, какое впечатление происходящее производит на безмолвного Навира.
Некоторый интерес вызвала так же незнакомая молодая особа в окружении Шеен-а-Серафа. В силу статуса, Первый знал почти всю молодежь высшего света, и эта девушка явно к ней не относилась. Но, судя по тому, что её место оказалось в непосредственной близости от древнейшего, она оказалась на вечере не просто так. Еще одна неизвестная, которой стоило уделить внимание на ставшим неожиданно напряженным приеме.
- Что-то многовато нитей сошлось сегодня в этом зале для тихого музыкального вечера.

+2


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Дом леди Эль’Сианы