Вверх страницы
Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Дом леди Эль’Сианы


Дом леди Эль’Сианы

Сообщений 141 страница 152 из 152

1

http://stopfake.ru/wp-content/uploads/2011/12/La-Pumada-1929-Montecito-Mansion-for-Sale-12.jpg

http://plant.landsiberia.ru/wp-content/uploads/2012/06/Butchart-Gardens-Victoria-Canada-1024x768.jpg

сад.

Отредактировано Эль’Сиана (2014-06-01 21:17:44)

0

141

Дама с тщательно скрытой мстительной радостью пронаблюдала, как странный подарок старого недруга погибает во вспышке глупой ревности.
- Вольно Вам ревновать к куску резного камня и цветочку, которых  сотни в любом пруду,  милорд, - игриво заметила она, пряча ехидную улыбку за развернутым веером. – Глупости.  Кроме того, Вы испортили мне ковер, и, к слову сказать, это огорчает меня гораздо больше. – Эль’Сиана  надменно вздернула подбородок. – Немедленно возьмите себя в руки, сударь, Вы переходите границы приличий, пытаясь обвинять меня. – В ее голосе хрустнул ледок. – Напоминаю  Вам, хотите или не хотите, но  я являюсь супругой Сиятельного Аль’Кората, Седьмого члена Совета Единого. Наш брак освящен обычаем и традициями, по сей простой причине он, мой так называемый супруг,  имеет право и может делать мне любые подарки, какие ему заблагорассудится.  Но.. я ведь не обязана дорожить ими, не так ли, мой дорогой  лорд? –  с брезгливой грацией дама переступила мокрое пятно, ярко выделяющееся на богатом ковре, полюбовалась на искрящиеся осколки драгоценной вазы. –Не находите, что в таком виде этот натюрморт выглядит гораздо лучше? – добавила легкомыслия в тон,  повела обнаженными плечами с нескрываемым удовлетворением, наблюдая за тем, как Аль’Тиас топчет не в чем неповинную лилию. Пусть это будет первым даром на жертвенник во имя уничтожения  старого недруга. Напряжение нарастало. Эль’Сиана понимала, что ослепленный яростью мужчина способен натворить чудес, а уж этого она допустить никак  не могла. Проще им пожертвовать, чем все время отражать беспочвенные обвинения. Вместо поддержки она сегодня получила целый букет неприятностей. Чего стоил один петух Фаил со своим советом переодеться! А нападение?  негодяй-супруг  ведь поклялся, что никто никогда не посмеет заявиться к ней в дом! Взамен она оставила его в покое! И что? Дом набит соглядатаями под самую крышу, охрана объела кухню и перепортила всех служанок,  а она, леди Эль’Сиана, должна сама, вы слышите, сама, принимать меры по устранению прохвоста, которого проглядели все эти бездельники! И на закуску, вместо поцелуев украдкой, вместо сладостной ночи получить скандал?! Довольно! Действительно, с этим дурно пахнущим фарсом пора было заканчивать, в любой момент сюда мог войти кто угодно, и вряд ли у этого кого-то возникла бы неправильная мысль. Еще вчера дама просто не обратила бы внимания на свежую сплетню, их было столько и настолько разнообразных, что она уже позабыла, какие сочинила сама, какие – супруг, а какие возникли сами по себе, но сегодня – это совершенно другое дело.
В дверях мелькнул женский силуэт. Дама встрепенулась.
- Любезный друг мой, мне искренне жаль разочаровывать столь галантного и сдержанного господина,- ни капли ехидства не просочилось в голос, но ведь и так было понятно - коим Вы зарекомендовали себя,  особенно сегодня,  но, к моему сожалению, вынуждена оставить Вас. Как хозяйка дома, я, безусловно, могу отлучиться из гостиной, но ненадолго. Сами понимаете,  дурной тон назвать гостей, а после  предоставить их самим себе. Общество больно кусает за подобные проступки. Вам, как дипломату, - последнее подчеркнула особо, потому что Аль’Тиас ни в коей мере не проявил сегодня дипломатической выдержки, - это должно быть понятно, как никому другому. – Дама вновь приблизилась к любовнику, внимательно изучая его, заодно размышляя о том, что, видимо, пора приискать себе другую пассию. Аль’Тиас становился  проблемой, а проблем Эль’Сиане и без него хватало. – А теперь, если все претензии высказаны, не могли бы Вы все-таки убрать защиту от прослушивания? Мне кажется, что наш разговор и так выглядит странно со стороны, и мне бы хотелось избежать чужого  нежелательного  внимания. 

+1

142

Ухоженные пальцы рассеяно прошлись по тонким струнам лютни. Улыбнувшись этим звукам, Фаил бросил беглый взгляд на поднявшегося со своего места начальника. Седьмой и без его подсказки заметил отсутствие своей благоверной, и, как и следовало ожидать, поспешил вернуться к гостям. Ему же безмолвно было дано разрешение отдыхать. С языка Престола так и рвался язвительный комментарий данного приказа, но Арис-эт-Фаил ограничился лишь этими «случайными» звуками и взглядом в спину Седьмого.
Аль’Корат смешался с толпой своих гостей, в то время как его заместитель не спешил покидать насиженного места. Меньше всего ему сейчас хотелось светской болтовни и льстивых расшаркиваний. И раз уж сам «Великий и Ужасный» дал ему разрешение отдыхать, Фаил намеревался беспрекословно исполнить данное поручение начальства. Откровенно говоря, если бы ему было дозволено, Престол с куда большей радостью покинул бы сей светский курятник. Вечер в тишине и безмолвии собственного дома или же прогулка по тенистому парку были сегодня куда как желанней для мал’ах, чем лицезрение всех этих расфуфыренных павлинов, на которых он, и без званных вечеров, насмотрелся в Рассветном замке и от которых порядком устал.  На долю секунды в нем шевельнулось желание ускользнуть по-тихому, но это было так же невозможно, как заставить время течь вспять. Вернее уйти то он мог, но потом пришлось бы отвечать на ненужные вопросы Седьмого. А учитывая то, что в последнее время начальство и без того недовольно им сверх меры, дополнительно раздражать его было не разумно.
Скользнув взглядом по залу, Фаил невольно помрачнел, заметив еще одного из Сиятельных, кто имел все основания быть им недовольным. В то, что его недавнее столкновение с Пятым было следствием рассеянности ученого, Престол верил не больше чем в те сказки, что рассказывают кормилицы малым детям. Тогда от разговора  его уберегло появление Седьмого, но как же мало надежды, что подобное чудо свершиться дважды. Впрочем, сейчас Тин-эт-Ирэйс, по всей видимости, был занят разговором со своими Сиятельными собратьями. Кстати, любопытно, что же его так взволновало, что он очертя голову кинулся на поиски Первого или Девятого… а может и обоих сразу? Что-то на границе?..
Этот вопрос вызвал в нем воспоминания о тех далеких днях, когда он узнал бы о случившемся на границе куда раньше всех этих Сиятельных господ и их соглядатаях. Вздохнув, Фаил вновь тронул струны лютни, извлекая из них мелодичные звуки старинного романса, столь любимого когда-то одним мал’ах, что более никогда не услышит его. Слова слетели с губ Арис-эт-Фаила легким, едва различимым шепотом.

Зимою мёрз, весною цвёл
тот ствол.
Опорой был, моим дыханьем правил.
И вот пропал,
И сиротой оставил -
Семи ветрам на произвол.

*

Ирина Богушевская. Баллада плюща.
Текст

0

143

Эль’Нирана внимательно смотрела на девушку, чуть ли не ловила ее взгляд, и на какой-то момент ей почудилось в этом взгляде волнение и оживление. Ну, во всяком случае, смотрела спутница Сиятельного Девятого внимательно и с явным интересом, от которого Эль’Нирана мигом почувствовала себя неуютно, задавшись вопросам, не сглупила ли она, подняв эту тему. Нет, никакой большой опасности от нее, конечно, не было, но, учитывая, кем был покровитель девушки… Нет ли в этом какой-то интриги?
Эта тревога немного отдавала паранойей, и женщина прекрасно отдавала себе в этом отчет, но ей довелось пережить слишком много крушений и ударов, чтобы не научиться относиться с настороженностью к играм и интригам вышестоящих. Один раз ей это уже стоило семьи, положения в обществе и, главное, родных, память о которых до сих пор отдавалась глухой болью. Обо всех, кроме деда, разумеется, тот не стоил ни ее переживаний, ни вообще доброго слова. Впрочем, он в этом и не нуждался. Добившись высокого положения в обществе, она выяснила окольными путями, что ее идейный и принципиальный глава рода отправился в Свет, а брат (ну, точнее, дядя, если уж придерживаться фактов) – пропал в неизвестном направлении. То есть, тех, кто мог бы узнать ее, и вообще помнить ее имя, не осталось. Так откуда тогда взялась эта девушка? И причем тут древнейший?
По ее мнению, эта запутанная история была достойна внимания следователей из второго департамента. Однако обращаться туда она, по понятным причинам, не могла, так что оставалось разбираться самой. Раз уж рискнула.
- Я не всегда была высокопоставленной дамой.
Она мягко улыбнулась девушке, которая, несмотря на все подозрения, вызывала у нее некоторую приязнь. Возможно, из-за смущенного вида.
- В аристократическое общество меня ввел супруг, сама я не могу похвастаться принадлежностью к благородному роду, - ну, во всяком случае, после изгнания из того, к которому принадлежала от рождения.Мои родные рано ушли в Свет, и я выросла в приюте. - Эта информация была общеизвестной, поэтому Аль’Тэлия ничем не рисковала. – Кажется… да, кажется, именно там я знала девочку, по имени Эль’Нирана. Это были не вы? 
[NIC]Аль'Тэлия[/NIC]
[AVA]http://savepic.org/6977836.jpg[/AVA]

Отредактировано Архивариус (2015-03-01 21:54:34)

0

144

Слушать намеки, подколки и прочие составляющие культурной беседы членов Совета было и забавно, и скучно одновременно. Удовольствие доставляла сама словесная игра, но вот её содержание не отличалось новизной. А жаль, была некоторая надежда, что Шееан-а-Сераф вытащит из недр своей памяти какой-нибудь новый пассаж или хорошо забытый факт из истории или даже биографии собеседников.
К счастью долго скучать не пришлось - хозяин дома наконец вспомнил, что вечер собран не только для того, чтобы опостылевшие друг другу аристократы смогли вновь поулыбаться, скрывая если только не капающий на пол яд. Знаменитый эпатажный поэт соизволил одарить публику частицой своего таланта. И, надо сказать, делал он это мастерски. Безупречно поставленный голос заполнил пространство зала, как вода пустую чашу, обволакивая каждого слушателя. Разговоры постепенно стихали, утопая в потоке слов, подогнанных друг к другу с совершенством подвесок в драгоценном колье. Хотя Аль'Рэйнан не перекладывал своих стихов на музыку, их ритм и мелодичность  завораживали подобно песне.
И второе звуковое сопровождение здесь было явно лишним. Даже удивительно, что сам источник шума не уловил свою неуместность.
Даже от смертных вряд ли бы укрылся перебор струн в зале с хорошей акустикой, что уж говорить о сверх-тонком слухе мал'ах. Негромкие разговоры других гостей не слишком мешали восприятию поэзии, но играть одновременно с выступлением другого гостя - это как минимум невежливо. И, судя по тому, как старательно игнорировали нарушителя этикета остальные гости, чин или статус служили надежным барьером от замечаний.
- Сиятельный Пятый, похоже у вас появился конкурент на светлом поприще нарушения этикета, - мысленно хмыкнул Зарэль, ища взглядом играющего и без особого удивления обнаружил заместителя Седьмого, напевающего себе под нос. - А, нет я ошибся, с хаосом департамента разведки тягаться не под силу никому. Удивительно лишь, что они не ходят голышом по своим коридорам, в такой-то атмосфере вседозволенности. Впрочем, в кабинетах это упущение исправляется в доли секунды.
К слову сказать, выступление поэта давало хороший шанс наконец пообщаться с главой этого вертепа. Если уж Аль'Рэйнан вошел во вкус, то замолчит явно не скоро. Да и терпеть эту какофонию из лютневого перебора поверх декламации не было никакого желания. Хорошо, что хотя бы поэт, подобно многим птицам, совершенно глох к окружающему во время исполнения.
- Прошу меня простить, - кивнул собеседникам дипломат, отходя в сторону хозяина дома, по пути небрежно поднимая с одного из подносов хрустальную чашку с розовым чаем - употреблять алкоголь Зарэль пока не решался.
- Здесь становится немного шумно, - подойдя к Аль'Корату негромко произнес Первый, даже взглядом не намекая на причину заявления. Все-таки вряд ли собрат глухой. - Если вы не против, я бы хотел попросить уделить мне немного времени в более спокойной обстановке. По вопросам нашей общей службы Светлым землям, разумеется, - с улыбкой добавил Аль'Зарэль, делая глоток прохладного напитка. - Как вы понимаете, после этого вечера у меня вряд ли в скором времени предоставится такой шанс.

+4

145

Совершенно недопустимой как сточки зрения светских приличий, так и с точки зрения своего положения в обществе, Аль’Тиас… не то, чтобы надеялся, а скорее ожидал добиться смущения, огорчения, тревоги… в общем, ослабления позиций. Слабости, которая помогла бы ему возобладать над сдержанностью леди и над ней самой.
Однако, вопреки всем ожиданиям, лицо Эль’Сианы выражало что угодно, только не смущение и огорчение. Скорее, удовольствие, что разом обескуражило мал’ах, заставив растерянно проследить за тем, как леди с ленивой небрежной грацией переступает через осколки разбитой вазы. Судя по всему, этот подарок мужа (или все же кого-то другого?) был ей не слишком-то дорог.
Это бесспорное понимание вызывало двойственные чувства. С одной стороны – злорадство и удовольствие, ласкающее самолюбие молодого аристократа. С другой – раздражение, так как дама снова не дала своему кавалеру шансов хоть как-то смутить ее и заставить оправдываться.  Это злило.
Тем более что Эль’Сиана была права в одном: дальше затягивать выяснение отношений было нельзя – в любой момент сюда могли войти. Да и отсутствие хозяйки на вечере могло вызвать ненужные вопросы. Словом, как ни крути, ситуация складывалась не в пользу Аль’Тиаса, и отыграть очки не представлялось возможным. Ну, во всяком случае, сейчас.
Скрипнув зубами на колкости Эль’Сианы и не найдя на них ответа (кроме парочки нецензурных высказываний, которые были неприемлемы в обществе дамы), Аль’Тиас рывком снял все заклинания, и слегка поклонился, пропуская леди к выходу из гостиной.
Однако, мироздание тут же немедленно напомнило молодому дипломату, что тайные разговоры в толпе – удел профессионалов, а всем остальным приходится расплачиваться за попытки уединиться вниманием той особой категории мал’ах, скрыться от острого глаза которых не удавалось по слухам даже разведчикам Седьмого департамента: сплетниц по призванию.
В гостиную, томно обмахиваясь веером, проскользнула леди Аль’Тиана, чей талант собирать и распространять сплетни был воистину огромен, и Аль’Тиас понял, что идея поговорить с любовницей на вечере, была явно неудачной и может выйти ему боком.
Темноволосая мал’ах окинув цепким взглядом мизансцену (с особым интересом ее взгляд задержался на разбитой вазе), изящно сложила веер и сладко мурлыкнула:
- О, как мило, вас утомил шум, дражайшая Эль’Сиана, любезнейший Аль’Тиас? - Въедливый взгляд женщины скользнул по лицам, ища следы чего-нибудь компрометирующего. – Я вас так понимаю,  эта толпа в зале… посреди нее невозможно уединение…
Голос леди стал вдвойне томным, недвусмысленно намекая на то, для чего, по ее мнению, этим двоим понадобилось уединение. Однако, мгновение растерянности у Аль’Тиаса прошло, и он вспомнив дипломатическую школы, любезнейшим образом улыбнулся.
- Вы правы, дражайшая леди, толпа и духота могут быть весьма утомительны. Нашей любезной хозяйке стало нехорошо, и, постольку ее супруг занят, я счел своим долгом проводить ее сюда.
- О, конечно-конечно… - томные интонации были донельзя похожи на мурчание довольной кошки. – Вы всегда так любезны, Светлейший Аль’Тиас… - Леди провокационно улыбнулась, и провела веером из перьев по руке дипломата, глядя на него, как голодный скальник на добычу. - Надеюсь, вы позволите мне присоединиться к вам, а то от духоты мне тоже сделалось нехорошо…
[NIC]Аль'Тиас[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/6202898.jpg[/AVA]

0

146

То, что Пятый не повелся на подколку Серафа не слишком огорчило, так как шпилька была скорее пробной. Известно же, что для изысканного втаптывания в грязь нужно время, чтобы, так сказать, пристреляться. Ну, если рассматривать слова как зачарованные арбалетные болты, пробивающие насквозь любую броню. Древнейший рассматривал оные скорее, как отравленные иглы, которые можно выдувать из специальной трубки, и которые лишь ранили, не убивая. Смертельные болты – это было слишком серьезно, не всякий мал’ах заслуживал таких слов, после которых  его жизнь и репутация превращались в ничто. Пятый, во всяком случае, не заслуживал. Сераф искренне признавал многие дарования Тин-эт-Ирэйса, но считал их слишком однобокими, чтобы удостаивать этого  безусловно талантливого, но пока ничем в его глазах не блеснувшего мальчишку своей ненавистью. Впрочем, удостаивать его своей благосклонностью он тоже не торопился. Как пойдет. Пока что счет был не в пользу слишком открыто жаждущего войны собрата по Совету.
Проводив взглядом Первого, направившегося к группе, окружившей Аль’Рейнана, Сераф, испытывая острое желание достать и начать набивать трубку, с серьезным видом покивал на сентенции Пятого.
- Да, вы правы, Сиятельный. Наука – суровая и требовательная госпожа. Но к вам она всегда была благосклонна. Буквально с самой первой вашей студенческой конференции, где вы заслужили одобрение самых высоких умов своим прекрасным докладом о совмещении в магических конструкциях предметной магии и алхимии.
Несмотря на исключительно приятный смысл его слов, под этой подушкой комплиментов таилась отравленная игла, которую вряд ли заметил бы кто-то, кроме того, кому она предназначалась. О, да, на той конференции, о которой вспоминал древнейший, доклад Тин-эт-Ирэйса действительно вызвал благосклонное одобрение присутствовавших там ученых, но, согласно всеобщему мнению, был всего лишь вторым. Блистал на той конференции совершенно другой студент, на два курса младше, чьи дарования в области предметной магии не оставили от шансов других претендентов на именную стипендию пятого департамента и камня на камне. Шеен-а-Сераф не сомневался что упоминание об этом уязвит Пятого тем более сильно, что его блистательный, в прошлом, конкурент, находился в этой же комнате. И пусть он загубил свое дарование на корню, прошлого, в котором нынешний Сиятельный Пятый был вторым и только, изменить было нельзя.
- Наука и сейчас к вам благосклонна, Сиятельный, в этом нет сомнений. Так что, возможно, вы были не так уж и неправы, посвятив жизнь ей и только, - Приятно улыбнувшись, Сераф слегка поклонился. – Прошу меня простить, Сиятельный, я давно уже не имел возможности наслаждаться талантом Светлейшего Аль’Рейнана, так что, если позволите…
Склонив голову, Шеен-а-Сераф поспешил присоединиться к толпе, окружившей поэта. Но только для того, чтобы, затесавшись в нее, выйтис другой стороны, и выскользнуть из комнаты. Несмотря на свою любовь к поэзии, он сильно нуждался в нескольких минутах покоя и одиночества. 
Разговор в оранжерее

0

147

Несмотря на в целом довольно спокойное отношение к поэзии, как, впрочем, к литературе и к искусству вообще, Аль’Корат не был бы мал’ах, если бы не оценил как прекрасно поставленный голос чтеца, так и соразмерный ритм стихов. Безусловно, лирические шедевры Аль’Рейнана стоили того, чтобы их слушали.  Правда, негромкая музыка позади явно была тут не к месту, но, поскольку играл Фаил, Аль'Корат готов был проявить всю возможную снисходительность. Тем более, что собственные мысли его волновали гораздо больше музыки.
Взгляд Аль’Кората то и дело обращался к сидящим чуть в отдалении леди Аль’Тэлии и воспитаннице древнейшего, скользя по лицу темноволосой девушки в поисках хоть какого-то ответа на совершенно дикое подозрение, проснувшееся в тот момент, когда он наблюдал, как девушка идет от входной арки до диванчика, где сейчас с таким удобством расположилась.
Подозрение и в самом деле было диким, в особенности из-за того, что Аль’Корат совершенно не представлял, зачем Шеен-а-Серафу могла понадобиться подобная выходка. Хотя, конечно, с этого бы сталось и просто ради веселья, но на личный взгляд Седьмого такая шутка была откровенно не смешно и бессмысленной. Думать же о каких-то серьезных планах извлеченного из политического небытия легендарного реликта не очень-то хотелось. Особенно в связи с общеизвестной дружбой Шеен-а-Серафа с Пятым. Ну, дружбой, в тех границах, в которых высокомерный древнейший позволял себе дружить.
Это, вкупе с кучей других происшествий, случившихся сегодня, мешало Аль’Корату спокойно наслаждаться вечером, заставляя его нервничать и размышлять, что неплохо бы об этом с кем-нибудь посоветоваться. Точнее, не с кем-нибудь, а с конкретным лицом, с которым не далее, как вчера, был заключен договор о сотрудничестве. Так же Седьмой охотно посоветовался бы с Фаилом, но для этого следовало уточнить все же степень возможной осведомленности того у своего союзника. Мало ли… Хотя Аль’Корат доверял своему заместителю как себе, у Первого не было столь веских причин для доверия.
Раздумывая, стоит ли вызвать Аль’Зарэля на разговор прямо на вечере, или стоит поговорить позже, Аль’Корат несколько упустил из виду перемещения по комнате своих Сиятельных собратьев, и потому слегка вздрогнул, когда голос Первого раздался буквально над ухом. Однако упускать такой удобный случай, раз уж Сиятельный сам пожелал пообщаться, было бы глупо.
Окинув взглядом комнату, Седьмой убедился, что Аль’Рейнан плотно и надолго завладел вниманием публики, а значит, вряд ли кто-то заметит, если он на время исчезнет, и еле заметно кивнул.
- К вашим услугам, Сиятельный.
Выскользнув из толпы, он, указывая гостю дорогу, вышел через ближайшую арку, которая очень удачно вела к кабинету, где он недавно беседовал с Эль’Сианой.
Пройдя по короткому коридору и поднявшись по лестнице, он толкнул дверь, посторонился, пропуская Первого в кабинет, и легким прикосновением привел в действие осветительные конструкции. Мельком глянул в находящееся у входа зеркало, отметив рассеянно, что блики магических светильников заставляют алый шелк  его одежды переливаться всеми оттенками алого, и прошел вглубь комнаты, к столу. Находиться наедине с Первым ему было странно-неуютно, не только из-за того, что его наверняка ждало сейчас несколько язвительных реплик по поводу Нааля, но и из-за собственных навязчивых мыслей, преследовавших его весь вечер.
Однако, вряд ли его тонкие чувства (хотя, смесь похоти, злости и уязвленного самолюбия сложно было назвать тонкой) здесь имели значение, поэтому он старался держаться максимально невозмутимо. Привычно поставив защиту от любой слежки, он вежливо склонил голову. давая понять, что готов слушать.
- Я весь во внимании, Сиятельный. Надеюсь, этой чести я обязан не новым дурным новостям?

Отредактировано Аль'Корат (2015-03-08 23:11:57)

+1

148

Тин-эт-Ирэйс с некоторым неудовольствием проследил за Первым, пожелавшим приобщиться к прекрасному и послушать очередной шедевр Аль’Рейнана, и весьма вовремя ускользнувшим от продолжения разговора, в который Пятый планировал вставить еще парочку намеков на свой якобы существующий уже союз с Седьмым. Этот уход не понравился ему еще и потому, что теперь он оставался единственной жертвой для ядовитого остроумия Шеен-а-Серафа, и перенаправить его уколы стало попросту не на кого, даже теоретически. Даже если допустить, что это вообще возможно – заставить древнейшего сменить намеченную жертву для утонченного издевательства.
Шеен-а-Сераф, немедленно оправдал самые худшие ожидания, выдав очередную завуалированную гадость, вызвав у Тин-эт-Ирэйса острое желание приложить этого доброжелательно улыбавшегося мерзавца чем-нибудь острым, тяжелым или убийственно-магическим. Желательно из области ментальной магии, чтобы «старческие» провалы в памяти, на которые так любил жаловаться чернокрылый, из притворных стали настоящими. Да, пожалуй, самым неудобным в общении с Шеен-а-Серафом было то, что этот огрызок былой славы и величия (каковым его безосновательно считали многие мал’ах) помнил все, чему был когда-то свидетелем, и обмануть его память было фактически невозможно. Ну, если только с помощью наведенных воспоминаний… но попробуй их еще навести архимагу ментальной магии, который, к тому же, слишком хорошо знает как защищаться от таких «доброжелателей»! Все равно, что попытаться сбить Первому телепорт – не совсем невозможно, но крайне проблематично.
Поэтому единственное, что оставалось Тин-эт-Ирэйсу в ответ на подобные комплименты, в которых под тонким слоем неискреннего восхищения крылась изрядная доля яда, это улыбаться привычно-нервной рассеянной улыбкой и изображать несусветную благодарность там, где больше всего на свете хотелось ударить в ответ.
- Ох, благодарю, Сиятельный… мне так лестно, что вы не забыли этот мелкий эпизод… в том докладе было несколько ошибок, о которых мне стыдно вспоминать, но как сказал тогда Сиятельный Тен-эт-Шаэн, мой предшественник, они были вполне простительны для столь юного возраста… - Вспоминать эту снисходительность было тем более неприятно, что у его оппонента в докладе не было ни единой неточности или ошибки, но Пятый справился с очередным приступом раздражения по этому поводу. – К счастью потом я таких ошибок уже не совершал… но все равно, так приятно, что вы запомнили…
К счастью, на этот раз у Шеен-а-Серафа, по-видимому, не было особого желания долго язвить, и он довольно быстро втянул когти, отправившись так же слушать Аль’Рейнана. Неслышно выдохнув, Тин-эт-Ирэйс некоторое время постоял, приводя душевное состояние в относительное равновесие, и только потом окинул комнату взглядом. Почти немедленно его взгляд упал на давно намеченную жертву, тихонько музицирующую в уголочке, и, видимо, увлеченную этим занятием настолько, что забывшую об остром слухе мал’ах, который делал это музицирование в момент декламации стихов не вполне уместным. Однако, Пятый был даже рад этой задумчивости, которая позволяла ему подойти и завязать разговор, не боясь, что жертва улизнет. Быстро, чтобы не упустить момент, он преодолел небольшое расстояние, отделявшее его от Престола, и, остановившись напротив, сделал вид, что вид Арис-эт-Фаила напомнил ему о чем-то важном.
- Ох, Светлейший, прошу прощения… из-за срочного разговора с Сиятельным Первым я так невежливо прервал нашу беседу… Я ведь так и не рассказал вам о новом изобретении!
О том, что в общих чертах он поведать о мифическом изобретении он уже успел, Тин-эт-Ирэйс, разумеется, благополучно «забыл», намереваясь втянуть Престола в разговор и пользуясь для этого любыми средствами.
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

0

149

Странно, и почему его сегодня тянет на воспоминания? Вначале мать, затем Аль’Мират. Не к добру это. А может все дело в том, что он давно не был дома? Давно… Какое короткое слово для стольких лет, что единственный сын Феа-эт-Рааля не переступал порог родительского дома. Впрочем, его там никто и не ждет. Упрямый дурак отрекся от сына, едва стало известно, что Фаил покинул военную службу, вопреки желанию отца. О чем, тогда еще Господству, и было объявлено в коротком письме, пришедшем из поместья. А мать? Она не узнает его, даже если сын будет подле ее ног денно и нощно. По иронии судьбы единственны родственник, что все еще ищет общества Престола, брат его матери. Хитрый, скользкий и ненавистный, но безумно похожий на Эль’Ролину. По большей части именно это сходство и бережет Аст-эт-Гареля. Вернее берегло, ибо терпение племянника медленно, но верно подходило к концу, и сегодняшняя их встреча лишь добавит неприязни. Хотя, куда уж больше.
Все же почему воспоминания не дают ему покоя? И если бы он вспоминал живых, но на ум приходят лишь мертвецы, а это уж точно не к добру. И еще этот демон. Впрочем, справедливости ради, следует признать, что герцог ис Сарах сам напомнил о себе, исполнив заказ «своего птенчика». Тонкие губы мал’ах искривились в улыбке. Как же его бесило, когда демон смел его как называть. Догадался ли он, кто именно заказал ему духи? Да, Престол предпринял все меры предосторожности, и заказ был отправлен даже не через третьих лиц, но Ши’Исса не был бы собой, не постарайся он узнать, кто это позарился на духи, созданные для «его нахальной птицы». И судя по флакону и новым ноткам в аромате, демон оказался предсказуем.
Их молчаливая партия продолжается уже так давно, что впору сбиться со счету ходов. И все же теперь ход за Повелителем Кошмаров. Мог ли Арис-эт-Фаил подумать, что демон спустит ему с рук то, что мал’ах сотворил с ним во время их «случайной» встречи на карнавале в доме Эль Хомини. Что же, ШиИсса и вправду долго дулся, переживая свое унижение, но вопреки ожиданиям крылатого, это стало не концом, а началом их партии, что похоже доставляла удовольствие обоим.
Тонкие пальцы поглаживали полированное дерево лютни, в полной мере отражая задумчивость Престола. Ему действительно было сегодня не до развлечений и светских бесед. Впрочем, разве он пришел сюда за этим? Пусть прочие веселятся, пусть Сиятельные шушукаются по углам, заключая и руша союзы. Фаилу нет до этого дела. К какому из союзов примкнуть, мал’ах еще не решил окончательно. Но каким бы не был его выбор, служить он будет лишь себе. Слишком долго он ходил на поводу у своих привязанностей и эмоций. Дружба, ревность, похоть, им руководило все что угодно, только не здравый смысл. И чем больше Престол об этом думал, тем крепче была его уверенность, что все происходящее с ним в последнее время – это предупреждение. Так же как и воспоминания.
Услышав у себя над ухом голос Пятого, Фаил поднял на него несколько рассеянный взгляд (в конце концов, в эту игру можно играть и вдвоем). В том, что избежать разговора с главой научного департамента не удастся, Престол знал, а показная «забывчивость» ученого лишь подкрепила его уверенность. Тин-эт-Ирэйсу нужен предлог, вот он и носится со «своим изобретением» о котором Фаил обязан узнать. Ну, конечно, иначе же я просто спать не смогу от неизвестности, - съязвил Престол. – Свет, ну почему с ним всегда так… сложно? Впрочем, Аль’Корат не чем не лучше. Сразу видно школу...
- Сиятельный, - губ мал’ах коснулась вежливая улыбка, решив подыгрывать Пятому по мере сил. – Надеюсь, что ваш разговор с Сиятельным Первым разрешился благополучно. Жаль, что вам пришлось прервать не только столь занимательный рассказ, но и не менее занимательную партию.
Итак, все же Первый… значит, что-то на границе. И судя по тому, как ты подскочил, именно на границе с Темной долиной. Что же могло произойти? Стычка? Нет, из-за этого ты бы не помчался к Змее теряя перья... Кор прав, нужно тряхнуть агентов. В который уже раз за вечер Фаилу хотелось взвыть от необходимости находиться на этом Светом проклятом приеме.

0

150

Кажется, светлейший Престол соизволил задуматься, воспользовавшись тем, что начальника не было рядом. Было бы любопытно узнать, о чем. Пятый очень надеялся, что о вещах взаимно полезных для него и Престола, которого лишь недавно удалось завербовать. Хотя, если учесть, что все окружение Аль’Кората отличалось редкостной безалаберностью, можно было предположить, что мысли Арис-эт-Фаила витают где-то далеко. Типично для Седьмого и его заместителя в такое сложное время думать о посторонних вещах, что поделать.
Впрочем, углубляться в эти мысли было некогда. Кто знает, сколько времени еще Аль’Рэйнан будет развлекать всех декламацией, нужно ловить удобный момент. Итак уже неслыханная удача, что Седьмой подбил самовлюбленного поэта на это импровизированный стихотворный вечер, который немедленно увлек практически всех присутствующих.
К слову о Седьмом, а где это наш встрепанный воробушек?
Украдкой оглядев комнату, Тин-эт-Ирэйс, с некоторым неудовольствием, обнаружил исчезновение хозяина дома. А потом и отсутствие Первого, что можно было толковать как угодно, и не добавляло Пятому хорошего настроения. Мысль о том, что эти двое, быть может, сейчас сговариваются против него, была весьма тревожащей.
К сожалению, сделать что-то в этой ситуации он не мог – не бросаться же искать Седьмого по дому! Так что Тин-эт-Ирэйсу оставалось только заняться тем, чем он и собирался – попытками отодвинуть от Аль’Кората его самого верного (до некоторых пор) помощника.
- О, да, вполне благополучно, - рассеянно отмахнулся он в ответ на вежливый вопрос о разговоре с Первым, делая вид, что такие мелочи не стоят даже внимания, - хотя, вы правы, прервать столь интересную беседу и игру было весьма неприятно… к сожалению, в последний годы у нас с Сиятельным Седьмым нет возможности вести научные беседы, как раньше… ах, что это было за время… - Пятый мечтательно прижмурился. – Возможно, после его беседы с Сиятельным Первым нашу научную дискуссию удастся продолжить…
Рассеянное замечание было прямо-таки провокационным. Тин-эт-Ирэйс намеренно обратил внимание Престола на совместное исчезновение Первого и Седьмого, чтобы тот тоже поволновался. Правда, никаких доказательств, что они сейчас вместе, у Пятого не было, как и уверенности в этом, но следовало напомнить Престолу о том, что со вчерашнего дня Аль’Корат, вполне возможно, сменил курс и приобрел другого союзника.
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

Отредактировано Архивариус (2015-04-22 15:43:54)

0

151

- Дела государства не ждут и не признают времени и места. - вздохнул Фаил, с выражением уместной обреченности на лице, - Нам с вами, Сиятельный, это хорошо известно.
На замечание (а вернее будет сказать, на провокацию) о беседе Седьмого и Первого Престол и глазом не моргнул, хотя перед этими самыми глазами тут же встала сцена, свидетелем которой он стал вчера вечером в доме Аль’Кората. Золотистый локон и тонкие пальцы на плече… пальцы которые когда с нежностью… Так, не думать об этом… Этот «сумасшедший от науки» того и добивается. Об их более чем близких отношениях с Седьмым не знает только слепой и глухой, но не кто не должен узнать, что в этих самых отношениях пошел разлад. И меньше всего это нужно знать Пятому. Пусть думает, что Фаил припал к его кормушке из корысти. Пусть думает и дёргается, как бы Седьмой не перекупил обратно. Или еще кто не раскошелился, скажем тот же Первый.
Годы, проведенные в столице, не пропали зря, и Престол давно уразумел одно не писанное правила для желающих удержатся на высоте. Дозволь всем видеть себя таким, каким они хотят тебя видеть. Это позволяет скрыть собственные тайны и узнать чужие. Того, кого считают «прочитанным» редко опасаются. От того, кто направо и налево машет мечем не ожидают удара в спину. Сиятельному Пятому хочется думать, что он купил заместителя сиятельного собрата, что ж, пусть по шире раскроет кошелёк, ведь продавать свою осведомленность Фаил был намерен подороже.
- Очень на это надеюсь, Сиятельный, - произнес Престол, не забыв растянуть рот в вежливой улыбки. – К моему большому сожалению, я не столь сведущ в научных изысканиях, как вы или Сиятельный Седьмой. В моей семье полагают военную карьеру более подходящей для мужчины. Сам же я считаю стезю ученого не менее достойной стези талантливого военного, и с радостью присутствую при научных диспутах, кои такие случаются. Поэтому, наша, к сожалению столь скоропалительно прерванная, беседа была для меня истинным подарком. Не выразить, как я благодарен, что столь ученные мал’ах позволили мне поприсутствовать при их беседе и, более того, были столь любезны, что выслушали мое скромное мнение.

Отредактировано Арис-эт-Фаил (2015-04-22 20:53:10)

0

152

Что ни говори, а за годы, прошедшие с той поры, как Седьмой вытащил этого красавчика из грязи затерянного на границе гарнизона прямо в высший свет, Сиятельный Престол поднаторел в плетении словесных кружев. Или это был врожденный талант? Трудно сказать. Однако его ответ, как не преминул с неудовольствием отметить Пятый, представлял собой не более чем пустопорожнюю хорошенько сдобренную лестью болтовню. Из которой к тому же было довольно трудно вычленить истину. В самом ли деле Светлейший интересуется наукой, или просто старается быть вежливым с вышестоящим? Тут Свет с Тьмой и то не разберутся. С одной стороны – зачем оно надо военному? А с другой – чего только не бывает в жизни… Тем более, что одного у Аль’Кората не отнять – о науке он мог рассказывать не только долго, но и интересно. Правда, это было давно…
Впрочем, вопрос о возможном интересе Арис-эт-Фаила к науке имел исключительно абстрактное значение. Гораздо важнее было то, что он всячески увиливал от прямого разговора (а никак иначе его отвлеченные рассуждения понять было нельзя). Будь у Тин-эт-Ирэйса чуть больше времени, он бы, может быть, и развлекся, перебрасываясь ничего не значащими словами, но слишком долгий разговор мог привлечь к ним лишнее внимание.
Глянув украдкой по сторонам, Пятый убедился, что вошедший в раж поэт будет занимать светское общество еще никак не менее четверти часа (если его не отвлекут) и прикинул, что нужно поторапливаться. Кроме того, к некоторому удивлению (довольно неприятному) Пятый заметил отсутствие в гостиной Шеен-а-Серафа. В принципе, тут ничего удивительного не было – древнейший имел давнюю и неискоренимую привычку на подобных вечерах искать повод уединиться, и это отсутствие могло быть всего лишь следованием традиции. Однако после избрания его Девятым, да еще и на фоне отсутствия Первого и Седьмого…
Вот так и становятся параноиком…
Усилием воли вернув мысли к насущным вопросам, Пятый просиял улыбкой, словно своим признанием в интересе к науке Престол  осчастливил его до конца дней, и радостно закивал.
- Вы не представляете, Светлейший, как радостно мне знать, что вам интересны научные изыскания! Увы, ваш отец всегда проявлял к ним прискорбное равнодушие… но влияние Сиятельного Седьмого, я вижу, оказало благотворное воздействие! Мыс ним говорили сегодня в его кабинете, и для меня было приятным сюрпризом узнать, что он сохранил знания и опыт… тема была безумно интересной… впрочем, я полагаю, он вам рассказывал?
Это был уже пробный камень, чтобы перейти к интересующей Пятого теме. Рассказывал об этом разговоре Седьмой своему любовнику или нет было любопытно, но еще любопытнее, какое впечатление этот разговор произвел на самого Аль’Кората.
[NIC]Тин-эт-Ирэйс[/NIC]
[STA]Сиятельный Пятый[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/g8jQa.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Дом леди Эль’Сианы