Вверх страницы

Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Седьмого


Резиденция Седьмого

Сообщений 121 страница 140 из 173

1

http://s3.uploads.ru/3CxHf.jpg

Резиденция Седьмого члена Совета Единого полностью соответствует его высокому положению. Огромный старинный особняк, стоящий в глубине сада, выглядит весьма респектабельным и надежным. А внутреннее убранство полностью соответствует вкусам и положению хозяина. Роскошные залы первого этажа малоинтересны для посторонних, но большинству тех, кто приходит в этот дом, приходится удовольствоваться ими. Мало кто может похвастаться тем, что побывал на втором этаже, где проходит домашняя жизнь сиятельного мал'ах. Комнаты там все так же роскошны, но более уютны. Среди прочих можно выделить роскошные покои хозяина и его дочери, богато обставленные комнаты для гостей, небольшие комнатки домашних слуг и рабов, а так же рабочий кабинет хозяина...

http://s2.uploads.ru/t/FcawN.jpg  http://s2.uploads.ru/t/jaZYU.jpg  http://s2.uploads.ru/t/I7uV6.jpg  http://s2.uploads.ru/t/Aokh8.jpg  http://s2.uploads.ru/t/gbCON.jpg

0

121

Ой-ой-ой!
В городском особняке отца было множество комнат. Как же ее угораздило из них всех выбрать гостевую? И не просто - гостевую, а занятую таким гостем?
- Сиятельный, - Кейра торопливо присела в реверансе, надеясь, что Первый не разглядит бросившуюся в лицо краску. Ситуация мало того, что была несколько неприличной, так еще и полуодетых мужчин девушке до сегодняшнего дня видеть не приходилось! - Прошу прощения, я перепутала комнаты!
Сказала, и сразу поняла, как глупо это звучит.
- Я... Я только сегодня вернулась в город, а эта комната расположена как раз как моя в загородном имении, я не хотела столь бесцеремонно вламываться к вам и тем более вас будить. Еще раз прошу меня простить.
Девушка выпрямилась и уже собиралась покинуть комнату, и когда поняла, что за отсутсвием одежды упустила кое-что важное. А именно то, что выглядел гост не самым лучшим образом. Так выглядят светске львицы после важных приемов - после того, как с лица смоют краску оно кажется бледным и невыразительным. Но заподозрить Первого в использовании косметики Кейра никак не могла.
- Простите, с вами в порядке? Может быть, позвать к вам лекаря?

+1

122

Да, судя по сбивчивым объяснениям и румянцу, выступившему на щеках девушки, подозрения в намеренном вторжении стоило отбросить. Как-то не верилось Зарэлю, что столь юная особа успела поднатореть в театральном искусстве. Хотя, вспомнить себя в этом возрасте...
- Благодарю, но лекарь уже ничем не поможет.
- "Ваш отец уже обо мне позаботился," - Первый чуть улыбнулся двусмысленности получившейся фразы. Произносить её, впрочем, не стал. Он бы предпочел, чтобы сложности их с Седьмым отношений оставались исключительно между ними. И уж точно не касались дочери дорогого собрата.
И, о Свет, на сколько же он плохо выглядит сейчас, раз даже Аль'Кейра заметила неладное? Вот уж чего не хватало, так это завтра на собрании выглядеть недобитой жертвой. Зная наклонности сиятельных собратьев, их первые мысли будут о "прекращении мучений". Самым радикальным методом, причем.
- Боюсь, это я должен извиниться перед вами, как перед хозяйкой дома, за неожиданно затянувшийся визит, - вежливые формулировки слетали с языка с непринужденностью дыхания, - а так же за недостойное поведение за ужином. Боюсь, столь юной особе было не слишком интересно слушать наши разговоры о службе. Мне право очень жаль, что наше с вами знакомство выходит столь неловким.
Последнее казалось и данной беседы. Конечно, глава дипломатического корпуса не собирался смущенно краснеть и нырять под одеяло. Еще чего не хватало. Благо туника, несмотря на свой... минимализм, вполне соответствовала нормам приличий. Так что сам Зарэль никакого дискомфорта не чувствовал, если не считать легкого гула в голове и вновь напомнившей о себе слабости, и очень надеялся, что и девушка сможет взять себя в руки. Ведь если она сейчас вылетит из его комнаты в таком виде, по дому пойдут слухи о всяческих непристойностях случившихся за закрытой дверью.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-15 15:55:16)

+3

123

Несмотря на перестановку, которой подверглась спальня, перестав быть супружеской, она вполне могла сойти за таковую, в особенности из-за весьма примечательной кровати. Примечательной своими размерами, разумеется. Именно здесь Аль’Корат имел обыкновение проводить пылкие ночи, причем не всегда только для собственного удовольствия. И мысль о супружеском долге на той самой постели, где перебывала половина Ильменрата, весьма забавляла его. Нет, правда, разве это не любопытный опыт, переспать с женой там же, где валялись самые продажные шлюхи города, да и не только этого, надо сказать. Чего там, даже некоторые люди имели честь наслаждаться ласками сиятельного развратника на этой кровати. Так что, ее вполне можно было считать подходящим супружеским ложем, особенно если учесть, что сиятельная супруга недалеко ушла от тех, кто продавался ему за протекцию, за деньги, или просто трепеща за собственную жизнь и карьеру. Все закономерно и правильно. И от этого предстоящее действо (если оно состоится) приобретало особую пикантность. Усугубляемую планами на конец ночи.
- О, я действительно забыл, моя дорогая, - он позволил своей ладони дерзко скользнуть по плечу жены, - так потерял голову от вашей близости, что память словно отшибло. С огромным удовольствием избавлю вас это этого платья, оно сегодня будет явно лишним…
От него не укрылось, что жена явно пытается максимально усложнить ему задачу по избавлению ее от одежды, но он не подал виду. Еще чего не хватало, лишний раз доставлять ей удовольствие, дав понять, что это раздражает. Да и не так уж оно и мешало, честно говоря. Мужчин раздевать было труднее, особенно когда приходилось снимать официальную одежду. Так что приноровиться и расстегнуть крохотные крючки не составило труда. А вот отвести взгляд от обнажившейся спины и весьма соблазнительно соскользнувшего на пол платья – уже труднее. Но и с этим он справился, с самым любезным видом отступив на шаг от жены.
- Ванная комната в вашем распоряжении, дорогая.
Он хотел, было, добавить парочку язвительных фраз, но, совершенно неожиданно, в дверь постучали.
Аль’Корат, с некоторым удивлением, покосившись на жену (не ее ли очередной любовник заявился в дом мужа устраивать сцену ревности) подошел к двери и открыл, даже не потрудившись загородить собой жену. В конце концов, мало кто из мужчин в Ильменрате мог похвастаться тем, что не видел ее обнаженной, зачем трудиться?
- Сиятельный, - за дверью оказался управляющий, - сработал артефакт у вас в кабинете.
Седьмой, уже готовящийся устроить разнос наглому человечишке, тревожно нахмурился. Установленным в кабинете артефактом связи, агенты пользовались редко и только по особым случаям. Как правило, по тем самым, когда Сиятельному Седьмому нужно было срочно срываться с места в любое время суток и мчаться узнавать, что за очередная пакость рухнула на его бедную голову.
И, как всегда, на самом интересном месте…
- Дорогая, - он обернулся, - прошу прощения, но работа есть работа. У вас будет чуть больше времени, чтобы принять ванну, и предстать предо мной во всеоружии своей несказанной прелести.
Он слегка поклонился, и, не дожидаясь ответа, вышел из комнаты. По коридору он почти летел, остро жалея, что нельзя расправить крылья. Ворвавшись в кабинет, он запер изнутри дверь, поворотом одного из колец привел в действие все защитные заклинания, наложенные на помещение (от прослушивания, от слежки с помощью заклинаний или артефактов, от банального взлома и еще множества вещей, в том числе, и от возможности открыть хоть одну потайную дверь) и, подойдя к гудящему артефакту, активировал его щелчком по поверхности зеркала.
Так, и что у нас случилось?

+2

124

- Ну что вы, Сиятельный. - Благослови Свет хорошие манеры и умение Первого вести себя в обществе, даже в такой ситуации. Пока он говорил, у Кейры было время взять себя в руки и вспомнить, что ее тоже учили вести себя в обществе. Тем более, если это общество одного из самых влиятельных мал'ах. - Принимать вас в нашем доме - это большая честь, и ваш визит может быть как угодно долог, вы ничуть не стесните никого.  И я конечно же понимаю, что если вы приходите на ужин к моему отцу, вы желаете поговорить об общих заботах, а не развлекать девицу только-только покинувшую детскую.
Правила вежливости требовали еще раз извиниться, сделать реверанс и покинуть комнату, от всей души надеясь, что слуги уже спят и ее ночной визит в комнату гостя пройдет незамеченным. Потому, что слушать, что скажет отец, узнав о нем, Кейре совсем не хотелось.
А уж что скажет матушка...
Пожалуй, сейчас встречу с матерью можно было считать счастьем - отец будет слишком занят выяснением отношений с супругой, и ему какое-то время будет не до дочери. Значит, можно и задержаться. Чуть-чуть. Ведь ничего неприличного не происходит!
- Мне тоже очень жаль, что наше знакомство получается неловким. Боюсь, вы составите обо мне несколько превратное мнение, которое потом трудно будет изменить. Но мне не в чем вас винить, я сама веду себя не самым лучшим образом.

+2

125

Оглядев комнату, леди задержала взгляд на роскошном ложе. "А тут не так уж много и изменилось, по крайней мере, рабочее место незабвенного осталось в неприкосновенности." Она чуть улыбнулась, представив себе, скольким любовникам изменит сегодня с мужем. Если это конечно случится. Ловкие руки мужчины, сказывался  богатейший опыт и постоянная практика, без труда расстегнули хитрую застежку, и платье с легким шелестом  шелковым облаком сползло вниз. Мысль, что этот вредитель любуется ее спиной, откровенно радовала, а его недвусмысленный жест намекал, что ночь может быть вполне не скучной. Уж с фантазией у драгоценного никогда проблем не было, хоть какой-то плюс.  На язвительность можно было не обращать внимания, потому что там, где дело касалось наслаждений,  любезный Кори был гурманом и не стал бы портить себе удовольствие. Другое дело "до" и "после". Но вряд ли "во время". Не успела она додумать мысль до конца, как в двери постучали. "Как в плохом романе!" Эль’Сиана закатила глаза, "надеюсь, он не решил, что это мой пылкий возлюбленный пришел требовать сатисфакции? Кстати, который из них мог бы? Любопытно. Нет, все они – трезвомыслящие мал’ах, кто в своем уме будет связываться с этим интриганом, да еще главой разведки? Отработка на" она с весельем глянула на кровать, "на этом безразмерном рабочем столе – самый минимум, что может получиться. Сюпруг полон сюрпризов, как змеиное гнездо – чешуйчатых гадов". Но за дверью стоял всего лишь управляющий." Так-так… становится совсем интересно", думала леди, состроив на лице недовольную гримаску.
- Дорогая, - он обернулся, - прошу прощения, но работа есть работа.
- Конечно, любимый. Сладостью голоса можно было отравиться, я буду ждать Вас с нетерпением.
"Ну что за жизнь? В кои-то веки так вкусно цапаемся, и снова у него дела…."
Эль’Сиана проводила взглядом убегающего супруга и остановила его на управляющем, который так и стоял у открытой двери и глазел  на нее в какой-то прострации. Ничуть не смущаясь, леди небрежно набросила на себя какую-то шелковую мужнину  тряпку, царственно поманила к себе человека и негромко распорядилась:
- Постель не медля перестелить, мне двух горничных, разузнать, как дела у юной леди и ужинала ли она. Доложить.
До дочери ей дела не было, но приличия нужно соблюдать. Нужно, чтобы этим недотепам даже не пришло в их пустые головы, что что-то не так, ведь завтра весь Ильменрат  будет в курсе, что леди Эль’Сиана и Седьмой решили наконец-то, свои разногласия и "нет, Вы представляете?!  Устраивают торжественный прием, на котором представят блестящему обществу свою дочь". Вот тут и начнется самое интересное…

  Сколько будет отсутствовать Аль’Корат, леди не знала. Зато у нее есть  время обдумать все, что она услышала. А так же то, что было сказано между строк. Бросив шелковую рухлядь на пол и с удовольствием, опознав в ней любимую тунику сокровища своего сердца, Эль’Сиана с удовольствием прошлась по ней несколько раз. Затем, не спеша сняла браслеты и, полюбовавшись тонкой работой,  положила их на туалетный столик.  Окинув еще раз комнату взглядом, леди направилась в ванную. Нежась в бассейне с ароматной водой, Эль’Сиана думала:
"Итак, что мы имеем,  если отбросить в сторону раздражение, закономерное впрочем, при общении с дорогим Аль’Коратом? Что произошло в доме? Ну, это я выясню. У нас высокопоставленный гость, причем, мне прозрачно намекнули, в каком качестве.  А если не обращать внимания на эти глупости? Дипломат и разведчик. Очаровательно. Они будут водить друг друга за нос до скончания Света, то есть всегда, прикрывая свои истинные намерения. Да, впрочем, мне все равно. Мне другое интересно. Из чистого любопытства попробовать, что ли, напоить Кората приворотной микстурой… Меня давно мучает вопрос: может он любить или это в принципе невозможно?" Леди в задумчивости поболтала в воде ногами,  наслаждаясь теплым ароматом воды и тишиной. Служанки замерли с полотенцами в руках  и внимательно слушали и ждали, чего же еще пожелает сиятельная госпожа." Стоит, наверное, поменять стиль поведения, сбить его с толку. Разведка разведкой, а милый друг заврался так, что сам себе не доверяет, и не стыдно на этом сыграть." Служанки аккуратно вытащили из прически леди шпильки, с должным почтением вымыли ее волосы и теперь расчесывали  их скользкими гребнями, придавая им еще больший блеск и лоск. " Почему бы мне не прикинуться действительно любящей супругой? Надолго меня не хватит, да и муженьку не понравится, но такого я еще не делала." Повеселившись мысли, чего именно она еще не делала, леди решила для себя, что с нее не убудет, а от  пары-тройки приворотных зелий ничего с Аль’Коратом не случится, зато эксперимент стоит  некоторого риска и отказываться от него ни в коем случае не нужно." О Кори! Буду твоей нежной пастушкой!  Иди же ко мне, мой возлюбленный!" Представив, как это выглядит со стороны, леди язвительно улыбнулась.
Отпустив жестом прислугу, она, как была, направилась в спальню, взобралась на ложе и приготовилась ждать.

+1

126

Новости оказались такого свойства, что стало сию минуту ясно – правильно его сдернули, можно сказать, с жены. Тут, пожалуй, в пору было сердиться, что медленно дергали. И, если новость об исчезновении заполучившего Чашу мага еще можно было как-то пережить, ограничившись кратким приказом "Искать!", то от второй новости дыбом вставали не только волосы, но и все перья разом.
Найл-эт-Тарон мертв. Убит в собственном доме неизвестно кем. Никакой магии, никакого яда, никаких хитростей, изощренных и потому дорогостоящих. Просто и банально, даже в чем-то примитивно – мечом. Можно сказать – уникальный случай. Редко кто из членов Совета удостаивался такой смерти, разве что главы четвертого департамента, да и то во время войны.
Впрочем, то, как погиб Девятый, сейчас было не важнее, чем последствия этой внезапной гибели. И вот последствия-то как раз представлялись Седьмому нерадостными. Два покушения на членов Совета за сутки, причем, одно удачное, это уже не шутки. Ничего подобного не случалось… да никогда не случалось. Во всяком случае, на памяти лично Аль’Кората, а память у него была, дай Свет всякому. И на хорошее, и на дурное, причем, на второе даже крепче.
Но, еще лучше, чем память, у него работало чутье, которое прямо-таки вопило, что все событий, случившиеся за последние дни, как в Светлых, так и в Темных землях, еще аукнутся и ему, и всему Мальсторму, если вдуматься.
Что-то происходит. Даже нет, не происходит. Меняется. Или рушится? Да, пожалуй, это - то самое слово – рушится. Порядок рушится, а это еще никогда не обходилось без жертв. И, если последствия для нас и для темных еще как-то можно просчитать, то какую роль во всем этом сыграют Вольные земли неясно совершенно. Особенно, если к ним присоединится этот маг с Чашей… а, судя по всему, он именно это и собирается сделать. Почему только неясно. Почему он выбрал людей, а не нас, ну, или демонов, на худой конец? Может быть, потому, что их проще подчинить? Возможно… и тогда мы сделали большую ошибку, что не отдали приказ о его немедленном уничтожении. А теперь дело затянется. Главы карателей больше нет, и нам предстоит еще выбрать его из толпы претендентов. Пока новый вступит в должность, пока возьмет дела в свои руки, пока растолкает по ключевым точкам своих ставленников, пройдет много времени и найти этого чародея станет в разы сложнее, ибо, если он не дурак, он укроется именно там, глее его труднее всего будет обнаружить – в городе магов. Да, проблема нешуточная. Главное, чтобы еще и это на меня не повесили. Хотя, за порядок в городе я не отвечаю, но, если это будет представлено, как диверсия со стороны… Интересно, что там Второй нарасследует? Свидетелей-то нет. Точнее, есть один, но этого не прижмешь. Интересно, какого он вообще делал у Девятого в такой час? Так и знал, что эта замшелая реликвия еще доставит хлопот…
Седьмой нахмурился и рассеянным жестом погасил зеркало. Ситуация складывалась крайне неприятная, и самое неприятное было в ней то, что перебрав в памяти всех возможных претендентов на пост Девятого, он не нашел никого, кто мог бы, пусть и косвенно, послужить его планам. Нет, влиятельных мал’ах в девятом департаменте было более, чем достаточно, но спрогнозировать, кого именно поддержит каждый их них в наиболее волновавшем Аль’Кората вопросе о войне было пока невозможно за недостатком информации. Нужно было поднять досье, изучить, просчитать… словом, потратить очень много времени, которого не было. Мелькнувшую было мысль о попытке надавить на Шеен-а-Серафа, и заставить его вернуться на оставленный когда то пост, Седьмой отмел как неконструктивную, так как не только смутно представлял себе, чем его прижать, но и искренне сомневался, что его собратья оценят положительно идею вернуть в политику того, кому достаточно сказать слово, чтобы корону Светлых земель ему принесли на блюдечке, с довеском в виде всей армии и головами Сиятельных членов Совета.
А жаль. Уж он-то точно будет против войны... Но, если не он, то кто?
Идей не было. Но зато была разумная мысль. Одна единственная, но стоила многих. В конце концов, у него теперь был союзник, чтоб ему, так что ломать голову в одиночестве не было необходимости. В конце концов, именно этот союзник жаждет занять место Единого, вот и пусть подумает, как сделать так, чтобы оно не досталось другому.
Хм, похоже, выспаться дражайшему Первому сегодня не удастся. Жаль, конечно, но если я не сообщу ему новости сейчас, с утра он меня первый загрызет. Кстати, по поводу утра…
Он раскрыл стоящую на столе шкатулку, которую, видимо, в его отсутствие принес Фаил, и удовлетворенно улыбнулся. Какие бы там подозрения у него ни возникли в адрес первого помощника, надо было признать, что работу свою он знал, и накопители из хранилища департамента доставил, как и было приказано. Надев на шею прозрачный светящийся кулон на тонкой цепочке, и прихватив еще один такой же, Седьмой вышел из кабинета и направился к гостевому крылу.
У двери гостевой спальни его поджидал сюрприз – из-под оной пробивался бледный свет магического светильника. Его гость явно изволил бодрствовать. Надо сказать, сей факт Седьмого не порадовал. Скорее, разозлил.
Тьма его задери, нашел, когда показывать характер! Сказано же ему было, что обязательно нужно отдохнуть, иначе будут последствия! Что б этих неверующих демоны драли, никогда советов не слушают, думают, что все им нипочем!
Беспокойство Аль’Кората по поводу здоровья его сиятельного союзника, разумеется, имело в основе, глубоко личный интерес – Седьмому было выгодно, чтобы Зарэль завтра был в состоянии отражать бесконечные вопросы и нападки коллег, на что он вряд ли будет способен, если не наберется сил после покушения.
Нахмурившись, он коротко постучал в дверь, и, не дожидаясь разрешения войти, толкнул ее.
И остолбенел на пороге комнаты, обнаружив там не больше и не меньше, чем собственную дочь.
Мысли обо всех политических трудностях сдуло, как порывом ветра, оставив лишь недоумение и тревогу. Представить себе, что может делать Аль’Кейра в комнате этого змея в такой час он совершенно искренне не мог. Хотя нет, мог, но один вид бледного, как надушенные лавандой простыни Зарэля отменял этот вариант сразу и вчистую. О каких непристойностях может идти речь, если предполагаемый виновник выглядит, как свежеподнятый некромантом труп? Так что, самым логичным вариантом было то, что дочь попросту заблудилась в незнакомом доме. Хотя, разумеется, оставались и другие, но думать о них не хотелось.
- Кейра? – от удивления Аль’Корат даже употребил, машинально, разумеется, домашнее имя дочери. – Как ты здесь оказалась?

Отредактировано Аль'Корат (2013-06-18 18:03:51)

+1

127

Девушка все-таки нашла силы справиться со смущением. Ну вот, всего-то потребовалось несколько светских фраз, и румянец погас, голос выровнялся, и леди готова продолжать общение с гостем, невзирая на пошлые обстоятельства вроде позднего часа и скудности одежды собеседника. Еще немного и можно будет выпускать в свет. А еще чуть-чуть, и, пожалуй, будет с невозмутимым видом знакомить супруга с любовником, не трудясь даже одеваться и привставать с постели. И, конечно, на возмущение рогоносца морщить носик, что она отнюдь не изменяет, а способствует его карьере, чему он, невоспитанное животное, имеет наглость бесцеремонно мешать. Это если, конечно, планы Светлейшего Седьмого по опутыванию узами брака прочих членов Совета провалятся. Да, в высшем обществе нравы портятся с той же скоростью, как темнеет на воздухе мякоть сочного яблока. Быстро и почти необратимо.
Впрочем сейчас больше всего на свете Зарэль хотел не философствовать на тему подрастающего поколения, а чтобы его как можно скорее оставили в покое. Особенно учитывая все нарастающую головную боль. Кажется, Седьмой не соврал на тему последствий лечения.
- Что ж, не буду отрицать некоторой необычности нашего с вами знакомства. И все же вы слишком строги к себе. Знаете знаменитую фразу, что молодость, это недостаток, который к сожалению слишком быстро проходит? - меж тем буквально на рефлексах продолжал улыбаться и сыпать вежливыми формулировками Первый. - Но, надеюсь, у нас будет еще шанс пообщаться в более располагающей к общению обстановке. Обещаю в следующий раз не утомлять вас политикой...
Зарэль хотел добавить что-то еще. А потом вежливо свернуть разговор к необходимости покинуть спальню, и дать уставшему гостю спокойно поспать. Но ему помешали. Причем столь картинно, что возникло ироничное подозрение - уж не стоял ли Седьмой за дверью, специально поджидая момента для театрального появления.
Хотя, кажется, и сам Сиятельный собрат весьма впечатлился открывшейся сценой. Второй раз за вечер Первый с неимоверным наслаждением полюбовался, как самоконтроль подводит Аль'Кората, и на безупречном лице проступают удивление, смятение... да, кажется, в мире появилась еще одна вещь, на которую можно смотреть вечно.
- Не сердитесь, Сиятельный, - вместо Аль'Кейры ответил Первый, у которого от удовольствия даже перестала болеть голова. - ваша дочь просто ошиблась дверью и уже собиралась уходить. Куда больше я бы хотел узнать, что за срочное дело привело вас, раз вы столь решительным образом появились в моей спальне?
И он очень надеялся, что у Седьмого и правда есть серьезное обоснование для вторжения, да еще без получения разрешения.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-19 23:56:13)

+2

128

"И где это демоны носят моего горячо любимого муженька?" Эль’Сиана, наскучив ожиданием, дернула сонетку звонка. Явившейся служанке леди велела принести из ее старых  покоев пеньюар и домашние туфли да поскорее. Чуть позже, наблюдая за тем, как прислужница застегивает одежду и расправляет складки, поинтересовалась:
- Что молодая госпожа?
Девушка побледнела и опустила глаза:
- Простите, леди, управляющий сбился с ног, ее нигде не могут найти…
"Этого еще не хватало!" Эль’Сиана нахмурилась, раздумывая, велеть прийти проходимцу сюда или  сходить к дочери самой. Остановилась на втором, решив заодно поглядеть, где же это застрял Аль’Корат. Было два предположения, и второе снималось как вовсе неприличное, а вот первое…" Неужели он все же у высокого гостя? Вот сейчас?" Бросив взгляд в зеркало, и заметив мимоходом, что наряд несколько откровенный, леди направилась к покоям Аль’Кейры. В доме царила тихая паника. Слуги суетились и бегали, хорошо, что молча. Почти у самых гостевых комнат ей попался управляющий.
- Бездельник! Ты что, не мог проследить, чтобы молодая госпожа добралась до своих апартаментов? Голос Эль’Сианы был негромким, но пронзительно-холодным. Весь дом просто обязан был узнать, что сиятельная леди беспокоится за дочь и изволит гневаться. Еще постояв и помолчав для значительности,  леди добавила:
- Ищите лучше, и, глядя в след уходящему человеку, добавила, а я поищу дражайшего супруга и все-таки  поинтересуюсь у него, что тут происходит.

+1

129

Несмотря на то, что Аль’Корат совершенно не увлекался театром, он не мог не оценить всю прелесть сцены под названием: "Действие первое, сцена вторая. Те же и строгий отец". На редкость хрестоматийной, кстати. Теперь ему оставалось только встать в позу, и потребовать, чтобы коварный искуситель женился на скомпрометированной девушке. Кстати, еще день назад он, возможно, так и сделал бы, но сейчас подобный ход был бы несусветной глупостью, которая, мало того, что могла разрушить только-только заключенный союз, но и, скорее всего, не принесла бы ощутимой пользы. Поэтому, он, не став разыгрывать комедийную роль оскорбленного отца, посторонился, давая возможность дочери выйти из комнаты.
- Иди к себе, дорогая. Прямо по коридору, и направо. И скажи кому-нибудь из слуг, чтобы предупредили твою мать о том, что я задерживаюсь.
Дождавшись, пока за дочерью закроется дверь, он, почти машинально сотворил несколько заклинаний, заблокировав дверь и поставив защиту от всех известных видов подслушивания и подсматривания, магических и обычных. В свете сегодняшних событий, такая предосторожность вовсе не казалась чем-то чрезмерным, напротив, он надеялся, что этого хватит, и разговор будет действительно приватным.
Покончив с предосторожностями, он обернулся к Первому, и, с легким оттенком небрежности заметил:
- Я надеюсь, Сиятельный, что этот инцидент не будет обнародован за пределами этой комнаты. Мне было бы равно неприятно, как разрывать наш союз, так и принуждать вас к браку, который я считаю несвоевременным и абсолютно невыгодным для обеих сторон.
Сочтя на этом инцидент действительно исчерпанным, он подошел к кровати, и, присев на край, протянул Первому светящийся кристалл на цепочке, точно такой же, какой повесил себе на шею несколько минут назад.
- Это вам. Магию накопитель не вернет, но силы восстановит, а они нам обоим утром понадобятся. – Дожидаясь, пока Аль’Зарэль воспользуется проявленной любезностью, он как раз собрался с мыслью, и, чуть понизив, на всякий случай, голос, сказал. – У нас неприятности. Найл-эт-Тарон убит час назад в собственном доме неизвестным.

+1

130

- Доброй ночи, - успел ввернуть Зарэль, прежде чем девушка покинула комнату. Вежливость - прежде всего.
Только после этого он позволил улыбке сползти с лица - демоны, в одну из таких ночей она точно прилипнет! - и выжидательно посмотреть на колдующего Седьмого. Явно тот поднимал столько щитов не для того, чтобы вторично пожелать спокойной ночи или устроить допрос по поводу увиденной сцены.
Хотя, право, последнего дипломат и не ждал по целому ряду причин. Во-первых, дорогой собрат отличался незаурядным темпераментом и вряд ли стал бы делать подобную беседу личной и тихой, да еще и позволив виновнице происшествия уйти со сцены. Ну, а, во-вторых, Зарэль верил так же в наличие хоть какого-то разума у Херувима, и, как следствие, понимания тех глубин, куда его вежливо пошлют в такой час с такими разговорами.
- Я надеюсь, Сиятельный, что этот инцидент не будет обнародован за пределами этой комнаты. Мне было бы равно неприятно, как разрывать наш союз, так и принуждать вас к браку, который я считаю несвоевременным и абсолютно невыгодным для обеих сторон.
- Что вы, я просто мечтаю пустить демону под хвост свою репутацию, ради сомнительного удовольствия добавить еще одно пятно на равномерный слой грязи вашей семейной "славы"! - устало, а от того еще резче чем обычно подумал Первый, вслух же на одном дыхании произнеся:
- Разумеется Сиятельный. Какие могут быть сомнения?
Накопитель был принят без споров, лишь с лаконичным благодарным кивком. Зарэль гадал - что же за причины внезапно привели Херувима к его постели? Судя по резко исказившемуся поведению Седьмого, новости были не из приятных... но не катастрофические. И, похоже, смертельной усталости и жажде спокойного сна придется подождать лучших времен.
– У нас неприятности. Найл-эт-Тарон убит час назад в собственном доме неизвестным.
Новость эта поразила Зарэля на столько, что он почти утратил дар речи. Лишь привычка не затягивать паузы в разговоре заставила выдавить растерянное:
- Вот как...
Девятый. Личный недоброжелатель, ярый сторонник войны, тот самый офицер на шахматной доске, что способен стремительным ударом выбить любого противника, глава лучших убийц Светлых Земель сам пал жертвой нападения. Случись все парой дней ранее, и Зарэль бы счел это поводом для праздника, но сейчас он нахмурившись откинулся на подушки, требовательно уточнив:
- Детали? Как убит? Где конкретно? Есть ли хоть какая-нибудь информация об убийце? Свидетели?

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-25 03:24:17)

+1

131

В кои-то веки Зарэль предоставил своему бывшему врагу и нынешнему союзнику приятную возможность насладиться своей растерянностью. Всего несколько мгновений, правда, но и то хлеб. Не то, чтобы этого хватило, чтобы хоть как-то пригладить в памяти день почти минувший, но легкого удовлетворения Седьмому было вполне достаточно. Пока. Впоследствии он рассчитывал получить больше и другим способом, но сейчас следовало подумать о более важных вещах. Причем, в кои-то веки, действительно важных, так как случившееся могло здорово поменять все расклады.
Поэтому Аль’Корат, даже не подумав оскорбиться на слишком уж требовательный тон, более подходящий для разговора с подчиненными, невозмутимо принялся по памяти воспроизводить доклад агента. Дословно, так как на оную память он не жаловался.
- По словам слуг, Сиятельный Девятый вернулся домой довольно поздно, - …кстати, это весьма любопытно, потому что по свидетельству охраны Рассветного замка, он покинул оный довольно давно, и было бы любопытно узнать, где он был… но об этом после, - Некоторое время работал с бумагами у себя в кабинете, дожидаясь гостя, за которым специально послал слугу. Когда гость явился, он, поприветствовав его, по неизвестной причине, вышел в соседний кабинет. Спустя примерно полчаса, гость, удивленный долгим отсутствием хозяина, последовал за ним, и обнаружил в пресловутом соседнем кабинете обезглавленный труп. Никаких следов предполагаемого убийцы не было, вспышек темной магии не зафиксировано, проникновения кого-то постороннего магическая защита резиденции тоже не зафиксировала. Анализ магического фона показал две вспышки пространственной магии, из чего можно сделать вывод, что убийца пришел и ушел порталом. Непричастность гостя к убийству установлена совершенно точно, во-первых, он все время отсутствия хозяина был не один, а во-вторых, он маг и эффективно воспользоваться использованным убийцей оружием, предположительно мечом, по форме и конфигурации похожим на парное оружие, не способен. Все чисто, никаких подозреваемых, - Седьмой усмехнулся, - правда, лично мне было бы все же интересно узнать, что именно хотел Сиятельный Девятый от Шеен-а-Серафа в такой час.

+1

132

Зарэль слегка кивал, ни то слушая отчет Седьмого, ни то своим мыслям. К слову сказать, ситуация складывалась прелестная - почаще бы вот так лежать на удобной, пусть и чужой кровати, слушая доклад от недавнего противника. Как бы выработать у Аль'Кората привычку всегда отвечать подобным образом, а не только когда Светлые Земли, да и собственные карьера с жизнью находятся под угрозой?
А новости и впрямь оказались тревожные. Вот все-таки не зря по Светлым Землям ходила шутка, что Девятый департамент всегда некстати. Даже их глава умудрился выбрать для смерти самое неподходящее время. Как его угораздило отправиться в Чертоги именно   в этот день?
Но времени для эмоций не хватало - нужно было решать, как обернуть даже эту откровенно невыгодную ситуацию к собственной пользе. Так, хорошо хотя бы убийство нельзя однозначно повесить на демонов. Да и начинать войну с неизбежным хаосом смены власти в департаменте отвечающем за военные суды - не самая благоразумная затея. Впрочем, Зарэль полагал, что обстановка и без того не располагала к конфликту.
В принципе, он как раз обдумывал, на кого свалить ответственность за смерть Сиятельного, которого за столь несвоевременные выходки стоило по меньшей мере поднять и казнить вторично, как последняя, мельком брошенная фраза Седьмого, вызвавшая поначалу машинальный кивок, заставила резко очнуться от размышлений.
Вот уж чьего имени Аль'Зарэль не ожидал услышать, так это Шеен-а-Серафа. Вообще, дипломат полагал его не более чем государственной реликвией, вроде передаваемого из поколения в поколение фамильного доспеха, давно уже устаревшего и бесполезного, но еще способного произвести впечатление на наивных потомков и нетребовательных гостей. Хотя лучше всего подобные раритеты смотрятся в чулане - там они и загадочнее, и ржавчину меньше заметно. Так что до сего дня отшельничество этого достояния истории Зарэля вполне удовлетворяло и, судя по всему, его тоже, даже более чем. Было бы странно, если бы этот социопат, эстет и гедонист внезапно возжаждал внимания к своей особе.
- Шеен-а-Сераф? - на всякий случай переспросил Первый, недоверчиво выгнув бровь. - Да, действительно интересно, кому из них что понадобилось друг от друга. И, судя по тому, как вы описали свидетеля, следует полагать, что это он и есть. Занятно, надо же... То, что убийца неизвестен - хорошо. Надо попробовать приплести к делу смертных, только осторожнее. А еще весьма интересно, кем же мы заменим столь не вовремя почившего Найл-эт-Тарона. На сколько я знаю, все его помощники - серые посредственности, и годятся лишь для исполнения ежедневной рутины, но никак не для руководства департаментом в кризисной ситуации.
Зарэль рассуждал неспешно, как бы делясь своими мыслями. Ситуацию с Девятым он, по здравом размышлении, счел даже выгодной. Списать нападение на демонов при таких условиях будет сложно, сторонников войны стало на одного меньше, обстановка дестабилизировалась и теперь еще меньше располагает к нападению, а что же до самого факта кончины горячо нелюбимого собрата по Совету - что ж, по этому поводу Зарэль однозначно собирался выпить.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-26 02:00:50)

+1

133

Приноровиться к новому ощущению того, что разговор был больше похож на отчет перед начальством, а не рассказ новостей союзнику оказалось, как ни странно, не так сложно. Скорее всего, потому, что ощущение было не таким уж новым. Все же он не всегда был главой департамента, ему тоже случалось стоять навытяжку сперва перед Пятым, а потом и перед Седьмым. Кстати говоря, в те времена на его долю приходились почти всегда исключительно похвалы. Это наводило на определенные мысли… не самые приятные, но примириться с ними было несложно, при желании. Да, он не создан для первой роли, и это не такая уж трагедия, если вдуматься. Осталось только найти того, при ком можно быть вторым.
Он покосился на Зарэля и решил, что, если не появится кого-то более подходящего, этот конкретный мал'ах ему вполне подойдет. Да и отчитываться перед возлежащим на постели Первым оказалось даже забавно. Хотя, лично Аль'Корат предпочел бы отчитываться лежа на этой же постели, но это пока было только в перспективе. Отогнав от себя мысль о том, как приятно было бы сейчас пропустить сквозь пальцы золотисто-рыжеватые пряди, мягкость которых ему уже была знакома, он чуть откинулся назад, прислонившись к столбику кровати. Судя по рассуждениям вслух, Зарэля сейчас интересовало его мнение по поводу. Оно у него, надо сказать, было, причем в двух вариантах: цензурном и не очень. Второй он решил пока не озвучивать, поскольку с богатством и экспрессивностью своей лексики он Первого уже сегодня познакомил.
- Как мне доложили, Сиятельный Второй попросил Шеен-а-Серафа утром прибыть в Рассветный замок, подписать некоторые протоколы и рассказать нам, все, что он знает по этому делу.Парадокс, кстати. Любому другому Второй был бы вправе приказать явиться, а эту ходячую реликвию вынужден просить. И не только он… - Да, с преемником будет сложно. Заместители Девятого вред ли потянут департамент, тем более, в такое тяжелое время. Он не особо стремился окружать себя яркими личностями, все больше посредственностями. С одной стороны – позиция разумная, но сейчас она играет против нас. Можно было бы, конечно, выбрать кандидата из другого департамента, но это дело слишком долгое, ведь все тут же начнут проталкивать своих, начнутся интриги, и это может затянуться, а мы сейчас не можем себе позволить роскошь ожидания. – Аль'Корат задумчиво повертел в руке кисточку от балдахина. – Вообще, если говорить о том, кто мог бы очень быстро войти в курс дел и взять в руки департамент, то тот же древнейший с этим бы безусловно справился, опыт у него есть, да и его… - Седьмой поколебался. - …его популярность может слегка поддержать пошатнувшуюся репутацию Совета. К тому же, что безусловно важно, он, скорее всего, подал бы голос против войны. Но последствия… к тому же, он вряд ли согласится.

Отредактировано Аль'Корат (2013-08-11 04:48:49)

+1

134

Наверно со стороны картина получалась на редкость мирная и даже милая - неспешный разговор при неярком свете единственного магического светильника, одна кровать, на которой Первому пришлось чуть подвинуться, чтобы не касаться ногами крыльев собеседника. И жест, с которым Аль'Корат устроился поудобнее, опираясь на столбик балдахина, только дополнял впечатление.
Кстати, сам Первый терпеть не мог эти недоклетки из ткани, совершенно не понимая их смысла и назначения. Скрываться в собственной спальне особо не от кого, боязни открытых пространств пока не наблюдалось, а вот расправить крылья мешает. Особенно когда на кровати их не одна пара. Вот уж в самом деле удовольствие - на пике ощущений удариться от природы чувствительной конечностью о столбик или запутаться в тяжелом занавесе.
На тему заместителей Аль'Зарэль позволил себе легкую полуулыбку - он сам придерживался той же позиции, что и ныне бывший Сиятельный Девятый. Да, слабая инициативность непосредственных подчиненных порой доставляла некоторые трудности, но в целом служила неплохой гарантией безопасности собственного места. Что же до проблем у остального Совета в случае безвременной кончины... что ж, пусть они будут аргументом эту кончину не устраивать.
И в самом деле, правда интересно, кто же приложил руку к Смерти Девятого? Стоит ли опасаться новых нападений с этой неведомой стороны и не могла ли она так или иначе быть связана с пославшими демона. Шанс невелик, но отбрасывать не стоит.
Предложение же Седьмого показалось в первый момент почти бредовым. Взять отшельника, давно отошедшего от политики, и поставить на один из ключевых постов разваливающегося государства? Свежо. Оригинально. Вот прямо в духе Аль'Кората. Первый уже было набрал воздуха, чтобы высказать в привычной насмешливой форме все свое мнение по поводу кандидатуры Серафа... и замолчал. А действительно, какой у них особенно выбор?
Наконец, хорошо все обдумав, дипломат пожал плечами:
- Да, его популярность весьма опасна, - в первую очередь для меня лично, - но что касается возможного несогласия - не думаю, что орды демонов, штурмующие его особняк, являются пределом мечтаний нашего почтенного старца, - Аль'Зарэль позволил себе снисходительную усмешку. - А именно это и произойдет, если он не вмешается в конфликт. На нашей стороне, разумеется. Нужно только прозрачно дать ему понять, что расклад именно таков, и, полагаю, его согласие на пост мы получить сможем.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-26 20:40:43)

+1

135

Идя длинными  переходами к апартаментам дочери,  Эль’Сиана  придумывала свою страшную месть.  Как сделать жизнь мужа невыносимой?  Есть множество способов, но хотелось чего-нибудь этакого, неожиданного, и смешная мысль о привороте все больше занимала сиятельную леди. В конце концов, в какой-то степени это научный эксперимент, а Сиятельный сюпруг – самый что ни на есть объект для исследований. Кроме всего прочего, известно, что на старших расах приворот  не работает, так что,  крутись  как хочешь, дорогая! Мысль о науке и эксперименте  ниточкой протянулась почему-то к  главе Пятого департамента." А почему бы и нет? Нужно попробовать. Если все-таки устроим прием." Леди неспешно шествовала по коридорам и думала о том, что, в сущности, мысль может оказаться не такой уж и глупой, как казалось на первый взгляд, особенно, если озаботиться толковыми указаниями.
     Дело даже было не в том, что супруг относится к ней пренебрежительно, и даже на его бесконечные измены можно было смело закрыть глаза, так как стараниями леди он был достойно украшен ветвистыми рогами.  В сущности, леди было наплевать, как к ней относится махровый лжец и лицемер, за которого ее когда-то выдали, даже не поинтересовавшись ее мнением на его счет. Суть проблемы заключалась в давнем оскорблении, тем более унизительном, что оно было брошено мимоходом, походя, как бы, между прочим.  Аристократка до мозга костей, Эль’Сиана не желала сносить подобные инсинуации и, затаив обиду, пакостила драгоценной половине, как умела.  К сожалению,  серьезно испортить и без того подмоченную репутацию супруга она могла только разводом, а аристократы не разводятся. Развестись – значит потерять все. Ни он ни она не хотели бы остаться изгоями, и если Аль’Корат нашел бы себе занятие по душе, и даже, она могла и такое допустить, остался бы на посту Седьмого, то она… она теряла все. Светское общество не примет ее. Никогда. По этой самой причине  леди хотелось устроить дражайшей половине такую сладкую жизнь, чтобы у него склеились внутренности, ныли зубы,  а на сиятельном личике навеки пристала блаженная улыбка, и Эль’Сиана  была полна решимости осуществить свое намерение.

+1

136

Как ни странно, но Первый не раскритиковал его совершенно бредовую идею, которая и самому-то Аль’Корату казалась слегка безумной, а даже умудрился подвести под нее вполне разумную опору. Это невольно позабавило. А что, если так, мы неплохо сработаемся. Я буду генерировать идеи, а он – придумывать, как их осуществить. Если, кончено, мы не поубиваем друг друга в процессе сотрудничества.
Мысль об убийстве, кстати говоря, посетила Седьмого снова, в первый раз после заключения союза, и была, собственно, результатом того, что Херувиму просто нестерпимо хотелось попросить, чтобы Зарэль набросил на себя покрывало что ли. В конце концов, даже допустимым издевательствам есть предел, а созерцание короткой туники Первого явно не располагало к мыслям о работе. А осознание, что попросить об этой мелочи, значит показать собственную слабость как раз и наводило на мысли об убийстве. Пока еще привычная сдержанность не подводила, и борьба с соблазном не отображалась на лице, но он прекрасно понимал, что это ненадолго. Кому, как ни ему было знать собственную блудливую натуру?
Сделав вид, что занят обдумыванием поданной идеи, он рассеянно созерцал злосчастную кисточку от балдахина, которую теребил в руке, и успокаивал разбушевавшееся воображение, напоминая себе сцену в кабинете, которая, - Аль’Корат был в этом уверен, - повторится, если он попытается снова показать свой недвусмысленный интерес. Помогало слабо, но помогало, давая возможность все же, пусть и несколько отстраненно, думать о делах.
- Нет, если повести разговор именно так, то он, возможно, согласится, - Седьмой, все так же задумчиво, покачал головой, - Но слишком уж непредсказуемый из него будет союзник. Ненадежный. Кто может знать, что взбредет ему в голову? С таким нужно быть настороже, и иметь в резерве какой-нибудь компромат. А с этим у нас определенные трудности. Учитывая его добровольное затворничество, надавить на него чем-то будет крайне сложно. Нужно узнать, что он делал в доме Девятого сегодня, возможно, это даст зацепку…

+1

137

Наблюдая за Седьмым Зарэль постепенно приходил к выводу, что с тем происходит что-то не то. Не может же он столь внезапно переменить поведение из-за заключенного союза. На сколько показывали наблюдения прежних лет, глава разведки предпочитал прямые взгляды и его поведение в целом характеризовалось то пассивной, то откровенной агрессией. Вряд ли Сиятельного в самом деле так уж интересует кисть от балдахина, да и если вспомнить, тогда в собственной спальне он слишком часто отводил взгляд.
Зарэль задумчиво сощурился. Неужели скрывает информацию? Маловероятно - вот уж чего чего, а врать и умалчивать с непроницаемым лицом Седьмой умел. На приступ внезапного смущения и прочих мифических явлений тоже рассчитывать глупо.
Может, если бы не очередной приступ головной боли, Первый бы додумался до причины странного поведения союзника. Но именно в этот момент в виски будто воткнули иголки, обрезая последнюю нить рассуждений.
Слега поморщившись, больше от неожиданности, чем от силы неприятных ощущений, Аль'Зарэль мимолетно прижал пальцы к виску. Скорее бы разобраться с этим делом и вернуться ко сну. Накопитель накопителем, а бессонная ночь на пользу никому не идет. Однако, несмотря на этот жест слабости, голос ни на ноту не утратил привычной высокомерной насмешливости:
- Вы правда полагаете, что компромат - это подходящий метод влияния на самого обожаемого мал'ах нашего мира? И чье же мнение его так волнует, чтобы бояться разоблачения? Ведь даже если он и правда в чем-то замешан, мы сможем максимум заключить его под домашний арест, в котором он и так добровольно находится. Все остальное вызовет лишние волнения среди и так неспокойного населения. И причем не каких-то смертных, а мал'ах. Да и к тому же, - встряхнул головой Первый отгоняя заполнявший мысли туман, - такой метод давления, полагаю, побудит Шеен-а-Серафа лишь искать способ избавиться от столь обременительного "союзничества".
- И кстати, - как бы между делом бросил дипломат, - ваш профиль, несомненно, прекрасен, но я буду безмерно признателен, если вы перестанете общаться с нитками и все же обернетесь.
Если бы речь шла о ком другом, возможно, Первый не стал бы требовать соблюдения этой нормы приличий. Он знал многих, кто принципиально не смотрел в глаза собеседнику и всячески отвлекался на предметы интерьера, пейзаж за окном - что угодно. Но Седьмой...

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-27 13:12:47)

+1

138

Язвительный тон Зарэля слегка привел Аль’Кората в чувство, за что он даже мысленно поблагодарил не в меру высокомерного союзничка, не собираясь, правда, повторять эту благодарность вслух даже под угрозой мучительной смерти. Все же, как ни крути, а манера Первого вечно смотреть с превосходством, неожиданно, оказалась кстати, заставив Седьмого встряхнуться, отогнать мысли о непристойном на дальний край сознания и сосредоточиться на деле. Он даже смог не вспылить, когда Зарэль в пух и прах раскритиковал идею с компроматом. Хотя, не вспылил он больше все-таки потому, что, несмотря на раздражающее высокомерие, Первый был не так уж и не прав. В данном случае давление было не лучшим методом. У Седьмого даже была на этот счет идея получше, но он не был уверен в ее осуществимости.
- На самом деле, не считаю, - он усмехнулся, уже с легким проблеском редко посещающей его самоиронии, - просто издержки профессии – привык всегда первым делом думать о компромате. На самом деле, вариант, который я считаю идеальным, еще более безумен, так что, пожалуй, о нем я умолчу.
Требование прекратить, как изволил выразиться соратник, разговаривать с нитками, которое в переводе, - и в этом Аль’Корат не сомневался, - переводилось как: «Смотри мне в глаза и не вздумай увиливать!», удивило Седьмого настолько, что он действительно отвел взгляд от порядком уже истрепанной кисточки, и взглянул на Первого, вопрошая взглядом, в чем, собственно, дело. И тут же пожалел об этом, так как мысли о разного рода непристойностях снова зашевелились, как назойливые мухи. Ненадолго, правда, так как вид Зарэля ему абсолютно не понравился. Тот казался слишком уж бледным, и, вспомнив примеченный краем глаза короткий жест, когда Первый поднес пальцы к виску, Седьмой мысленно выругался. Вот именно сейчас это было, ну совсем некстати.
- Позвольте, Сиятельный…
Оттенок просьбы, на самом деле, был скорее данью вежливости, так как Седьмой был настроен решительно, и даже был готов приложить Серафима магией, если тот рискнет не позволить. Пересев вплотную, он положил пальцы на виски своего подневольного «пациента», и, сильно надавив, прошептал заклинание, направляя в тело Первого ручеек исцеляющей энергии.
- Вот именно за это я и не люблю ашенатри. Даже противоядие не избавляет от последствий. - Чуть приопустив ресницы, он внутренним зрением всмотрелся в ауру и покачал головой. Регенерация работала в полную силу, баланс восстанавливался, но темных пятен было еще много. Слишком много. – Вам следует поспать, Сиятельный. Иначе утром у вас не будет сил даже строить планы, не говоря уже об их осуществлении.
Добавив к первому заклинанию еще парочку, он открыл глаза, и тут же осознал что оказался фактически в ловушке, причем, по собственной неосторожности. Расстояние между ним и его бывшим недругом было опасно небольшим, а прервать физический контакт во время лечения было невозможно. Он неловко пошевелился, прикидывая, не будет ли выглядеть странно, если он попытается отодвинуться, и снова уставился куда-то повыше головы Серафима.
- Я полагаю, что утром у нас будет время обсудить и скорректировать наши планы, а сейчас лучше не тратить на это ни время, ни силы.

+2

139

Зарэль не успел ни дать согласия, ни воспротивиться, как Седьмой уже оказался рядом. Сильные пальцы бесцеремонно сжали виски, от чего дипломат дернулся, вцепившись в руку Аль'Кората в рефлекторной попытке прервать столь грубый физический контакт. Но хлынувший следом поток силы оборвал эти планы в зародыше.
Действие исцеляющей магии отличалось от алхимических лекарств и обезболивающих. Оно проходило волной, мгновенно вмешиваясь и перестраивая все ощущения. Облегчение было столь резким, что показалось едва ли не болезненным. Со свистом втянув воздух, Зарэль едва заметно выгнулся, запрокинув голову, пытаясь справиться с нахлынувшими ощущениями.
Да, дипломат отличался завидной моральной выдержкой, но давно утратил физическую стойкость. С юных лет в академии ему не приходилось ни терпеть боль, ни переживать странное удовольствие от её исчезновения. Неожиданность действий лишила даже шанса на сохранение самоконтроля.
Как и большинство мал'ах, Первый терпеть не мог демонстрировать свою слабость. Тем более перед недавним противником, да еще и в столь двусмысленной ситуации. Но если некоторые, оказываясь в подобном невыгодном положении, испытывали стыд и смущение, то высокомерного члена Совета собственная уязвимость привела в откровенную ярость. А потому когда оглушающее воздействие прекратилось, и Зарэль нашел в себе силы открыть глаза и разжать впившиеся в руку собрата пальцы, взгляд, обращенный на Седьмого был далек от благодарности.
- Признателен за заботу, а особенно за вашу непередаваемую манеру её проявлять. Теперь я понимаю, почему некоторые предпочитают скрываться от ваших "благодеяний" на другом конце света, - собственный тон удивил Первого - второй раз за вечер он позволил себе почти сорваться. И на кого - на Аль'Кората, которого не далее чем утром считал достойным максимум упоминания в народных шутках. Но столь бесцеремонное нарушение личных границ не могло оставить равнодушным. Особенно задевало откровенное физическое превосходство оппонента, которое тот, похоже, демонстрировал с немалым наслаждением.
Сев на кровати, лишая Седьмого возможности смотреть сверху вниз, Аль'Зарэль, не сбавляя тона закончил:
- А теперь, если это все, будьте добры покинуть мою комнату. Я бы предпочел заснуть без вашей помощи.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-28 19:43:03)

0

140

Как оказалось, зря Аль’Корат боялся, что Первый прочтет в его взгляде, обуревавшее его эмоции. Зарэлю, очевидно, было не до того, и Херувим в который раз поразился восприимчивости бывшего противника к любым видам боли. Нет, кто спорит, воздействие исцеляющей магии, большей частью, не всегда можно было назвать приятным, но к этому можно было привыкнуть. Сам Аль’Корат привык еще в бытность солдатом, и уязвимость новоявленного союзничка к таким вещам его слегка настораживала. На этот раз интрига предстояла слишком уж серьезная, и любые проявления слабости, физической, или душевной, были неуместны. Более того, опасны.
Тьма задери, с кем я связался вообще? Сражаться не умеет, от боли дергается, как будто я ему стилет в висок воткнул, а не полечил немного…
Вопрос был мысленным и риторическим, никаких выводов Седьмой из этого не делал, кроме, разве что, одного: нужно выкроить время и сделать этому деятелю хороший атакующий артефакт, который сможет частично компенсировать недостаток физической подготовки. Заказать, конечно, было бы проще, но Седьмой не был уверен, что сможет за короткий срок найти достаточно сильного и надежного мага.
Жаль, кстати, что этот иномирец сбежал. Говорили, что артефакты он делает хорошие…
Отмахнувшись от в высшей степени конструктивных, но не самых своевременных размышлений, Седьмой не отказал себе в удовольствии полюбоваться на Зарэля, который с запрокинутой головой, выглядел так мило, что вид его явно не располагал к серьезным мыслям. Напротив, Аль’Корат с трудом удержался от желания склониться чуть ниже, и коснуться губами соблазнительно открытой шеи. Удержало его на этот раз, как ни странно, не убеждение, что за подобные финты  его стукнут чем-нибудь по голове, а рука, в судороге боли, вцепившаяся в его руку. Все же лезть с поцелуями к тому, кто едва не рычит от боли, отдавало извращением, и было лишено всякой привлекательности.
А вот потом…
Додумать приятную мысль он не успел, так как Зарэль, едва почувствовав себя лучше, уже традиционно, начал с колкостей, вместо подходящей к случаю благодарности.  И, отчего-то, именно сейчас, это особенно задело, тем более, что Первый, безусловно намеренно, опять коснулся чувствительной струны, напомнив о беглом Архонте. И напоминание о мальчишке, отвергнувшем его благосклонность,  взбесило Херувима до такой степени, что у него буквально руки зачесались отвесить этому змею полноценную оплеуху. И, попутно расшибить его голову о спинку кровати, чтобы он замолчал, желательно, навсегда.
Впрочем… заставить замолчать можно и другим способом. И, на этот раз, змееныш нарвался…
- Нет, это еще не все, Сиятельный, - клокотавшее в нем бешенство выдавал, пожалуй, только резко похолодевший взгляд и легкое нервное подрагивание крыла, - Я хотел еще напомнить, что не вносил отдельным пунктом в наш договор обязательство всегда и спокойно выслушивать ваши колкости. И считаю себя вправе давать на них соответствующий случаю ответ.
Он, резко, чтобы собеседник не успел понять, в чем дело и отстраниться, подался вперед, и, дернул так удачно севшего напротив него Зарэля на себя, одновременно обнимая за плечи, и, не давая опомниться, впился в его губы поцелуем. Не слишком жестким, впрочем, вовсе не собираясь причинять боль, а просто позволив весь вечер копившемуся искушению вырываться наружу.

+1


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Седьмого