Вверх страницы

Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Седьмого


Резиденция Седьмого

Сообщений 141 страница 160 из 173

1

http://s3.uploads.ru/3CxHf.jpg

Резиденция Седьмого члена Совета Единого полностью соответствует его высокому положению. Огромный старинный особняк, стоящий в глубине сада, выглядит весьма респектабельным и надежным. А внутреннее убранство полностью соответствует вкусам и положению хозяина. Роскошные залы первого этажа малоинтересны для посторонних, но большинству тех, кто приходит в этот дом, приходится удовольствоваться ими. Мало кто может похвастаться тем, что побывал на втором этаже, где проходит домашняя жизнь сиятельного мал'ах. Комнаты там все так же роскошны, но более уютны. Среди прочих можно выделить роскошные покои хозяина и его дочери, богато обставленные комнаты для гостей, небольшие комнатки домашних слуг и рабов, а так же рабочий кабинет хозяина...

http://s2.uploads.ru/t/FcawN.jpg  http://s2.uploads.ru/t/jaZYU.jpg  http://s2.uploads.ru/t/I7uV6.jpg  http://s2.uploads.ru/t/Aokh8.jpg  http://s2.uploads.ru/t/gbCON.jpg

0

141

Второй раз за вечер Зарэль на миг испугался, что Седьмой его все же убьет. Благо сейчас для достижения цели и стараться-то особо бы не пришлось. Так, слегка добавить и сказать, что само так получилось.
Но не успел Первый осознать всю опасность ситуации, как оказался грубо прижат за плечи. В нос ударил цитрусовый запах... То, что Аль'Корат посчитал достойной альтернативой, не просто приглушило страх, но и взбесило до сего дня считавшего себя невозмутимым дипломата.
У всех есть свои слабости, и Первый был согласен терпеть условно-безобидную привычку собрата нарушать его личное пространство, в ответ считая себя вполне в праве проезжаться по нему в словесной форме. Однако происходящее на кровати переходило всяческие границы.
- Видит Свет, я был терпелив...
Аль'Зарэль не стал тратить силы на бестолковое трепыхание или мало эфективные попытки вырваться из объятий. Вместо этого он сделал вид, что еще не отошел от удивления, не сопротивляясь, но и не отвечая на настойчивый поцелуй. Ненавязчиво заведя руку за спину Седьмого, Серафим запустил пальцы в густые белоснежные волосы, а затем коротким движением намотал их на кулак, постаравшись зацепить более чувствительные пряди с висков, одновременно резко отдернувшись назад, прерывая поцелуй. Нет, целью было не освободиться из, несомненно, превысивших всяческие рамки, объятий. Заэрль всего лишь оставался верен своей привычке - сначала говорить, а потом вбивать не дошедшее словами.
С расстояния всего нескольких сантиметров, взбешенный дипломат впился взглядом в глаза Седьмого, севшим от ярости голосом прошипев:
- Позвольте освежить и вашу память, дорогой собрат! Я не разрешал вламываться в мою спальню без спроса, не соглашался на ваше присутствие на моей кровати и тем более ни при каких условиях и никому не позволял прикасаться ко мне без дозволения! И если вы забыли чем деловое сотрудничество отличается от визита в бордель, так я охотно вам напомню - сначала полагается спрашивать!
Если бы Аль'корат посмел вставить хоть слово, Зарэль бы его убил. Он еще не знал как, и с помощью чего, но был уверен, что раскатает превосходящего силами главу разведки от сюда и до скольки хватит. Пусть только это несчастное порождение творческого кризиса Прародителя посмеет подать голос!
Но внезапно слова закончились, а клокотавшая в груди ярость по прежнему требовала выхода. Всего миг поколебавшись между противоречивыми желаниями, Первый со всей увеличенной гневом силой дернул Седьмого за волосы, заставляя запрокинуть голову, оказавшись иллюзорно сверху, и, не долго думая, вернул "соратнику" властный и куда более жесткий поцелуй.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-29 01:17:36)

+1

142

Поцелуй был неплох. Даже очень неплох, критически решил Седьмой, как раз за несколько мгновений до того, как оный поцелуй был прерван самым беспардонным образом. И весьма грубо, надо сказать. Во всяком случае, рывок за волосы был очень чувствительным, Аль’Корат даже поморщился и сцепил зубы, чтобы не выругаться. И только моргнул, когда ему, нос к носу, высказали целый ворох претензий, в принципе, вполне обоснованных, но от этого не менее раздражающих. Не столько из-за их смысла или звучания, сколько из-за самого факта прерывания поцелуя. Правда, высказаться на эту тему, или на другую Седьмой не рискнул, слишком уж многообещающим было выражение лица Первого. Копаться в его мозгах, чтобы узнать, что он там себе думает, Седьмой не рискнул, но и без того было ясно, что, если он лишний раз дернется или скажет что-нибудь не то, его замуруют в стену голыми руками, без всякой магии. Правда, скорее всего, после этого подвига замуровывателю будет очень и очень плохо, так как он и сейчас уже выглядел не ахти, но Седьмому-то от этого уже точно легче не будет. Поэтому, собственно, Херувим и смолчал, хотя сказать какую-нибудь гадость хотелось как никогда, и это весьма его нервировало.
Правда, долго расстраиваться из-за этого огорчительного факта Аль’Корату не пришлось. Высказавшись, Аль’Зарэль, совершенно неожиданно и вообще нетипично для себя, сотворил нечто уж совсем несуразное – принялся целовать в ответ. Причем, в этом поцелуе не было ни мягкости, ни желания доставить удовольствие. Аль’Корат, опытный в отношениях такого рода, и не раз пользующийся своим опытом не только для обольщения, но и для подчинения, моментально уловил суть происходящего.
Это была демонстрация. Причем, настолько явная, что не требовала даже расшифровки. Сиятельный коллега таким образом, просто напросто, заявлял о своих непомерных… нет, даже не амбициях, о них Седьмой и без того знал, претензиях. Очевидно, Первый желал и требовал ведущей роли, причем, далеко не в постели. Или, точнее, постель была не главным.
Главным было то, что именно сейчас Седьмой должен был уже наконец-то определиться, готов он к такой расстановке позиций, или нет. Можно было, конечно, оттолкнуть от себя Серафима, развернуться и уйти… но стоит ли ломать комедию перед самим собой? Он ведь уже все решил, и не сейчас,  а гораздо раньше. Поэтому он сделал то, что, собственно, единственное ему оставалось, - обнял Зарэля за плечи и, с наслаждением, как и хотел все время разговора, запустил пальцы в его волосы, перебирая медно-золотистые пряди и отвечая на жесткий поцелуй настолько, сколько хватило дыхания. И, только потом, мягко отстранившись и глядя на Первого, усмехнулся. Без гнева, растерянности, сожаления. И, кстати говоря, без малейшего раскаяния.
- Знаешь, я тут понял сегодня, что не создан для того, чтобы быть первым. Но роль правой руки меня вполне устроит, если найдется голова, которая будет меня направлять.

+1

143

Поцелуй сбросил львиную долю злости, вернув способность контролировать свои эмоции. Зарэль и забыл, когда он так впадал в ярость в последний раз. В результате весь прочувствованный монолог, нарочитое причинение боли и даже сам поцелуй были не более чем демонстрацией... причем не только и не столько силы, сколько расстановки ролей и перспектив внезапно поставленного под сомнение союза.
"Ты получишь все, что хочешь, но на моих условиях и под моим контролем".
Шаткий, опасный момент, когда уже Седьмой замер в задумчивости, а гнев Зарэля сошел на нет, заставил сердце забиться чаще в запоздалом понимании рискованности всей сцены. Один из тех переломных моментов, после которых ты обретаешь либо союзника, либо кровного врага. Возможно стоило остановиться, прерваться, пока не поздно, соглашаясь на равное партнерство, но, Тьма забери, Зарэль не хотел равенства с Аль'Коратом! С кем угодно, но не с ним. Еще тогда в кабинете, заставив белокрылого Херувима потерять контроль, Первый осознал, что хочет его в своем подчинении и, что еще важнее, может этого достичь.
А потому он не спешил прерываться или даже смягчать давления, предлагая ощутить, осознать... и неожиданно почувствовал, как холод поддается. Седьмой больше не пытался перехватить инициативу, отвечая гораздо мягче, без обжигающей страсти. Это заставило и самого Аль'Зарэля чуть изменить интонацию движений, продолжая вести, но уже не стремясь причинить боли. Садизм никогда не был свойственен Первому. Он предпочитал управлять, а не играть со сломанными куклами.
Ответ Седьмого был очевиден еще до того, как прозвучал в тишине спальни. Усмехнувшись, Зарэль пропустил мимо ушей неподобающее обращение. Если Аль'Корат готов склониться лишь подойдя ближе - право, это не так сложно устроить.
- Что ж, полагаю твоя кандидатура на роль доверенного советника меня устраивает, - и даже физическая близость не стерла нот чуть насмешливого превосходства, лишенного, впрочем, привычной дозы яда.
Не стремясь вырваться из объятий, Первый разжал пальцы, пропуская сквозь них чуть спутавшиеся от грубых рывков пряди белых волос, и снова коснулся губ Аль'Кората. Все так же сильно и уверенно, но на этот раз не стремясь подавить, а лишь подтверждая уже заявленные права. Пальцы прошлись по основаниям крыльев, поясу домашней туники... и Первый с сожалением прервался, откидываясь на подушки.
- Боюсь, на сегодня вам и правда пора отправляться на покой, Сиятельный, - сменив обращение Аль'Зарэль надеялся дать понять, что не желает публичного оглашения их своеобразного договора. - Иначе вам придется доставлять меня в Рассветный замок на руках, - иронично усмехнулся Первый,  откровенно любуясь почти светящейся в полумраке фигурой своего нового союзника.
Оставался, конечно, шанс, что дорогой собрат просто играет, собираясь втереться в доверие, но, с другой стороны, скорее всего Сиятельный будет способен присоединиться к любому победителю, а значит дело за малым - победить.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-06-29 04:58:47)

+2

144

Давненько ему, по правде говоря, не приходилось заключать политические альянсы таким вот образом. Пожалуй, с того времени, как он и еще один ушлый господин (да упокоится он с миром в чертогах Прародителя) подсуетились, чтобы избавить предыдущего Сиятельного Седьмого от непосильных тягот столь ответственной должности, и, заодно, от бренности бытия. После того знаменательного события, Аль’Корат получил возможность не подкреплять таким образом договоры, а брать плату натурой… или изредка отдавать ее. Правда, сейчас Херувим далеко не был уверен, что с него потребуют все и сразу, так как состояние его… гм… союзника внушало немалые сомнения в том, что у того хватит сил воспользоваться только что отданным ему безоговорочным правом играть в их союзе ведущую роль. Хотя, признаться, Седьмой, в этом случае, рад бы был ошибиться. Уж слишком хорош был поцелуй, и слишком возбуждала мысль о том, что, наконец-то, ему удалось растопить обычную невозмутимость Зарэля и убедиться в том, что не такая уж он и ледышка.
Будет любопытно проверить, до какой степени… очень любопытно.
К сожалению, мысль о невозможности и нерациональности удовлетворить свой нешуточный интерес прямо сейчас, оказалась до отвращения правильной и естественной не только для него. Первый, видимо, подумал о том же, прервав поцелуй на самом интересном месте. Судя по выражению его лица, кстати, не без сожаления, что несколько сгладило легкое разочарование.
Жаль… но будет еще возможность наверстать…
С трудом справившись с короткой дрожью от прикосновения к чувствительной точке у основания крыльев, он поднялся с кровати и, смерив напоследок собеседника весьма откровенным взглядом, негромко рассмеялся.
- Доставить на руках? Какая интересная перспектива, Сиятельный. Жаль, что наши соратники не оценят, увы и ах. Впрочем, я не очень сожалею, так как имел уже такое удовольствие вчера вечером.
Окинув критическим взглядом помявшуюся тунику, он, насколько смог, привел ее в порядок и пригладил волосы. Помогло это мало, но он надеялся, что в такой час не встретит по пути никого, кто мог бы подумать лишнего, а мнение ожидающей его в спальне супруги его мало волновало.
- Да, кстати, по поводу вчерашнего вечера, - вспомнив кое о чем, он оставил в покое порядком растрепавшуюся прическу и серьезно взглянул на Зарэля, - Если позволите, я покажу вам пару несложных приемов, как вывести из строя противника без помощи магии. Как показывает практика, магическая защита не всегда действенный способ против примитивных физических методов. А, учитывая предстоящие события, этот вопрос может стать очень актуальным. – Он слегка поклонился, демонстрируя не только полное согласие не афишировать новые отношения, но и, в некотором роде, репетируя их. – Доброй ночи, Сиятельный.
Сняв одним движением руки все щиты, он, с самым невозмутимым выражением лица, всем своим видом демонстрируя, что ничего особенного не произошло, покинул комнату, оставив Сиятельного союзника отдыхать, как он очень надеялся, до утра, так как еще одно происшествие этой ночью было бы перебором. Тем более, он и сам порядком устал и хотел отдохнуть, предчувствуя, что завтра силы ему понадобятся.
Как выяснилось уже на следующем повороте, мироздание плевать хотело на все его желания, и, словно нарочно, приготовило для него еще один малоприятный сюрприз в виде собственной супруги, которой полагалось сейчас лежать в супружеской постели и ждать мужа, и которая, вместо этого, неизвестно зачем, шлялась по гостевому крылу.
- Дорогая? – он удивленно остановился. – Что-то случилось?

+1

145

Всему есть предел. Видит Свет, леди держала себя в руках весь вечер из последних сил, но видимо сегодня Прародитель ушел спать чуть раньше обычного.  Эль'Сиана от всей души ненавидела этот дом, эти бесконечные переходы, шпионские игры мужа, да и сам муж будил в ней такие чувства, которые она предпочитала от себя прятать. Никакие благопристойные манеры не могли заглушить ревность, жажду обладания этим красивым и пакостным животным, а так же похоть и отвращение.
Опытный глаз леди выхватил сразу все: и помятую одежду, и встрепанные волосы, и общую взъерошенность супруга, маскируемую заботливым вниманием. А самое главное:  чуть припухшие губы и… чужой запах. Мужской.  "По-тас-кун.  Сволочь, тебе плевать на все приличия и для удовлетворения своих инстинктов ты готов про все забыть? Видимо ты понимаешь только язык насилия?" Ревность и злоба взяли верх над так тщательно культивируемой холодностью, и Эль'Сиана, приблизившись вплотную, прошипела в лицо Сиятельного:
- Что случилось? Ты еще спрашиваешь меня, что случилось?!  Ты пахнешь как дешёвая шлюха из  затрапезного борделя! Это теперь называется "дела"? Чем ты занимался,  пока я искала Кейру?!  Для чего ты привез дочь, если устроил из собственного дома притон? Она задохнулась от ярости и закашлялась, приглушая звук ладонью. Очень хотелось надавать муженьку оплеух, и это самое малое, чего ей хотелось. Яростно толкнув Аль'Кората в грудь, леди резко развернулась и быстро пошла по направлению к своим старым покоям.

Отредактировано Эль’Сиана (2013-07-01 08:54:46)

+1

146

Если бы стена коридора раскрылась, и из нее вышел бы давешний демон, живой и невредимый, то и тогда Аль’Корат, пожалуй, не был бы так ошеломлен и шокирован. Его жена, эта безупречная леди, вывести которую из себя было не легче, чем соблазнить одну из украшавших дом мраморных статуй, накинулась на него, как бешеная кошка, да еще из-за сущей мелочи! Право, такое событие следовало занести в семейную летопись. С соответствующими комментариями, разумеется. Нелестными.
С трудом выровнявшись после наглого отпихивания, еще более неожиданного, чем отповедь, Седьмой уставился в спину уходящей жене, чувствуя, что закипает. Нет, подумать только, эта блудливая дрянь, на его деньги развлекающаяся с любовниками, еще будет читать ему мораль, и указывать, чем и с кем он должен заниматься под крышей его собственного дома?! Нет, разумеется, он тоже не остается в долгу, но, по крайне мере, о его похождениях только лишь шепчутся, а не говорят во весь голос с ядовитыми ухмылочками и притворным сочувствием к «несчастному обманутому» мужу! На самом деле он-то плевать хотел на ее развлечения, но того, что, после всего этого, она имела наглость высказывать ему претензии… нет, этого он терпеть не собирался. Ни за что. А если леди забыла случайно, кто в этом доме хозяин, и кто глава этой семьи, то он ей напомнит. И с удовольствием.
На то, чтобы преодолеть короткое расстояние, на которое успела отойти жена, понадобилось не более пары секунд, на то, чтобы схватить ее за локоть и развернуть к себе лицом, еще меньше, а на то, чтобы притиснуть ее к себе, времени и вовсе не требовалось.
- Как мне кажется, дражайшая моя супруга... - несмотря на клокотавшую ярость, его голос был спокойным и в нем отчетливо прослушивались ледяные интонации. - ...вы несколько перегнули палку. Позвольте вам напомнить кое-что… Astyleros Is’Inturo! – Заклинание элементарной телепортации сработало четко, перенеся их обоих в центр спальни Аль’Кората, где он и продолжил прерванную на пару мгновений речь. - … а именно, что никто, и, особенно вы, не имеет права  в этом доме повышать на меня голос. - Он резким движением оттолкнул от себя жену и коротким жестом заблокировал дверь, отрезая той пути к отступлению. - Это вам ясно, надеюсь?

+1

147

-Никто, и, особенно вы, не имеет права  в этом доме повышать на меня голос. Это вам ясно, надеюсь?
Голос Седьмого резал, как нож, но Эль’Сиану это лишь подстегнуло. Действительно! Если подумать, то она еще никогда не видела свое сомнительное сокровище в таком бешенстве, а посему, не стоило расслабляться и следовало продолжить веселье. Тем более что леди от ярости себя не помнила. Никогда еще она не отпускала свою необузданную натуру на свободу в присутствии супруга, считая это дурным тоном, но сегодня… Сегодня – было большим исключением из правил. По большому счету, ей было плевать, что там и кто думает, особенно он. Он – тот самый провокатор, который играючи сломал ее жизнь, перевернул все с ног на голову и наплевал на все общепринятые нормы мал’ах. Каждая женщина хочет счастья, а если взамен получает пренебрежение, то мстит, как может. Леди была настроена на поединок и не собиралась отступать, а то, что Корат заблокировал двери – ха! Наивный! Если женщина решительно настроена уйти – удержать ее сложно. Но Эль’Сиана не собиралась уходить, она собиралась довести супруга до состояния бешенства, до белых глаз и полной потери контроля над собой. Она хотела хоть один единственный раз увидеть его настоящего, а для достижения такой цели все средства хороши. Не убьет же он ее? А если ударит – пожалеет. 
- Значит, я не имею права повышать на Вас голос, и вообще, права голоса я не имею. Эль’Сиана так и полулежала на ковре, куда отлетела от его резкого толчка, особенно я, она выделила слово «особенно» ядовитым оттенком. Вы полагаете, что я – испорченная вещь!
Вы задвинули меня в угол, потому что я Вам мешала! Вы стыдитесь меня и пренебрегаете мной! Да как Вы смеете! Вы! Лицемер с манией величия и шпионской паранойей! Вы наплевали на мои чувства, выставили меня за дверь, чтобы я Вам не мешала развлекаться со всеми подряд, а теперь изволите брезговать! И еще имеете наглость считать себя мужчиной!
От накрывающего с головой бешенства глаза метали молнии, грудь вздымалась от частого дыхания, волосы рассыпались и чуть растрепались, а на то, что она практически обнажена,  леди внимания не обращала.  Главное было – всё-таки удержаться от желания подобраться поближе и стукнуть супруга в одно весьма чувствительное место. Коленом. А дверь? Да демоны с ней! Для чего существуют окна? Да и крылья тоже?

Отредактировано Эль’Сиана (2013-07-01 08:53:21)

0

148

Миледи гневом мужа не прониклась. Очень опрометчиво с ее стороны, кстати, потому что, в кои-то веки, Седьмой был действительно настроен дать понять жене, что не намерен терпеть ни ее оскорбления, ни, тем более, ее претензии. Во всяком случае, до тех пор, пока она целиком и полностью зависит от его великодушия, которое он, кстати говоря, считал непомерным, во всяком случае, в том, что касалось жены. В самом деле, учитывая то, что он не обращал внимания на ее бесконечные скандальные похождения, и, к тому же, давал возможность ей вести роскошную жизнь, тратя его деньги без счета, давало ему, как он искренне полагал и намеревался донести до ее сознания, право вести себя, как заблагорассудится, не оглядываясь на ее мнение.
- Во-первых, дражайшая моя, - полностью овладев собой, он говорил спокойно и холодно, с расстановкой, - как мне казалось, вступая в брак со мной, вы не имели романтических иллюзий относительно супружеской привязанности, и не возражали против ее отсутствия, так что я вас ни в чем не обманул и не предал. Во-вторых, до тех пор, пока я оплачиваю ваши прихоти и ваших любовников, вы не будете иметь права голоса в этом доме, без моего на то позволения, и, тем более, на претензии по поводу моего образа жизни и моих развлечений. И в третьих… – он сделал паузу и окинул более, чем откровенным взглядом полуобнаженную супругу. - …если вас так уж огорчало мое пренебрежение, вам следовало сказать мне об этом. Какие бы сомнения вы не питали  по поводу моей мужественности, ее всегда хватало на многих, хватит и на вас, можете не тревожиться.
Резко наклонившись, он сгреб жену за плечи, поднял на ноги и рванул на себя, разрывая тонкую ткань ночного одеяния и впиваясь в ее губы жестким властным поцелуем. С трудом при этом отогнав почти забавную мысль, что сегодня его доводят до такого уже второй раз.
Хотя, здесь я точно свое получу. Там тоже, но… терпение.

+1

149

Разумеется, любезный супруг услышал только то, что хотел. Впрочем, все сказанное ими друг другу, не являлось чем-то новым, так или иначе, они все время поднимали эту тему, и леди вынуждена была отступать, втайне проклиная бестолковых родителей, не озаботившихся оговорить ее долю в брачном контракте. Единственное, чем тешила себя Эль’Сиана – месть это блюдо, которое подается холодным. Ничего, я подожду.
Поцелуй был жестким и властным, в нем не было тепла, было лишь желание, а она этого и добивалась. Наконец-то! Наконец-то я вижу, какой ты на самом деле. Превосходно! Отбросив прочь все иные чувства, леди тоже вцепилась в мужа и достойно вернула ему оскорбительно-жадный поцелуй. Почему бы и нет? В конце концов, должна же и я получать его внимание? Имею полное право, и, что самое приятное, намерена пользоваться этим своим правом столько, сколько смогу. Ты не отвертишься, а я не уступлю. Интересная игра получается. Для себя решив, что более не будет сдерживать с ним свой темперамент, даже если это и слегка  шокирует Кората, она все же оставила для себя возможность поехидствовать, особенно если выпадет такая возможность.  Бессловесные куклы быстро приедаются, а леди была полна решимости занять достойное  место в жизни мужа и дочери, не смотря ни на что. Эту дочь ты не получишь! Я сделаю все, чтобы не получилось так, как в первый раз. Ты думаешь, я – пустоголовая и глупая? Очень хорошо! Вот  думай так и дальше! Это – война, сокровище мое! И иногда весьма приятная…
Сейчас было, мягко говоря, не до размышлений. Что бы там не болтал коварный супруг, его многочисленные намеки и оскорбления еще больше распаляли Эль’Сиану,  и она ничуть не сомневалась, что именно сегодня получит все, чего ей так хотелось.  Настроение у обоих было подходящим, и леди, прижатая сильной рукой мужа, чуть извернувшись, повалила благоверного на пушистый ковер. Да и зачем далеко ходить? «рабочий стол» супруга ее не то что бы ни прельщал, но ведь это так скучно и тривиально, господа! Ковер - совсем другое дело…

Отредактировано Эль’Сиана (2013-07-04 16:38:14)

+1

150

Да, к происходящему в спальне, при всем желании, нельзя было применить ни один из многочисленных красивых эпитетов, которыми в начитавшемся сентиментальных романов светском обществе было принять обозначать страсть. Собственно, это и страстью-то назвать было сложно. Вожделение, похоть, удовлетворение низменных инстинктов… да, пожалуй, только так. Ни капли нежности, ни даже мысли о том, чтобы доставить удовольствие. Просто, даже в чем-то примитивно и грубо.
Он довольно смутно помнил, как оказался на мягком ковре, но это его не смущало и не волновало. Единственное, что казалось сейчас важным – это разодрать в клочья тонкую ткань пеньюара, подмять под себя жарко откликавшееся на его прикосновения женское тело и овладеть им. Без ласк и прелюдий, так, как, - о, да, он не сомневался в этом, - хотелось им обоим. И, если приступ вожделения настиг их прямо на ковре – то почему нет? Место ничуть не хуже других. Тем более, кто сказал, что они ограничатся одним разом? Ненависть – прекрасная приправа к вожделению. Настолько прекрасная, что грех не воспользоваться случаем, и не насладиться этим редкостным сплавом столько, насколько хватит того и другого.
И он позволил себе наслаждаться, отвечая на жгучие поцелуи и даря их; получая неприкрытое удовольствие от того, что не нужно сдерживать грубые инстинкты и изощряться в ласках. В кои-то веки можно было просто отбросить все, что порой так раздражало его, все смешные условности и светские приличия, и просто, грубо, примитивно получить желаемое. Что он и сделал, без угрызений совести, насытившись похотью, а потом вполне безмятежно уснул, безмятежно-спокойным сном без сновидений…
…Пробуждение было не то, чтобы неожиданным, напротив, вполне ожидаемым, но от этого не менее неприятным, так как он подозревал, что ему удалось поспать не больше трех-четырех часов. Впрочем, за долгие годы работы в седьмом департаменте, такой график работы стал вполне привычным делом. Что поделать, превратности жизни разведчика. Никогда не знаешь, в какой момент кто-то возжелает срочно поделиться информацией.
Небольшое узкое кольцо жгло палец, давая знать, что некто желает с ним побеседовать. Хотя, «некто» в данном случае было несколько неточным определением. Кто – он как раз прекрасно знал, и даже ждал этого разговора.
Поднявшись с постели, он мельком глянул на спящую жену, и, подняв с ковра сброшенную ночью порядком помявшуюся тунику, торопливо оделся.
Увлекся слишком. Надо же, даже не помню, в какой момент перебрались на кровать. Впрочем, неважно. Не до того сейчас.
Затянув позолоченный пояс, он обулся, и, недолго думая, телепортировался к посетителю, который, в отличие от других агентов, оригинально ждал его не в кабинете, а в подвале. Неплохо оборудованном, впрочем, так как предназначался он для самых разных целей.
Судя по всему, посетитель изнывал от нетерпения, так как не сидел себе спокойно на небольшом диванчике в углы, а расхаживал из стороны в сторону, и прямо-таки просиял при виде появившегося из воздуха мал’ах.
- Что так долго?
- Я спал. – Аль’Корат небрежно поправил растрепавшиеся волосы, и лениво усмехнулся, приметив взгляд, полный самого неприкрытого вожделения. – Как поработал, Олан?
- Успешно, - тот с трудом оторвав взгляд от сложенных крыльев мал'ах, кивнул на стол, - Отчет принес, потом посмотришь.
- Отлично.
У Херувима даже мысли не возникло спросить, почему потом. Зачем, если ответ он отлично знал? Ему авансом была оказана услуга, пришло время расплачиваться. А гонорары консультант пятого департамента, архимаг некромантии мэтр Олан Рэйс брал весьма специфические. Не со всех и не всегда, но, по иронии судьбы, он благоговел и вожделел к крылатым хозяевам Ильменрата, а среди них, пока что, нашелся только один, достаточно небрезгливый, чтобы пользоваться услугами мэтра и платить за них желаемую плату…

+1

151

Спровадив из комнаты Седьмого, Зарэль надеялся предаться наконец-то вожделенному отдыху. Но не тут-то было. Сон не шел - легкое возбуждение, отголоски недавнего гнева, тревоги мешали расслабиться. На фоне союза с Аль'Коратом, а более того, условий его заключения, пришли мысли о пропавшем секретаре, глухо кольнув чем-то напоминающим тревогу, которую Первый тут же заглушил, напомнив себе, что прямо сейчас с кровати ничем не поможет мальчику.
Надо все-таки осторожно пустить по своей сети приказ о поиске. Если Фал-а-Лет не был похищен с конкретными целями, а просто подвернулся под руку каким-то ушлым работорговцам, которые, к слову, последнее время совсем страх потеряли, есть шанс обнаружить его. Может даже повезет, и и он будет не в виде искалеченного научного экспоната или куклы для битья какого-нибудь демона, которые порой (равно как и светлые противники) не могли свыкнуться с долгим перемирием, устраивая дома небольшую "разрядку". Да, лучше всего, если Лет просто угодил в гарем и нашел в себе разум не сопротивляться. Тогда найти и вернуть его будет только вопросом времени.
Сам вопрос о необходимости возвращения даже как-то не поднимался. Этот мальчик был его подчиненным и любовником. А любви к раздаче "своего" Первый никогда за собой не припоминал.
Но, пожалуй, из всех проблем, что отягощали мысли дипломата, пропавший мал'ах был наименьшей.
Мысль о Совете неизменно способствовала мигрени. И дело было даже не в его участниках лично, хотя они добавляли своих пикантных нюансов, а в темах, которые нужно поднять. За день случилось несколько громких преступлений. В том числе немыслимое - убийство Девятого. Если предать огласке подобное событие, Светлые Земли всколыхнутся, как ветви деревьев под порывом ветра. Шепоты о войне зазвучат в полный голос. А если удастся идея о представительстве к демонам...
Включив свет, Зарэль сел на кровати, устало потерев лицо ладонями. Уснешь тут под такие мысли.
Если ему удастся уехать к противнику, это будет фактически признание выхода из борьбы. Сложно влиять на организацию, находясь от неё в отдалении. А потеряв контроль остановить войну будет невозможно. И весь вопрос лишь в том, на сколько его маневр задержит готовую сорваться лавину – неделя, день, час?
Встречать войну на территории врага – да, не об этом дипломат мечтал всю жизнь. Из посланца мира стать первым военнопленным … Вряд ли демоны отличаются нехваткой воображения и избытком милосердия. Иметь в своем распоряжении одного из правителей врага – это дает немалый простор для фантазии, начиная с вытягивания секретов, заканчивая показательным заключением, пытками и казнью.
И все же, прежде чем решать эту проблему, следовало утром добиться согласия Совета отложить нападение хотя бы на сутки.
- Тьма побери этих сумасшедших милитаристов, - раздраженно подумал Зарэль, дотянувшись до так и не разобранной стопки писем из департамента. Раз уж весь сон перебит, то лучше потратить  время с пользой. Все равно на долго сил не хватит и усталость возьмет свое.
Разумеется, письмо Владыки демонов было самым важным из пришедших за день сообщений и, в принципе, Первый не ждал никаких сюрпризов от остальной пачки бумаг, перебирая их скорее для успокоения. Отчеты об окончании нескольких проектов, тусклые новости из других стран, и неожиданно невзрачное письмо от агента, чье имя он надеялся никогда больше не увидеть. Именно этот мал’ах являлся завершающим звеном в сложной цепи доносчиков, которую в незапамятные времена, даже еще не будучи членом совета, Аль’Зарэль выстроил с целью наблюдения за одним мал’ах. За одним принципиальным и совершенно несдержанным в словах и мыслях мал’ах.
Уже ломая печать, Первый чувствовал, что ничего хорошего случиться не могло. После утреннего Совета, пропажи Лета, нападения демона и смерти Девятого сложно было ждать иного. Особенно от Эль’Навира, который последние тысячелетия провел, старательно разрушая свою жизнь, что заставляло Зарэля раз за разом окунаться в чувство вины. Иногда даже мелькала эгоистичная мысль, что бывший друг нарочно зарывает в могилу свои таланты и способности, оставаясь вечной карой для предателя. Но самомнение Зарэля еще не достигло подобных высот. Хотя бы потому, что вряд ли Навир знал о пристальном внимании бывшего друга.
Первый и сам до конца не понимал, из какого мазохистического удовольствия протянул эту нить. Почему, едва обретя возможность, установил слежку за преданной первой любовью? Чего он хотел? Помочь подняться – и в мыслях не было. Понаблюдать за результатом триумфа – так к чему тогда несколько веков назад вмешался, старательно подключая все связи и «заминая» выходку бывшего друга? Пожалуй, Навир оставался одним из немногих существ в мире, от кого целеустремленный Первый совершенно не знал чего хочет.
- Как вовремя Девятый отправился в Чертоги, - губы непроизвольно тронула улыбка при мысли о столь специфической удаче.
Умудрись бывший друг попасть на суд к Найл-эт-Тарону, и его было бы не спасти. Времени для хитрых интриг не оставалось, а прямая просьба… о, бывший Сиятельный собрат её бы несомненно оценил – казнили бы Эль’Навира долго. Если же удастся протолкнуть на пост главы военного трибунала Шеен-а-Серафа, с ним уже можно будет поговорить. Хотя бы попробовать – эксцентричность и скверный характер все же лучше откровенной ненависти. Они, по крайней мере, дают хоть какой-то шанс на успех.
Прочие донесения, к счастью, не отличались драматизмом. Убористые строки и мерное шуршание быстро усыпили дипломата, так и задремавшего при свете с недочитанным документом в руках.

+2

152

…Он отложил в сторону прочитанный несколько раз отчет некроманта, и, поднявшись из-за рабочего стола, в задумчивости прошелся по кабинету. Информация, что и говорить, стоила часа, проведенного в копании почти одержимого вожделением мага. Не самого неприятного часа, кстати говоря, несмотря на то, что люди в этом смысле редко могли удивить пресыщенного мал’ах, который, к тому же, с гораздо большим удовольствием, провел бы время в другой компании. Но, все это в прошлом до следующего раза, а вот предоставленный документ – неопровержимая реальность. Причем, изложенных фактов будет достаточно, чтобы порядком поколебать кое чье положение и репутацию. Вопрос был только в том, стоит ли это делать, или лучше обойтись намеками, чтобы упомянутый мал’ах не слишком настаивал на своем, когда будет обсуждаться вопрос о войне.
Вопрос на много сотен золотом. Что выгоднее? Выбить из Совета еще оду фигуру, или эту фигуру крепко припугнуть? Пожалуй, это как раз по части моего гм… нового начальника.
Последнее, кстати, звучало забавно даже в мыслях, но, как ни странно, не вызывало отторжения. Привык уже, и всего за одну ночь. Впрочем, гибкость сознания, умение подстраиваться под обстоятельства и готовность к переменам всегда были его сильной стороной.
Итак, об этом мы поговорим с Зарэлем… чуть позже. А сейчас у нас что? Сейчас – ванна, утренние отчеты агентов, завтрак и на рабочее место. Если повезет, успею еще до заседания побеседовать с Наалем и разъяснить ему новый порядок… В общем, есть чем заняться.
Решив для себя порядок действий, он телепортировался обратно в спальню, разблокировал дверь и, как и задумано было, отправился в ванную, смывать с себя следы усталости, бурной ночи и более чем бурного утра. На этот раз, долго нежиться в ванной не хотелось, да и времени не было, так что Херувим, вспомнив невольно армейские будни, приводил в себя в порядок без суеты, но по-военному быстро. И, уже через полчаса, спустился вниз, посвежевший, привычно подтянутый, одетый в белое с голубой нашивкой на плече и при всех знаках статуса.
Слуги его явление оценили, сразу сообразив, что хозяин сегодня настроен по-деловому, а значит отвлекать его пустяками не стоит. Злить тем более. Так что, всего его распоряжения были выслушаны в благоговейном молчании, а доклад о происходящем в доме был подобающе кратким. Собственно, новостей особо и не было, если не считать посыльного из резиденции Первого явившегося с комплектом одежды для Сиятельного соратника. Оную одежду Седьмой немедля приказал отнести в гостевые покои, распорядившись заодно разбудить гостя и помочь ему с облачением. И накрыть легкий завтрак в столовой. А так же, открыть ворота и убрать часть охраны, не теряя, впрочем, бдительности. И, особо выделив этот пункт, не отвечать ни на какие вопросы относительно вчерашнего, от кого бы они не исходили, ссылаясь на распоряжение хозяина.
На этом приказы у него временно кончились, и он, сопровождаемый почтительным поклоном управляющего, удалился в кабинет, намереваясь до завтрака пролистать отчеты агентов.

Отредактировано Аль'Корат (2013-07-07 23:20:37)

+1

153

Зарэля разбудил стук в дверь. Сонно вздрогнув, дипломат резко проснулся, тут же ощутив боль во всем затекшем теле. Особенно пострадали шея и отлежанное за ночь левое крыло - ох, до чего же все-таки глупой была идея заснуть сидя!
- Войдите, - отрывисто бросил Зарэль, сгребая разлетевшиеся по всему одеялу письма, частично еще и оказавшиеся на полу.
Кстати, несмотря на последствия собственной непредусмотрительности, общее состояние оказалось вполне сносным. Конечно, невозможность воспользоваться магией добавила горечи, но в целом Первый решил, что Аль'Корат заслуживал благодарности.
Аль'Зарэль еще не до конца определил линию поведения со своим внезапным союзником. Интонации, жесты, формулировки - ничто из этого нельзя отпускать на самотек. Любимый в обществе Седьмого снисходительно-насмешливый тон был точно таким же давним решением, которое поддавалось корректировке. При необходимости. Вопрос в том, а стоит ли? Помимо сомнительной радости от потери личного удовольствия, было опасение, дорогой собрат может не оценить такой перемены. Сколь ни злило его поведение Первого, но, судя по вчерашней реакции, оно же и притягивало.
Размышления не мешали Аль'Зарэлю выслушать не смеющего поднять взгляд слугу, благосклонно кивнуть, показывая, что не гневается на столь раннее пробуждение, и потребовать воды для умывания.
Уже через каких-то полчаса слуга проводил посвежевшего и буквально лучащегося благодушием Первого в столовую. Воистину счастье, что среди носимых дипломатом артефактов присутствовали щиты, экранирующие эмоции - пусть настроение Аль'Зарэля не отличалось радужностью, демонстрировать он это не спешил.

0

154

Вот и утро… Игривый луч прокрался между занавесками  и согрел щеку спящей мал’ах, заставив ее проснуться. Полу открыв глаза, Эль’Сиана оглядела спальню, разоренную постель и открытое окно, в которое и лился свет, разбудивший ее.    Супруга рядом не было. Видимо, у Аль’Кората  образовались служебные дела. К счастью. Лицезреть его категорически не хотелось. И дело было даже не в том, что ночью произошло нечто из ряда вон, а в том, что Эль’Сиана вообще не стремилась его видеть сегодня. И завтра. И, по возможности – всегда. Вчерашнее настроение «делать любимого счастливым» пропало, и теперь хотелось убраться из этого дома поскорее, к себе, в привычный уют и роскошь, к своим вышивкам и подругам. К свободе.  Лениво шевельнув крыльями, она потянулась и перевернулась на другой бок. Хорошо бы научиться боевой трансформации. Тогда я бы могла зарезать его во сне… но я не умею.  Ничего бы я, конечно, не сделала, но сама мысль о том, что могу, а он не знает – согревала бы меня. А его рассуждения  о моих   любовниках! Это же надо было предположить, что я! содержу мужчин! он что, по себе  судит?  Нет, любимый! Даже твои соглядатаи могут ошибаться. Деньги мне просто необходимы, но для меня самой, и их даже не хватает. О каких содержанцах может идти речь? Леди презрительно фыркнула. Пусть думает, что хочет. Много ли нужно, чтобы опорочить беззащитную одинокую женщину?
Явился Корат, деловито собрался, отдавая по ходу распоряжения прислуге, разблокировал дверь и ушел. Эль’Сиана наблюдала за ним из-под ресниц, притворяясь спящей. Никакого внимания он на нее не обратил, к огромному количеству пренебрежительных  оплеух добавив еще одну, уязвляя равнодушием. Снова на дне души всколыхнулась злоба. Всколыхнулась и затаилась.
Ничего. Я подожду. Я выберу время.
Настроение испортилось. Даже к завтраку выходить не хотелось. Но оставался один вопрос, требующий  обсуждения с ним, а именно: выход в свет Кейры. Сама светская дама, леди знала, как важно сделать все вовремя, а судя по тому, как забегал благоверный, времени этого может и не быть. Что же случилось? Слухи о войне доползли даже до моей тихой гостиной… Неужели правда? Тогда тем более, нужно вывести дочь  в свет поскорее. Вот этим я и займусь. И начну с этого отвратительного дома.
Вызвав прислугу, леди приказала ванну, одеваться и доложить, проснулась ли юная госпожа.

Отредактировано Эль’Сиана (2013-07-08 16:09:20)

+1

155

Больше никаких шокирующих новостей, к счастью, в утренних отчетах не было. По-видимому, мироздание решило-таки дать Седьмому некоторую передышку, несомненно, не без злорадства посматривая, как он разберется с уже вываленными на его голову проблемами. Задачка-то была не из простых, если вдуматься. И, очень вовремя всплыла довольно-таки трезвая и резонная мысль: "а что будет, если…" 
Нет, он, разумеется, не сомневался, что именно для него любой вариант "если" закончится одинаково: в чертогах Прародителя. Риск был, по правде говоря, сильным, но его необходимость он уже принял и был готов ко всему. Вопрос был не в нем, и даже не в его карьере и жизни, а в том, что за его спиной были еще двое, непричастных к интриге, которые, тем не менее, в случае его безвременного ухода в чертоги Света, пострадают больше всех: жена и дочь. О, нет, он ни минуты не сомневался в том, что их жизни ничего не угрожает, что вы, как можно, слабые женщины не могут нести ответственность за преступления главы рода. Нет, они всего лишь лишатся всего, так как имущество тех, кого объявляли изменниками, всегда отходило в казну. Сиятельному Седьмому от этого уже не будет ни жарко, ни холодно, а вот для них это означало только одно – благотворительный приют и жизнь из милости, а слишком уж рассчитывать на милость тех, кто останется, было, по меньшей мере, глупо. Что, мягко говоря, не устраивало Аль’Кората, поскольку, как бы он не относился к жене, он все же имел перед ней определенные обязательства, а дочь он, пусть и по-своему, но любил, и не желал ей подобной судьбы.
И в результате мы имеем только один вариант. Да, давненько мне не приходилось заниматься фальсификацией документов, но придется. Будем надеяться, что навык я не подрастерял. И нужно обязательно поговорить с Эль’Сианой. Хоть раз в жизни серьезно и откровенно, чтобы была готова ко всему…
- Сиятельный?
Ну вот, опять он задумался так, что даже не услышал скрипа двери. Это становилось опасной тенденцией, и следовало постараться искоренить данную слабость. В последующих событиях она может стоить слишком дорого.
- Да? – голос его прозвучал чуть резковато, отчего управляющий явно напрягся.
- Завтрак подан, Сиятельный. Гость уже спустился к столу.
- Леди Эль’Сиана и моя дочь уже в столовой?
- Нет, Сиятельный.
- Оповести их о том, что завтрак подан, и они могут, если пожелают, присоединиться ко мне за столом.
- Слушаюсь, Сиятельный.
Разложив документы по папкам и тайникам, он, прихватив кольцо-портал, тщательно запер кабинет и направился в столовую, на пороге которой столкнулся со своим гостем. Выглядел Первый, по правде говоря, бледноватым, но, по сравнению со вчерашним, прогресс был на лицо и можно было надеяться, что он не свалится во время заседания, или по пути туда.
- Приятного утра, Сиятельный, - Седьмой церемонно склонил голову, не рискнув, по правде говоря, назвать данное утро добрым.
О том, насколько оно было доброе, будем судить к ночи. А пока пусть побудет хотя бы приятным. Для разнообразия.
Вполне положительно, хоть и молчаливо, оценив внешний вид драгоценного собрата по Совету, он, не без самодовольства, отметил, что выглядит не менее эффектно. Хотя, при его внешности, несомненно, были бы более уместны темные и яркие цвета, но он упорно носил белое, забавляясь сравнением с мраморной статуей.
- Прошу к столу.
Он гостеприимным жестом предложил гостю не стесняться и даже показал тому пример. Не без удовольствия, так как наколдовавшись вчера, как давно не приходилось, он чувствовал очень насущную потребность восстановить запасы растраченной энергии. Отдых и приятное времяпровождение пошли ему на пользу, без сомнения, восстановив полностью самообладание, а посему его лицо не выражало ничего, кроме спокойного радушия, а в жестах не были и намека на то, что произошло ночью.

Отредактировано Аль'Корат (2013-07-08 21:10:37)

+1

156

День выдался настолько насыщенным, что Кейра едва дождалась пока Мэгги распутает ее прическу и поможет снять платье и уснула, едва только оказалась в кровати.
А проснулась несколько позже, чем привыкла. За окном уже давно рассвело, и птицы выводили концерт, а Кейра все еще нежилась под одеялом, и встала только после того, как камеристка передала ей, что мать послала слугу, узнать проснулась ли она. А пока девушка принимала ванну - пришел второй слуга. Отец интересовался, спустится ли она к завтраку.
Утренний этикет не требует таких условностей, как вечерний, но в городе своей внешности все равно следует уделять больше времени, чем за городом. Тем более, что вспоминая вчерашний провал за ужином, Кейра твердо решила практиковаться в ведении светских бесед хотя бы с родителями. Тем более, что уж кто-кто, а мать точно не оставит без внимания ни один промах.
Кейра последний раз взглянула в зеркало, поблагодарила Мэгги и пошла завтракать.
В столовой ее ожидал сюрприз. Отец был не один, с ним вместе завтракал и Сиятельный Первый. Конечно же, было глупо, что гость покинет дом до завтрака, но почему-то именно так Кейра и подумала. Странно, но неловкость за то, что она вломилась в спальню к совершенно незнакомому мужчине накатила только сегодня. Девушка почувствовала, как краснеет и сама на себя разозлилась.
- Доброе утро, папа, - она улыбнулась и подошла к столу. - Очень рада, Сиятельный, что вы остались с нами позавтракать. Надеюсь, вы хорошо спали?

0

157

- Миледи, госпожа Аль’Кейра  проснулась и уже спустилась к завтраку.
Жаль,  но придется идти. Учитывая, что в доме гость, мое отсутствие будет выглядеть несколько неуместным.  Кроме всего прочего, следовало перекинуться парой слов с Коратом о дочери, и заодно, посмотреть, как выглядит сам хозяин дома, гость, да и юная леди тоже. Оглядев себя в ростовом зеркале и уделив особое внимание стараниям служанки с драпировкой платья, Эль’Сиана решительно отмела желание украсить себя какими-нибудь ювелирными изысками,  рассудив, что они только  все испортят, еще раз придирчиво оглядела себя, поправила нарочито скромную прическу и спустилась к завтраку. Не торопясь и с достоинством появившись в дверях столовой леди остановилась, привлекая к себе внимание, охватывая своими льдистыми глазами всю картину целиком. Сиятельный Первый был бледен и выглядел устало, супруг был полон жизни, но тщательно это скрывал, а Кейра выглядела почему-то смущенной и слегка раздосадованной. Это никуда не годится. Девочка совсем не умеет скрывать свои чувства. К счастью, как раз это поправимо. Леди учтиво  поприветствовала собравшихся:
- Здравствуйте, господа и дамы. Добавив в голос немного тепла, она обратилась к  Аль'Зарэлю:
- Сиятельный Первый, рада приветствовать Вас. Смею надеяться, что Вы находитесь в добром здравии,  и наше гостеприимство не было для Вас обременительным. Затем кивнула Аль’Корату и Кейре:
- Дражайший супруг, дочь, желаю вам доброго утра. А про себя подумала, что, судя по лицам, утро доброе сегодня только для мебели. Сама леди не прилагала никаких усилий к сохранению мраморной холодности. За годы, проведенные в браке,  она виртуозно научилась никак не проявлять свои истинные чувства.

0

158

- Доброго утра, Сиятельный, - с точки зрения Первого утро было уже хорошим потому, что он вообще мог его видеть. А ведь были все шансы встретить его уже в чертогах Прародителя.
После вчерашнего истощения есть хотелось буквально нестерпимо, но пришлось проявить некоторую выдержку ради, во-первых, соблюдения этикета, во-вторых, для улаживания нескольких важных, хоть и не очень секретных вопросов.
- Да, я вчера не поблагодарил вас за накопитель - он оказался весьма кстати, - небрежно, как о погоде, произнес дипломат, накладывая на тарелку овощной салат. - И хоть я не буду повторять вчерашнюю шутку относительно появления в Рассветном замке, мне действительно нужна ваша помощь. Я все еще не способен применять магию, и, как следствие, даже летать. Надеюсь, вы не заставите меня идти пешком, - предположение было закончено легкой улыбкой, демонстрируя несерьезность такой возможности.
В самом деле, подумав, Зарэль бы нашел способ добраться на заседание Совета, даже попробуй дорогой собрат отказать в помощи. Просто это было бы чуть сложнее. А повторять предложение по переносу на руках он не стал не только из-за боязни лишних ушей, но и не желая сбивать нейтральный тон их с Аль'Коратом беседы, который находил весьма удачным.
Появление семьи Сиятельного не слишком повлияло на атмосферу светской прохлады, даже, можно сказать её усугубило. На миг Первый даже посочувствовал всем присутствующим, вынужденным встречать утро в столь неуютной обстановке. На фоне неё одинокие завтраки, наполненные тишиной и солнечным светом казались просто идиллией.
Тем не менее, Зарэль слегка улыбнулся вошедшей девушке, гадая, то ли ей не сообщили о вчерашнем происшествии в доме, то ли вид полуодетого мужчины её шокировал больше свободно ворвавшегося демона. Всякое бывает.
- И вам доброго утра, леди. Благодарю, ночь прошла спокойно. Надеюсь, и ваш сон ничто не тревожило. Кстати, я слышал вы вчера решили совершить вечернюю прогулку. Могу я поинтересоваться, как вам понравился город?
Появление же супруги Аль'Кората вызвало некоторое удивление - когда она успела оказаться здесь? Вряд ли эта любительница демонстративных жестов пропустила бы вчерашний ужин. Упустить возможность продемонстрировать, что она здесь тоже хозяйка - скорее небо на землю упадет. Прибыла утром? Но её внешний вид слишком скромен для выхода.
Впрочем, удивление совсем не помешало быстрому, как и полагается по правилам хорошего тона, ответу:
- Счастлив видеть вас, леди Эль'Сианна, - как напоминание почему я никогда не женюсь. - Благодарю, ваше гостеприимство выше всяческих похвал. Жаль лишь, что мы не встретились вечером, и я не успел раньше выразить вам свое почтение.
Некоторые полагали этикет лицемерием и откровенно им тяготились. Для Первого соблюдение внешней вежливости с большинством собеседников казалось чем-то очень естественным и экономящим силы и время. В самом деле, как ни превозносили искренность, мало кто желал бы услышать утром вместо "Сиятельный" или "леди" поток оскорблений. Этикет помогал соблюдать дистанцию и ограждал от честных ответов на вопросы, которые тебе, в сущности, безразличны.

+2

159

То, что Первый в кои-то веки расщедрился на благодарность было воистину событием выдающимся. Настолько, что, Аль’Корат мысленно порадовался, тому, что ее не начал завтракать. А то бы точно поперхнулся.
Радуясь, что удалось скрыть удивление, он медленно склонил голову и улыбнулся, принимая благодарность. Большего, согласно этикету, не требовалось. Тем более, что, Зарэль, покончив с необходимым ритуалом, быстренько перешел к делам, напомнив этим, что нужно бы переброситься с союзником парой слов до заседания и сообщить ему новость, купленную у некроманта за относительно честную, хоть и необычную цену. Разумеется, делать это в столовой не следовало, так что приходилось ждать отправления в Рассветный замок. Там, конечно, у каждого из них были дела, но на короткий разговор много времени не требовалось, и его вполне можно было вырвать из плотного утреннего графика.
- Разумеется, Сиятельный, - он, привычно расстелив на коленях салфетку, тонко улыбнулся в ответ на шутку по поводу пешей прогулки в резиденцию Совета, куда можно было попасть только с воздуха, или порталом, -  Я ни в коем случае не смог бы отказать вам в такой незначительной услуге. Тем более, что без вас заседание не состоится, что было бы весьма печально в нынешней обстановке.
Хотя, внести на руках в замок все же было бы забавно.
Седьмой чуть улыбнулся своим мыслям, рискованно признаваясь сам себе, что предпочел бы внести своего новоявленного союзника на рука в более… определенное место. Впрочем, такая возможность теперь у него была, но для этого следовало подобрать подходящий момент. К сожалению, сегодняшнее утро вряд ли могло такой момент предоставить, так как грозило нешуточными и весьма неприятными переговорами.
Появление в столовой сперва мило краснеющей дочери, а потом и жены отвлекло Аль’Кората от приятных мыслей, и он с привычной светской любезностью, лишь чуть приправленной фальшивой теплотой в голосе, поприветствовал обеих.
- Приятного утра, дорогая, и вам тоже, дражайшая супруга доброго утра. Рад видеть вас в добром здравии и хорошем расположении духа.
Сделав паузу, чтобы дать возможность гостю поприветствовать дам, он отдал приказ подавать на стол. Только этого и ожидавшие слуги засуетились, и, уже через пару минут завтрак был подан. Этим утром он был не таким легким, как обычно, поскольку хозяину дома и его дорогому гостю нужно было восполнить изрядно растраченный с вечера баланс энергии.

0

160

Утренний этикет Кейре всегда удавался лучше вечернего. Поэтому она улыбнулась Первому, пожалуй не очень вежливо, но очень искренне. Может быть, это не совсем соответствовало представлениям о хороших манерах, но в такое прекрасное утро, да еще и в городе у девушки просто не было сил держать на лице ровную маску. Хотя, конечно, родители имеют полное право попенять ей на недостаток воспитания. С другой стороны - преподавателей, в том числе и этикета, она нанимали сами.
- Я очень рада, что ночь прошла спокойно. Кажется, слуги шептались, что вечером было какое-то неприятное происшествие. Надеюсь, оно не повлияло на ваше мнение о гостеприимстве этого дома? - она подошла к отведенному ей месту, села на стул и расправила на коленях накрахмаленную салфетку. - Да, вчера после ужина я вышла подышать воздухом. Я не ушла далеко, и не многое успела увидеть, но Ильменрат прекрасен. Я надеюсь, что мне удастся задержаться в городе достаточно долго, чтобы успеть увидеть все достопримечательности. Вы не подскажете, на что стоит обратить внимание?
Мать появилась в столовой внезапно. Как всегда прекрасная и спокойная, заставив Кейру в очередной раз разочаровано вздохнуть. Как у таких красивых родителей могла уродиться такая невзрачная дочь?
- Доброе утро, мама. Надеюсь, ты хорошо спала?
Можно было бы и не спрашивать, цветущий вид леди говорил сам за себя, но надо же учиться вести светскую беседу?

0


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Седьмого