Вверх страницы

Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Седьмого


Резиденция Седьмого

Сообщений 1 страница 20 из 173

1

http://s3.uploads.ru/3CxHf.jpg

Резиденция Седьмого члена Совета Единого полностью соответствует его высокому положению. Огромный старинный особняк, стоящий в глубине сада, выглядит весьма респектабельным и надежным. А внутреннее убранство полностью соответствует вкусам и положению хозяина. Роскошные залы первого этажа малоинтересны для посторонних, но большинству тех, кто приходит в этот дом, приходится удовольствоваться ими. Мало кто может похвастаться тем, что побывал на втором этаже, где проходит домашняя жизнь сиятельного мал'ах. Комнаты там все так же роскошны, но более уютны. Среди прочих можно выделить роскошные покои хозяина и его дочери, богато обставленные комнаты для гостей, небольшие комнатки домашних слуг и рабов, а так же рабочий кабинет хозяина...

http://s2.uploads.ru/t/FcawN.jpg  http://s2.uploads.ru/t/jaZYU.jpg  http://s2.uploads.ru/t/I7uV6.jpg  http://s2.uploads.ru/t/Aokh8.jpg  http://s2.uploads.ru/t/gbCON.jpg

0

2

С Эрратуса

Портал закрылся с коротким хлопком, оставив четырех людей и посредника посреди огромного холла. Все вокруг было отделано мрамором и редкими породами дерева, всюду ниспадали шелковые и парчовые драпировки и сверкали золотые и хрустальные украшения. Впрочем, иначе и быть не могло, дом Седьмого члена Совета Единого не мог не блистать роскошью. Посредник (бывший, по совместительству, управляющим этого богатого дома) ни на минуту не задержался в холле, и, дав знак телохранителям идти за ним, начал подниматься вверх по лестнице, лениво посматривая в окно, на буйно цветущий сад. Здесь, в Светлых землях, лето уже вступило в свои права, и стоило только выйти за порог, чтобы насладиться ароматами распустившихся цветов или полюбоваться на зеленеющие деревья. Впрочем, сейчас управляющий этого делать не собирался. Было не до того. Нужно было устроить покупку в доме, и объяснить рабу кое-какие тонкости его нового бытия, которые он, судя по крикам в доме Шарахти, еще не усвоил.
Поднявшись на второй этаж, управляющий прошел прямо в покои хозяина, где и была выделена небольшая спаленка для таких рабов, как этот мальчишка. Впрочем, там они редко спали, чаще всего проводя ночи на ковре у кровати хозяина. А еще, в доме они, как правило, не задерживались.
Войдя наконец-то в скудно обставленную спальню позади покоев господина, он дал знак телохранителям отпустить раба и отступить на шаг. Смерил взглядом худенького подростка и заговорил, стараясь придать голосу максимальную убедительность.
- Здесь ты будешь жить. Скоро вернется хозяин, и ты должен будешь ему повиноваться. Будешь слишком дерзок и непокорен – он убьет тебя. Все понял?

0

3

"Да пошел ты!" - первое, что захотелось сказать мальчику в ответ. Но он покосился на телохранителей и на посредника, понял, что несмотря на то, что вряд ли его убьют прямо сейчас, пожалуй, это не лучший способ проверять его слова. Кау закусил губу. Определенно он не в том месте, где ему мог бы кто-нибудь помочь. Все вокруг было незнакомым. Ни само убранство дома, ни стиль постройки, ни природа за окном. Хоть мальчик особо и не присматривался когда шел по коридорам - не до того было, слишком волновался - но общее впечатление сложилось. И это совершенно не радовало его. Пытаясь держать себя в руках, ребенок решительно посмотрел в глаза мужчине:
- Где мы? Что это за место? - спросил он, и тон не сильно отличался от тона собеседника, хоть голосок был более тонкий и едва не дрожал. "Теперь я заложник здесь, не следует делать резкие движения, пока я ничего об этом месте не знаю, сначала стоит собрать хоть какую-то информацию. Интересно, возможно ли вообще отсюда сбежать?" - судорожно соображал Кау, но все выводы сходились к одному: он конкретно влип.

0

4

Управляющий, опытный в обращении с рабами, был настороже, ожидая от мальчишки попыток к бегству. Только что потерявшие свободу, обычно были строптивы, и им долго приходилось внушать их нынешний основной долг - покорность. Для многих это было вопросом жизни и смерти, так как сиятельный Седьмой не переносил, когда хоть в чем-то противились его воле. И, пока его не было, в интересах управляющего было объяснить мальчишке его новое положение, так как раздражение хозяина обычно изливалось не только на провинившихся, но и на причастных.
Пока новый раб не делал попыток к бегству, но расслабляться все же не стоило. Пусть далеко убежать в ошейнике он не мог, но носиться за ним по дому было не самой приятной перспективой. Того и гляди, вернется хозяин неожиданно – хлопот не оберешься. Рука у сиятельного была тяжелая.
- Ты сейчас в Ильменрате, в доме Сиятельного Аль’Кората, Седьмого члена Совета Единого. Я купил тебя для него, и теперь ты его наложник. Он не злой, но очень не любит непослушных рабов, так что, если ты хочешь жить, ты должен быть покорным.

0

5

из своего загородного дома

Портал, как всегда, открылся в холле особняка. АльКорат благоразумно придержал дочь за локоть, памятуя о том, что после таких стремительных перемещений частенько кружится голова. Оглядевшись по сторонам, он с легким удивлением, приподнял бровь. Впреки уже установленному в доме правилу, управляющий не встречал вернувшегося хозяина. Это настораживало. И даже немного раздражало.
Выпустив руку дочери, он высокомерно кивнул подбежавшему к ним рабу, и выразительным взглядом окинул холл.
- Господин Талишер занимается новым рабом, - почтительно доложил прислужник
Надо отдать должное управляющему, рабов он умел вышколить так, чтобы они понимали хозяина с полувзгляда. Это весьма радовало Седьмого, так как у него не было времени заниматься этим самому.
Интересно, что за раб? Вроде бы в доме их достаточно… Или их поубавилось, а я и не в курсе? Или…
Седьмой чуть принахмурился. Поскольку комнатка позади его спальни уже пару дней пустовала, вывод был очевиден. И то, что новость была озвучена при дочери, было не слишком-то хорошо.
Впрочем, не будем заострять на этом внимания. Жить она все равно будет в другом крыле дома, и заходить ко мне в спальню ей незачем…
- Хорошо. Возьми у госпожи вещи и отнеси на второй этаж в левое крыло.
Он обернулся к дочери и одарил ее снисходительной улыбкой.
- Устраивайся пока. Я прикажу позвать портного, ювелира и других мастеров, можешь заказать все, что сочтешь нужным. Из дома пока выходить не стоит, но это временно. Пока я не найду тебе телохранителя. Можешь, если хочешь, погулять по саду. Я зайду к тебе чуть позже, и сообщу, ждать ли гостей.

0

6

- Ты сейчас в Ильменрате, в доме Сиятельного Аль’Кората, Седьмого члена Совета Единого. Я купил тебя для него, и теперь ты его наложник. Он не злой, но очень не любит непослушных рабов, так что, если ты хочешь жить, ты должен быть покорным.
-Не знаю такого - равнодушно проговорил мальчик, пытаясь совладать с переживаниями - но кто бы вы ни были, вы очень зря так поступаете со мной. У меня влиятельные родители и, когда они найдут меня - а это определенно случится - вам же будет хуже, если я буду мертв - он сжал губы и насупился.
"Судя по произнесенному покупателем имени, этот хозяин - мал'ах, а значит я в Светлых землях и далеко от дома". Это уменьшало шансы быстрого поиска, отчего Кау посетовал про себя. Про мал'ах он знал немного, только в целом об их существовании и о том, что они гораздо могущественнее смертных. Этот факт расстроил мальчика, хотя разницы никакой: все равно на свободу теперь выбраться будет сложно.
-Выходит, теперь меня либо убьют... либо отымеют и убьют - продолжал рассуждать пленник - выбор небольшой - он снова поморщился и отвернулся, сложив руки на груди, изучая взглядом местный интерьер и вид из окна - а теперь оставьте меня, я хочу побыть один.

Отредактировано Кау (2012-11-14 13:11:48)

0

7

Управляющий нахмурился, недоуменно поглядывая на нового раба. Вызывающее поведение мальчишки его не удивляло и не смущало, и не таких видал и обламывал. Все они были вначале такие, и стоило взглянуть на них уже потом, когда они привыкали к тому, что теперь их желания значат не больше, чем писк комара. Так, надоедливое гудение, которое так легко прервать ударом. Причем, ему лично вряд ли придется этим заниматься – хозяин справлялся с этим сам. Разве что прикажет выпороть строптивца, но и это работа не для управляющего, а для конюхов. Словом, поведение раба было не его печалью, и он не собирался обращать внимания на его выкрутасы. А вот высказанное вслух поразительное невежество было уже серьезнее. Шарахти, жулик такой, утверждал, что мальчишка – сын лорда, но лорды Вольных земель всегда уделяли большое внимание образованию отпрысков. Сын лорда просто не мог не слышать никогда имени сиятельного Аль’Кората, а значит, этот мальчишка, скорее всего, не тот за кого себя выдает. И, в этом случае, жуликоватому торговцу придется очень туго. Сам-то управляющий еще мог бы как-то пережить обман, но вот Седьмой точно терпеть не будет. Да и не положено ему молча сносить такое.
Человек еще раз окинул взглядом мальчишку, прикидывая не без брезгливости, откуда Шарахти вытащил этого смазливого щенка, и давно ли тот вообще ходит отмытый от грязи. Общая ухоженность мальчишки уже не казалась доказательством его происхождения – мало ли бродяг растит старательно таких вот смазливых безродных юнцов, чтобы продать потом в бордели, или, если повезет, с рук на руки богатым хозяевам. Впрочем, небольшая вероятность того, что мальчишка все же из хорошего рода существовала, но тогда он, скорее всего, был с изъяном. В семьях лордов тоже, случалось, рождались такие, кого боги умом обделили, и учить таких, разумеется, никто и не учил – на кой деньги кидать по ветру?
Словом, как ни крути, мальчишка был подозрительный, и, стоило, наверно, не показывать его пока хозяину, а то ведь сам найдет изъян – голову снимет за то, что дал себя облапошить. Только вот как утаишь – явится хозяин – ему с порога доложат.
- Значит так, вот что я тебе скажу, щенок бесполезный. Ты свои барские замашки брось, они безродным не по чину. Тебя здесь никто не спрашивает, чего ты хочешь. Пока нужно, я буду здесь стоять, а будешь много болтать, так язык живо укоротят. Ты меня понял, подстилка дешевая?

+2

8

Из загородного дома
Аль'Кейре не часто доводилось путешествовать, а потому рука отца, поддержавшая ее на выходе из портала оказалась как раз кстати. Без нее девушка могла бы оступиться.
- Благодарю, отец.
Тот, впрочем, даже не обратил на дочь внимания. В просторном холле городского дома было пусто и никто не торопился встретить хозяина и засвидетельствовать ему свое почтение. Только появившийся откуда-то раб сообщил, что управляющий занят.
Отец мигом раздол ворох указаний и... ушел.
Кейре захотелось схватить с постамента вазу с цветами, да и грохнуть об пол. Чтобы хоть обернулся, и послушал дочь.
Такими словами и выражениями разговаривают с прислугой... и даже хуже!
Но девушка только глубоко вздохнула и повернулась к рабу:
- Веди.

0

9

Злость мгновенно закипела внутри Кау, он сжал кулаки,и лицо его не могло скрыть испытываемых чувств: хорошо, что он стоял спиной к дворецкому. В этот момент мальчик очень жалел, что не мог использовать магию. Потому единственное, что ему захотелось сделать, несмотря на свой миролюбивый характер, это немедленно развернуться и залепить как следует хаму по лицу. Еще никто не смел его оскорблять. Однако, сделав вдох и пересилив себя, ребенку удалось успокоиться и сдержаться. А, собравшись с мыслями, он понял, что злиться было даже глупо: "Хех, ну надо же, мне удалось вывести его из равновесия парой фраз - Кау улыбнулся про себя - я всегда знал, что невозмутимость и безразличие бесят людей сильнее любых угроз. Интересно, что разозлило его больше: непочтительность к его хозяину или дерзость к нему самому? Надо будет еще проверить на досуге. Делать здесь все равно больше нечего. Все будут пытаться меня оскорблять и унижать, нужно быть выше этого. Как-никак я сын лорда."
- А я смотрю в доме Сиятельного ...члена совета с манерами дела обстоят не лучшим образом - мальчик обернулся к дворецкому через плечо - Видимо вам хорошо достается от хозяина, что приходиться вымещать злость на слабых и беззащитных - и ухмыльнулся - О, это несомненно делает вам много чести.... но я был о вас лучшего мнения - отвернувшись снова, он пожал плечами и сделал несколько шагов вглубь комнаты, краем глаза наблюдая за телохранителями - Можете стоять сколько угодно, если хотите, а я полежу - и плюхнулся на койку.

0

10

Пожалуй, я немного резковат с ней…
Аль'Корат шел по коридорам особняка, рассеянно кивая на поклоны слуг и рабов. Оставить дочь на попечение вышколенной прислуги было для него естественным шагом, ну, правда, не водить же девушку лично по дому, показывая каждый уголок! Тем более, что в этом доме Аль'Кейра уже бывала, правда редко и ненадолго. Так что, он ни на минуту не усомнился в естественности своего поведения, но вот тон его был и впрямь резковат, и это следовало исправить по возможности. Что поделать, слишком занятый политикой и интригами, он не очень-то привык к роли отца, и довольно слабо представлял себе, чего от него ждет подросшая уже дочь.
Наверно, стоит проявить какие-нибудь внимание… показать, что в этом доме ее… ну, ждали, что ли… Женщины очень не любят пренебрежения, а скандалы из-за мелочей сейчас очень нежелательны.
Приняв решение, он приостановился, огляделся и ткнул пальцем в первого попавшегося раба. Немолодого уже, и прожившего в его доме лет десять, поэтому, имя его в отличие от имен новеньких рабов Седьмой даже знал.
- Раден, срежь в оранжерее побольше цветов, отнеси в левое крыло и расставь в апартаментах моей дочери. Если спросит, скажешь, что от меня.
- Слушаюсь, господин, - раб низко поклонился.
Седьмой благосклонно кивнул, и свернул в коридор, который вел к его апартаментам. С рабами он обычно не миндальничал, но, если они были послушны и хорошо выполняли работу, относился вполне терпимо. Правда, замечал редко, но тут уж ничего не поделаешь, воспитание и положение обязывали.
В спальне никого не было, а вот из-за небольшой дверцы в углу доносились голоса. Судя по всему, именно там и следовало искать управляющего, и нового раба.
Надеюсь, и в этот раз попался хорошенький…
Аль'Корат, не спеша, снял драгоценный медальон с символами его статуса, небрежно уронил его на столик и направился прямо к двери. Было любопытно, да и следовало сразу же уточнить для управляющего некоторые новые правила, которых следовало придерживаться теперь, когда в доме будет жить юная девушка. В частности, предупредить, что любой, раб или свободный, посмевший взглянуть на его дочь иначе, чем на госпожу, будет убит на месте без снисхождения.
Открыв дверь, Седьмой одним взглядом окинул двух невозмутимых мускулистых парней, управляющего, стоящую в углу кровать, на которой валялся худенький мальчишка. Ругать управляющего за то, что тот не встретил его в холле, он не собирался, так как никогда не делал этого при слугах и рабах. А вот выяснить, что за игрушку ему на этот раз притащили от работорговцев, было необходимо. Губы сиятельного мал’ах дернулись, складываясь в привычную высокомерно-презрительную улыбку.
- Что у меня в доме новенького, Тирел?

+1

11

Поведение мальчишки все больше настораживало, и управляющий уже практически не сомневался в том, что ему подсунули не то, что обещали. Оставалось только понять, в какой степени это было не то. Хотя, оставалась, конечно, возможность глупой бравады со стороны мальчишки, но уж слишком была эта бравада нелепой, чтобы считать ее чем-то серьезным. Юнец вел себя так, будто понятия не имел, как в знатном богатом доме принято обращаться с рабами. И, тем паче, с наложниками, которые стояли на низшей ступени даже в иерархии рабов. Оставалось только задуматься, либо в его семье не держали рабов, что маловероятно, либо он все же действительно не имеет никакого отношения к знати Вольных земель. И вот на этот вопрос предстояло ответить проходимцу Шарахти. Впрочем, если подозрения оправдаются, то разговаривать жуликоватый торговец будет с сиятельным мал'ах, который очень не любил, когда его пытались надуть. И, если управляющий знал своего хозяина, Шарахти после этого разговора вернет все, что ему было заплачено за этого подозрительного раба, и даже больше.
На прочувствованную речь самого мальчишки он хмыкнул. Злиться он не собирался, еще не хватало портить себе нервы из-за будущей подстилки хозяина. Сколько их тут перебывало уже, и сколько еще будет. На всех злости не напасешься.
- Кто ты такой есть, чтобы на тебе срываться, - управляющий пожал плечами, - пустое место, только и всего. Собственность моего хозяина. А к рабам с хорошими манерами не подходят, они для свободных предназначены.
Собственно, говорить с рабом было больше не о чем, и управляющий собирался уже уйти, так как дел у него было много и тратить время на мальчишку, было нецелесообразно. Нужно было еще подумать, как объяснить хозяину такой неприятный казус. Но, как это часто бывало, действительность скорректировала его планы. Едва он сделал шаг к двери, как та распахнулась, явив глазам немного занервничавшего человека хозяина собственно персоной.
- Сиятельный, - он поспешно поклонился, - счастлив лицезреть вас дома. Вот, извольте взглянуть, новый раб для ваших покоев…
И для вашей постели, буде вы так пожелаете. Эти слова не были произнесены, но отчетливо повисли в воздухе. Управляющий поклонился еще раз и напряженно вгляделся в лицо хозяина, стоит ли ждать грозы, или пронесет.

+1

12

Кау даже не повернулся, и остался лежать, закинув руки за голову и уставившись в потолок. Никто не останавливал его. И язык еще был на месте, а дворецкий только продолжил оскорбления, правда уже не так рьяно. Нельзя, однако, сказать, что мальчик не нервничал. Внутри у него все сжималось от недобрых предчувствий неизбежного. Он даже не знал силы магического ошейника, и что здесь способны с ним сделать... Но не сопротивляться и спокойно смириться Кау просто не мог, это не в его характере. "Отлично, этот тип все-таки уходит" - покосился мальчик на развернувшегося к выходу управляющего, но тут в дверях показалась еще фигура, и он напрягся. Сердце застучало сильнее, ребенок понял, что это и был хозяин дома, еще до того, как управляющий обратился к нему. Роскошные крылья изумляли его особенно, мальчик первый раз видел мал'ах вживую. Хотелось рассмотреть поближе, но Кау решил, что сейчас не нужно ничего делать и закрыл глаза, будто бы все происходившее его ни разу не касалось.

0

13

Смятение и испуг управляющего Седьмой отметил тут же. Что там говорить, для человека Тирел преуспел в лицемерии, но соревноваться в этом искусстве с мал’ах, да еще с таким, для которого от этого умения зависит все, включая жизнь, было бы глупо даже для него. Впрочем, человек и не пытался. Напротив, он так старательно боялся, что у АльКората немедля заныли зубы, и он поставил ментальный блок. Эмпатия весьма полезный дар, во многих случаях, но неудобств он доставляет не меньше. Как, впрочем, и любая магия.
Интересно, он так нервничает из-за того, что не успел меня встретить у порога, из-за каких-то неожиданных неприятностей  в доме, или из-за этого нового раба?
Не обращая больше внимания на управляющего, Седьмой сделал пару шагов и остановился у кровати, разглядывая новое приобретение этого продойхи. Хотя, смотреть там, по большей части, было особенно не на что. Как, впрочем, и всегда, когда речь шла о людях. Хотя, некоторых из них можно было уважать хотя бы за смелость, дерзость и твердость характера, но таких были единицы. В общей своей массе, люди мало чем отличались друг от друга. А уж сравнивать внешность людей, с идеальной в своем холодном совершенстве красотой мал’ах, Седьмой и вовсе считал несусветно глупым, хотя и признавал порой за некоторыми людьми кое-какую прелесть, сравнимую с мимолетной и неброской красотой цветов, которые, на пару мгновений, могли все же порадовать глаз даже такого эстета, как он. Правда, к данному детенышу это не относилось. Не то, чтобы он был совсем уродлив, нет. Возможно, кто-то из людей даже счел бы его привлекательным… впрочем, кто их знает, эти непонятные людские пристрастия, но для мал’ах, давно перешагнувшего пору юности и пресыщенного даже самой редкой прелестью мимолетных цветов, зрелище было не слишком-то впечатляющим. Мальчишка был слишком мал, хлипок и бледен. И слишком юн, к тому же, если Седьмой еще не разучился на взгляд определять возраст людей.
Интересно, сколько лет этому зверенышу? Двенадцать? Что-то я не припоминаю, когда это я упоминал о том, что перехожу на детей…
Аль’Корат перевел взгляд на управляющего и, пока еще мирно, поинтересовался.
- Это чтобы за столом прислуживать? А почему здесь?
- Никак нет, Сиятельный… это не в слуги… это…. это для вас… вот. Новенький… Вы изволили обронить недавно, что не мешало бы, и я…
- Ты купил этого заморыша для моей постели? – голос Аль’Кората был обманчиво спокоен. – Тирел, тебе, я вижу, надоело быть управляющим? Так скажи, я это быстро исправлю.
- Никак нет, Сиятельный… не извольте гневаться…
- Я пока еще не гневаюсь, - Седьмой сделал ударение на слове "пока", давая понять, что терпение его не безгранично, - Пока что я в некотором недоумении. И тебе придется очень потрудиться, чтобы его развеять так, чтобы я был удовлетворен.
- Я-я… эээ…
- Вон, - все так же спокойно констатировал мал’ах, - жди меня за дверью. Я сперва побеседую с этим… существом, а потом уже решу, убить тебя сразу, или дать тебе оправдаться.
Управляющий судорожно сглотнул, и, не пытаясь больше спорить, выскочил за дверь. Седьмой, проследив, как за перепуганным человеком закрылась дверь, перевел взгляд на раба. Разумеется, он не собирался беседовать с ним о жизни, или выяснять, как тот попал в рабство. Сиятельный Аль’Корат намеревался всего лишь выяснить, в какой степени управляющий подвел его и обманул его ожидания. И, уже исходя из этого, сделать выводы и принять решение.
- Встань, - голос мал’ах был холоден и спокоен, без единого проблеска эмоций.

+2

14

Малыш лежал не шевелясь, вжавшись в кровать, стук сердца глухо отдавался в ушах в такт шагам приближавшегося к нему мал'ах. Тот остановился, и мальчик, еще не открыв глаз, ощутил на себе взгляд, будто бы пронизывающий насквозь. По телу прошли мурашки, захотелось закрыться руками, но он не мог пошевелиться и боялся даже открыть глаза. Сейчас, даже будучи частично одет, он чувствовал себя гораздо более неловко, чем тогда в торговом доме полностью голым. Но вскоре Аль’Корат отвел взгляд и мальчик выдохнул про себя.
"По всей видимости, я ему не нравлюсь - сделал вывод Кау, прослушав следующий диалог хозяина с управляющим - Ну в общем-то, как я и предполагал, дворецкому определенно достается в этом доме... А я предупреждал, что не стоило со мной связываться" - мальчик приоткрыл один глаз, и заметив, что мал'ах на него не смотрит, показал язык управляющему в подтверждение своих мыслей. Однако, этот факт возможной отставки Тирела ввиду его смерти не вселял уверенности и в ребенка. "Наверняка дворецкого-то Седьмой ценит поболее меня, и если уж он готов так легко убрать его, страшно представить, что может сделать со мной..." Кау съежился, вытащив руки из-за головы, и побледнел от этой мысли, хотя бледнеть уже было дальше некуда. Мальчик встретился взглядом с холодным блеском темных глаз, буквально завораживающих на месте. "Я совершенно беспомощен сейчас, интересно, есть ли у меня шанс остаться в живых?..." Конечно мысль о том, что можно довести Седьмого, подложив свинью дворецкому, вдохновляла, но чувство самосохранения еще отзывалось где-то внутри. Не отводя взгляда от глаз Аль’Кората, медленно и осторожно ребенок начал подниматься, и вскоре выпрямился, но, чтобы продолжать смотреть в глаза мал'ах, голову пришлось задрать сильнее.

0

15

Мальчишка послушался, что несколько сгладило общее и весьма нерадостное впечатление от общей картины. Если юнец понимает, где и с кем можно артачиться, а где проявлять похвальную покорность, может статься, что он, по крайней мере, не глуп. С дураками Седьмой иметь дело не любил, даже в качестве постельных игрушек.
Мал’ах, не спеша, окинул новоявленного наложника взглядом, уже внимательнее присматриваясь к нему, и прикидывая, стоит ли тратить на него время, или сразу отдать на потеху охраняющим его дом стражникам. Ну, или еще что-нибудь придумать. В конце концов, даже самых бесполезных наложников можно было использовать с умом. За этого раба были заплачены деньги. А бесполезных трат Седьмой не любил еще больше, чем дураков в своей постели.
Нужно, кстати, узнать, сколько управляющий заплатил за это создание. Тогда и решу, достаточно ли ничтожна эта сумма, чтобы выбросить ее на ветер. Интересно, он годится на что-то, кроме как лежать бревном в чьей-то постели? Вряд ли стоит ожидать от мальчишки каких-то особых талантов в этой области, слишком уж он молод.
Он смерил раба еще одним задумчивым взглядом, отмечая привычно мелкие детали и укладывая кусочек за кусочком в мозаику. Судя по общей ухоженности и изнеженности, мальчишка мог быть не из простых. А мог и не быть. Настораживали руки: на них полностью отсутствовали следы каких-либо тренировок с оружием, которые были неизменной частью жизни всех мальчишек из хороших семей. Кроме того, Аль’Корат, будучи сам опытным магом, без труда уловил характерные всполохи подавленной силы, исходившие от мальчишки. Браслеты сдерживали магию, и без того слабую, насколько он мог судить. Если мальчишка был благородного рода, это могло бы частично объяснить отсутствие на руках мозолей от рукояти меча, но такое объяснение виделось весьма спорным. Разве что родители его были не в себе. Впрочем, для людей неадекватные поступки не были редкостью.
Задумавшись о своем, мал’ах не сразу заметил, что его так же рассматривают. Причем не исподлобья, а глаза в глаза. Он нехорошо прищурился, не испытывая, впрочем, даже тени гнева. Злиться на раба? Смешно, нерационально, неподобающе. А Сиятельного Седьмого можно было обвинить в чем угодно, но только не в неподобающем поведении с низшими.
Хлесткая пощечина оставила алый след на щеке раба. Мал’ах ударил даже не в половину, в четверть силы, так как хлипкий мальчишка вряд ли выдержал бы настоящий удар.
- Рабу не позволено поднимать глаза на господина, - в его голосе все так же не было эмоций. Просто холодная и равнодушная констатация факта.

+1

16

Конечно не позволено. Но когда юное создание открыло глаза, лежа на кровати, оторваться было уже невозможно. Высокая фигура в белоснежном одеянии, такие же белоснежные волосы, оттенком напоминавшие волосы самого Кау, и те самые огромные крылья за спиной. Мальчик не мог не разглядывать их. Его большие зеленые глаза распахнулись еще сильнее. Даже будучи в напряженном состоянии, он отмечал изящество и грациозность внешнего облика мал'ах. Чертам и выражению лица нового хозяина он не придавал особого значения, но вот эти перышки... "Вот бы и у меня были такие же, наверное здорово" - промелькнула мысль у мальчика в голове. И почему-то он представил и захотел почувствовать, какого было бы укутаться в объятия нежных крыльев. Все же Кау оставался романтичным ребенком.
Оплеуха заставила его выйти из состояния оцепенения, от неожиданности мальчик даже пискнул своим тоненьким голосом, и прижал руку к горевшей щеке. Он сразу же оценил силу удара и подумал, что поступил довольно разумно, не давая поводов для более серьезных наказаний. Впрочем, надо сказать, первым юный дворянин никогда не стал бы проявлять агрессию или задевать кого-либо, не будь на то веских причин. И пока что, в отличие от грубых похитителей и беспардонных продавца и покупателя, Седьмой не сделал ему ничего плохого. Кау ждал, перебирая возможные варианты последующих событий в голове.
- Да... я понимаю - растерянно проговорил ребенок, опуская голову - то есть, извините - он сглотнул комок в горле - ...господин - не то, чтобы маленький раб не понимал своей новой участи, но смириться с этим все еще не мог, слишком привык к своей обычной жизни. Слова медленно и неестественно звучали, будто бы Кау слышал свой голос со стороны. Он не хотел гнева Седьмого, не хотел умирать, но не хотел верить, что это произносит он сам. "Может быть это все страшный сон... - закрывая глаза, уговаривал себя мальчик -а я не могу проснуться..."

Отредактировано Кау (2012-11-21 13:04:48)

+1

17

Хм. Не безнадежен. Просто не привык еще.
Аль’Корат, полностью удовлетворенный демонстрацией покорности, не стал закреплять результат. Склонностью к жестоким наказаниям он не отличался, предпочитая жестокости изощренность. К тому же, мал’ах искренне сомневался, что хрупкий мальчишка выдержит по-настоящему суровое наказание, а убить его сейчас, когда он не определил еще для себя ценность приобретения, было бы слишком расточительно.
Нет, в наложники не годится, определенно. Пока не подрастет, во всяком случае. И то не мне, разве что разок для экзотики, но, сдается мне, удовольствия от такой экзотики немного. Может, приставить его прислуживать Кейре?
Вспомнив про дочь, он наметил себе поговорить с управляющим, чтобы тот нанял в хорошей конторе телохранителя для девушки, лучше оборотня, желательно из медвежьего клана.
Проблема телохранителя для Аль’Кейры была очень даже насущной, так как она, теперь уже наверняка, не будет сидеть целыми днями дома, а захочет выбираться в город. Можно было, конечно, выделить ей телохранителя из числа той личной стражи, которая полагалась каждому члену Совета, но приставлять к молоденькой красивой девушке охранника одной с ней расы представлялось глупым и непредусмотрительным. Молодые девушки впечатлительны, взбредет ей в голову влюбиться, проблем потом не оберешься. Так что оборотень должен быть стать неплохим решением задачки.
Встряхнув головой, Седьмой вернулся к насущному вопросу о том, что делать со стоящим перед ним мальчишкой. В принципе, он уже уверился в том, что как постельная игрушка раб бесполезен. Но решил, из привычной предусмотрительности, все же провести последнюю проверку.
- Разденься. – Голос мал’ах звучал все так же холодно и спокойно.

+1

18

Теперь Кау не мог видеть лица Седьмого, а значит, не мог угадать, что происходит и что тот собирается сделать. Однако, всем своим существом он чувствовал взгляд мал'ах, то, как его изучают. Пауза, последовавшая за его извинениями, казалось, длилась очень долго. Мальчик не знал, чего ждать: то ли еще удара, то ли какой-то другой выходки. Он напрягся и пытался унять дрожь, пробиравшую его насквозь.
Ребенок не удивился следующему приказу нового хозяина, к этому его и готовили. Правда, в свете последней беседы Седьмого с дворецким, он все еще надеялся, вдруг все же тот посмотрит на него и передумает. Но что тогда? Отдаст в бордель? "Нет, мне лучше понравится этому Седьмому... надеюсь, он не окажется слишком жесток". С этими мыслями мальчик начал медленно раздеваться. Точнее, словом "раздеваться" назвать это было сложно, ведь на нем были только полупрозрачные штаны, которые он и сбросил, предварительно покраснев и уронив по обыкновению на лицо свою густую челку. Теперь худое тело раба выглядело еще более беззащитным и хрупким.

0

19

Очевидно, мальчишка соображал чуть быстрее, чем показалось с первого взгляда. Во всяком случае, разделся он не прекословя. Это можно было записать ему в актив, так как у Аль’Кората не было сейчас настроения учить раба манерам. Да и сомневался он, что, после его "обучения" мальчишка вообще будет на что-то годен. Особенно, если учесть, что он и сейчас на его вкус стоил немного. Особенно по сравнению с ним самим.
Похоже, управляющий забыл-таки, на кой он тут есть и какие у него обязанности. Тоже мне, нашел игрушку – ударь посильнее и можно хоронить…
Тонко очерченные губы мал’ах презрительно скривились. Вердикт для продойхи-управляющего и для его приобретения был не слишком утешительный. Ничего привлекательного, а, тем более, соблазнительного сиятельный мал’ах в новом наложнике не нашел.
Даже этот морализаторствующий Архонт и то смотрелся презентабельнее. Впрочем, разве можно сравнивать мал’ах и человека?
Седьмой припомнил строгую красоту беглого подчиненного и, со свойственным всем мал’ах самолюбованием, согласился сам с собой, что, разумеется, нельзя. И уж тем более, счесть бескрылое создание хоть в чем-то равным порождению истинного Света, пусть и перебежчику, было ну совсем невозможно.
Так что мне делать с этим рабом? В постель его точно не возьмешь, разве что разочек, да и то, что он мне может нового показать… Придется использовать иначе. На кухню послать, что ли? Там хоть пользу приносить будет. Или сразу отдать солдатам, пусть развлекутся? Хотя, неплохо бы узнать сперва, чему он вообще научен…
- Что ты умеешь делать, раб?

+1

20

Кау задумался. Действительно, что он умел? Вряд ли способности читать, писать и общаться на светских приемах интересуют его нового хозяина. "На кой он вообще это спрашивает, если меня купили для того, чтобы трахать? Или не только? Может я ему не понравился?" Пауза затянулась, и у мальчика зародилось плохое предчувствие. Он замялся, разглядывая рисунки на полу. Между тем стоять на нем было довольно холодно, да и вообще находиться здесь голым - неуютно.
- Я умею играть на музыкальных инструментах... но не люблю это занятие. Я - сын лорда и меня обучали соответственно, правда, в военном искусстве я не силен. Но имею способности к темной магии и обучался ей в Школе магии... - равнодушно проговорил ребенок, не особо надеясь, что эти умения как-то могут помочь скрасить его судьбу - пока меня не похитили... - начал было Кау, но решил не продолжать: вряд ли Седьмой станет сочувствовать мальчику. "Проклятый Эрратус, лучше б мы вообще никогда туда не ездили!"
В этот момент он хотел посмотреть на реакцию хозяина, но вовремя спохватился, чтобы не поднять взгляд выше. Внутри у ребенка все напряглось, будто бы он ждал вынесения смертного приговора. Впрочем, это было недалеко от истины.

Отредактировано Кау (2012-12-05 20:53:34)

+1


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Седьмого