Вверх страницы

Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Шестого


Резиденция Шестого

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

http://s2.uploads.ru/5w8nt.jpg http://s3.uploads.ru/kj2qU.jpg

Особняк Шестого представляет собой эффектный замок из светло-серого камня. Перед главным входом располагается небольшое искусственное озеро, уход за которым такой же тщательный, как и за садом, расположенным за домом, с беседками, невысокими стройными деревьями и причудливым лабиринтом.
Замок имеет четкую структуру с центральным объемом, который связывает правое (приватное) и левое (гостевое) крыло.
Рукотворный интерьер создавался явно с привлечением большого количества творческих мастеров.  Полированный мрамор, лакированные деревянные панели, сусальное белое золото, полудрагоценные камни, кость, витражи - все в нем призвано демонстрировать хороший вкус. Стиль интерьеров строгий, но от этого не менее роскошный.
Первый этаж занимают презентационные зоны – мягкая зона, кабинет-библиотека, парадная столовая с игровой зоной, а также жилые помещения для прислуги и комнаты бытового назначения. На втором - личные апартаменты хозяина и комнаты для гостей.

Залы и гостиные:
http://s3.uploads.ru/QZtB0.jpg http://s3.uploads.ru/nPKx1.jpg

Рабочий кабинет, совмещенный с роскошной библиотекой:
http://s2.uploads.ru/hdgF9.jpg http://s2.uploads.ru/J60ZM.jpg

Спальня:
http://s2.uploads.ru/Y4CQ8.jpg

0

2

Начало игры.

Рассветный замок Сэйлар покидал в несколько рассеянном состоянии духа. Право слово, нельзя же столько новостей сразу вываливать, да еще и непроверенных  местами. Шестой даже был слегка удивлен подобным промахом Седьмого – уж кому, а главе разведки не владеть информацией совсем не к лицу.
Сэйлар вздохнул. От галдежа, разразившегося аккурат после выступления Аль’Кората, у него чуть не разболелась голова и резко ухудшилось настроение. Поэтому, заглянув в свои апартаменты на пару минут, чтобы взять несколько нужных бумаг, а также убедившись, что в его департаменте – еще не хватало – не случилось за время Совета никаких неприятностей, Сэйлар поспешил ретироваться и направился домой.
В данный момент он расслаблялся на своем любимом низком диване с обивкой из красного бархата, млея под сильными пальцами своего личного помощника. Юноша был талантлив не только в делах административных – его массаж был поистине чудесным средством для обретения безмятежности духа и поддержания тонуса тела.
И если с телом и его тонусом все было в порядке, то безмятежность духа определенным образом пострадала благодаря сегодняшнему Совету. Во-первых, Шестого огорчило крайне пренебрежительное отношение к регламенту. Конечно, он не преминул об этом сообщить прямо на месте, хотя и сомневался в том, что его увещевания дошли до понимания остальных Сиятельных господ.
Надо взять себе на заметку, поставить вопрос о пересмотре регламента и ужесточении ответственности за неподобающее поведение. Иначе система не будет работать..
А вторым поводом к расстройству его уравновешенного состояния стал мрачный взгляд Четвертого, который то и дело, в течение всего заседания, переглядывался с Пятым. От этих двоих можно было ожидать всего. Особенно теперь, после получения известий о Чаше. Впрочем, нет.
О Чаше сейчас думать нет ни времени, ни желания...
Каждый день Верховного судьи расписан по минутам, и сегодняшний вечер занят приемом начальника тюрьмы с докладом о состоянии дел. 
- Подготовь мне что-нибудь построже на вечер, - Сэйлар лениво потянулся, намереваясь снова погрузиться в мысли о предстоящей встрече, но донесшиеся из-за дверей возня и негромкие голоса не позволили ему этого сделать. – Что это? Я приказал не беспокоить.
- Мне проверить? – юноша остановился, и, получив одобрение начальства, направился к источнику шума, который, надо сказать, прекратился сразу же, как только тот вышел за дверь.
Вернулся помощник с конвертом в руках.
- Прибыл гонец от Сиятельного Седьмого, - негромко доложил он, протягивая послание.
- Вот как, - Сэйлар заинтересованно приподнял бровь, и, приняв сидячее положение, вскрыл письмо.
Разумеется, он предполагал, что пошатнувшаяся позиция Аль’Кората заставит его искать поддержки, но, не ожидал, что реакция будет столь быстрой.
- Приглашение на дружеский ужин? – Шестой скептически хмыкнул.
Дружеский. К чему это откровенное лицемерие. А впрочем…
- Отправь сообщение начальнику тюрьмы о переносе встречи. Время выберешь сам.. – получив в ответ молчаливый почтительный поклон, Сэйлар накинул шелковый, с набивным рисунком халат и поспешил наверх, заняться подготовкой к вечернему визиту, а также просмотреть те бумаги, что он взял с собой – они требовали скорейшего внимания Верховного судьи.
Спустя относительно непродолжительное время, он был готов идти к воротам, где стараниями сообразительного помощника уже ожидала хозяйская карета. Шестой расправил крылья, дабы убедиться, что все перышки лежат ровно одно к одному, бросил последний взгляд в зеркало, и, удостоверившись в правильности и безупречности выбранного гардероба, вышел из покоев.

---->> Резиденция Седьмого

+1

3

Начало игры.
-------------------------------------------------------------------
Оставаться одному в особняке было не то чтобы совершенно непривычно. Просто редко выдавалась возможность спокойно и методично, почти расслабленно даже заниматься делами, не пребывая каждое мгновение настороже.
Впрочем, Раэн никогда не был склонен к излишней праздности. А потому, раз уж в его сопровождении не было сегодня нужды, обосновался внизу в столовой с чашкой горячего крепкого кофе и стопкой бумаг, которые давно ждали внимания. Отчеты, письма, записки... Внушительная стопка постепенно уменьшалась, распределяясь на три других - решенных, отложенных и ненужных.
Напоследок, когда остывший кофе уже перестал наполнять комнату своим терпким запахом, мал'ах пододвинул к себе ближе толстую записную книжку, расчерченную на множество граф и, облокотившись на стол и машинально перебирая длинные, выбившиеся из небрежного хвоста пряди своих волос, начал задумчиво сверять расписание. Встречи, собрания, работа. Все было расписано едва ли не поминутно. И, как правило, требовало нечастого вмешательства, однако, не на этот раз. И, прежде чем потянуться за артефактом связи, Кас трижды перепроверил цифры дат и времени.
Выпрямляясь на стуле, он произнес надлежащее заклинание и имя, привычно нацепляя при этом на лицо традиционную маску нейтральной вежливости: мало кто знал на самом деле, как сильно он ненавидел необходимость такого вот рода "переговоров", предпочитая все же все делать лично и с глазу на глаз.
Впрочем, лицо собеседника появившееся перед ним благодаря магии кольца, специально заказанного для таких вот случаев, выражало не меньшую "внимательность" и "желание" говорить. Формальные приветствия, ничего не значащие фразы и не менее формальные же извинения, и - наконец-то, придя к новой договоренности, он с явным облегчением снял и отложил артефакт в сторону, пометив в соответствующей ячейке расписания, что встреча Шестого члена Совета Единого и начальника тюрьмы перенесена на полдень следующего дня.
И на этом можно было бы закончить, наверное, с неотложными делами, да только не успел Раэн отложить в сторону перо, как в столовую вошла девушка, горничная, с докладом:
- К Вам посетитель, ждет внизу, - произнесено было вежливо, но без излишнего совершенно, в отстутсвии хозяина особняка, почтения. Кас не был против. Более того, был только "за". Потому как порой от избытка этикета и формальностей едва ли не сводило зубы.
Вставая и, собирая бумаги, небрежно оставив на столе грязную чашку на попечение девушки, он машинально поправил висящий на поясе веер, после чего спустился вниз. Почти бегом. И не потому, что торопился, или не хотел заставлять ждать, а потому что просто и без того слишком долго сидел на одном месте. Казалось, если бы то позволяли коридоры, да и просто расстояния, взмахнул бы крыльями и... Впрочем, почти это он и проделал на одной из широких лестниц, оттолкнувшись от верхней ступеньки, спланировав на полусложенных крыльях, до площадки, с наслаждением чувствуя, как упругий в этом полуполете воздух заставляет прогибаться маховые перья. Мягкое приземление, пара секунд, и он вышел в холл внизу, чтобы кивком приветствовать  пришедшего. С четверть часа беседы, если можно так назвать почти монолог, несколько наводящих и уточняющих вопросов. Плата - из кошелька в кошелек. Вот и все. Только информация. Зато какая... Еще с четверть часа на составление соответствующей докладной записки и к возвращению хозяина Раэн вышел на крыльцо особняка, устраиваясь сидеть прямо на ступенях, прислонив к колену папку, доставая стило и принимаясь рисовать, почти бессознательно проводя по белому все новые линии, машинально, время от времени зорко оглядывая ведущую к дверям дорожку.

Отредактировано Касиил-а-Раэн (2013-02-01 15:21:43)

+2

4

Выйдя на улицу и вдохнув пару раз поглубже, Сэйлар почувствовал себя намного лучше. Да и слабая надежда, что эти двое, оставшись наедине, перегрызут друг другу глотки, и завтра в Рассветном замке появится на двух членов Совета меньше, все же хоть и немного, но согревала.
Игнорируя слугу, который со скучающим видом плелся вслед за покидающим поместье гостем, верховный судья сел в свою карету, и плотно задернул шторы. И хотя он и ушел под предлогом позднего времении неотложных дел, спешить и торопиться Серафим не любил в любом деле. Поэтому и сейчас, несмотря на легкую усталость и предстоящее принятие непростого решения, пользоваться магией не стал, предпочтя обыкновенное средство передвижения. Пусть и ненадолго, но дорога давала время на хоть какое-то относительное спокойствие и уединение, перед тем, как снова с головой уйти в дела, запершись в кабинете и зарывшись в кипы бумаг.
Приказав остановить карету у ворот особняка, Сэйлар вышел, и приглядевшись, удовлетворенно, и даже с некоторым облегчением, улыбнулся - почти незаметно, одними лишь уголками губ. Касиил был очень кстати, кроме еще того, что и единственным, кого Серафим сейчас был настроен лицезреть. Тот сидел на парадной лестнице и, судя по всему, занимался своим любимым делом - рисованием, поскольку даже издалека Шестой заметил в руках помощника один из альбомов, которые Касиил вечно таскал с собой в неофициальной обстановке. Впрочем, он мог бы найти и более подходящее место для рисования, если только не сидел здесь специально в ожидании появления хозяина дома. Это заставило Сэйлара улыбнуться еще раз, правда теперь уже лишь мысленно, дабы не выказывать неуместных эмоций.
Как мило.
- И давно ты тут сидишь? - Серафим, приблизившись к парадному входу в свой особняк, и явно не спеша зайти в дом, остановился напротив помощника. Довольно близко, но на расстоянии все же приличествующем формальному общению. Он обвел Касиила задумчивым взглядом, отметив, помимо по обыкновению сосредоточенного выражения лица, также излишнюю небрежность прически.
Впрочем, как всегда...
Не преминул Сэйлар с толикой заинтересованности покоситься и на альбом с рисунками.

0

5

Хозяина Раэн заметил сразу. Услышав сначала карету и усмехнувшись про себя когда шум колес затих у ворот, сменившись шагами, легкими, различимыми в общем уличном шуме только для того, кто давно привык выделять их из любого диссонанса окружающего мира. В этом отчасти тоже заключалась разница между ним и Сэйларом: Раэн при малейшей возможности старался не ходить пешком. Просто не желая тратить свое время на бесполезное перемешивание ногами дорожной пыли, и - бесполезный же, с его точки зрения, поток сознания в одиночестве.
Впрочем, подниматься он не стал, равно как и вообще - двигаться с места, пока старший мал'ах подходил ближе, напротив, в наброске, отображающим закатный сад, добавились несколько штрихов, небрежным, но точным росчерком очерчивая фигуру Шестого на нарисованной дорожке. Привычно. Настолько, что, в принципе, в личном присутствии модели, для Каса уже не было нужды. Он мог рисовать по памяти. Мог и моделировать, при желании, запоминая достаточно, чтобы не обращаться каждый раз заново к оригиналу.
- Не слишком, - Раэн несколько секунд смотрел на хозяина снизу вверх, ровно столько, сколько мог себе позволить, чтобы это не казалось излишне небрежным и фамильярным, прежде чем заложить стило за ухо, закрыть папку, откладывая ее на верхнюю ступеньку и подняться на ноги, поклоном, почти формальным, если забыть о том, что порядком запоздалым, приветствуя его.
- С возвращением.
Впрочем нарушение формальностей порой того стоило. Как художник, о часто цеплялся за саму эстетику некоторых моментов. Таких как сейчас, например, запоминая, отмечая для себя падающий солнечный свет, запутывающийся в золотых волосах, прошивая лучами пряди насквозь, тень задумчивости на лице и легкую, но все же заметную внимательному глазу усталость. Красиво, гармонично, не идеально, но тем замечательнее в общем образе своем.
- У меня есть для Вас информация, которая, думаю, будет Вам полезна, - произнес он, переключая все же свое сознание на деловой настрой, хоть и с некоторым сожалением, - Где Вам будет угодно ее выслушать?

0

6

Где мне будет угодно ее выслушать..
Более всего Сиятельному Шестому было бы угодно не слушать сегодня уже ничего, новостей и так больше, чем достаточно - спасибо Аль’Корату. Однако, тем и отличался выгодно его помощник, помимо прочих достоинств, от Седьмого, что информацию всегда приносил проверенную и ценную. Никакого волнения, исходящего от Господства, Сэйлар не почувствовал, а значит, от пары часов ничего не зависит и мир не рухнет, если услышит Серафим эти полезные сведения чуть позже. Иначе Касиил доложил бы сразу.
Со скрытым вздохом, он поднял глаза, проводив закатное солнце, которое, одарив их последними лучами, уже почти скрылось за особняком. Шестой обернулся, медленным взглядом, словно что-то обдумывая, обводя парк перед домом. Точнее сказать, ту его часть, что составляли небольшая аллея из высоких деревьев, словно охраняющих дорогу, ведущую к парадной лестнице от ворот, и расположенное чуть поодаль от основного здания озеро. Сэйлар на мгновение прикрыл глаза и прислушался к ощущениям - ни дуновения. Даже ни одно перышко в крыльях не шелохнулось. Похоже, вечер обещает быть теплым и безветренным, а потому, грех не воспользоваться такой погодой.
- У меня тоже есть, о чем рассказать, - он плавным шагом поднялся по каменной лестнице, останавливаясь рядом с Касиилом. - Но сначала надо переодеться. Прикажи вынести к озеру кресла поудобнее... Да, и выбери нам вино.
Полностью полагаясь на младшего мал’ах, Сэйлар не стал дожидаться ответа. Пройдя в  распахнутые слугами двери, он миновал парадную залу, лестницу, затем почти половину крыла здания, и, наконец, вошел в свои покои.
Помимо широкой резной кровати, занимавшей немало пространства, убранство спальни составляли несколько шкафов, большое зеркало в золоченой оправе и пара мягких кресел у окна.
Другая половина комнаты предназначалась вовсе не для отдыха, о чем красноречиво говорил массивный ореховый стол с крышкой из гладкой, в дюйм толщиной обсидиановой плиты, внутри которой, наверное, самый искусный из мастеров нарисовал немыслимую картину: диковинные деревья, взволнованное море и облака – таким причудливым узором переплетались в черном камне темные зеленые прожилки. Личные покои Шестого мало чем отличались от рабочего кабинета, и именно здесь он предпочитал работать, оставляя предназначением кабинета лишь прием официальных лиц да использование в качестве хранилища особо ценных книг и рукописей.
Первым делом Сэйлар скинул парадное одеяние - уже только расстегнув высокий глухой воротник, он с облегчением вздохнул.  Сапоги были отправлены в шкаф следом, а их место заняли более удобные для вечера у озера открытые сандалии.
Распустив тщательно и официозно уложенные волосы, Серафим перехватил их лентой, изобразив некое подобие простого и довольно свободного хвоста, и перекинул его на грудь, дабы расчесать золотые пряди.
Покончив с этим, Шестой в раздумьях подошел к одному из шкафов, взглядом перебирая возможные варианты. Белый цвет, несомненно, был фаворитом сиятельного мал’ах. Однако, для этого вечера он казался Сэйлару неподходящим. К тому же, давно он уже не надевал ничего, кроме светлых тонов.
По результатам сих нехитрых размышлений из шкафа была извлечена легкая длинная туника без рукавов глубокого синего оттенка – что та вода в озере, с отделкой широкой золотой тесьмой по краям. Зеркало, будто прочитав мысли мал’ах, также возвестило о том, что выбранный наряд вполне гармоничен, с учетом его назначения и времени суток. Однако, надеть его Шестой не успел, заметив в зеркале еще одно отражение позади себя.
Рабочий стол, заваленный бумагами, которые выложенными в несколько рядов ровными стопочками возвышались над столешницей. За исключением тех, что Сэйлар  захватил днем с собой, дабы изучить. Небрежно раскиданные листки и привлекли его внимание. Бросив выбранную тунику на краю кровати, и даже не заметив, что скользкий шелк под собственной тяжестью сполз на пол, он подошел к столу и взял в руки один из листов, исписанных ровным убористым почерком - в который раз он уже перечитывал эти показания свидетелей, пытаясь найти в них нестыковки. Документ он положил на стол ровно и аккуратно, как и несколько других бумаг. Непростое дело завтра предстоит рассматривать. Оно хоть и не настолько важно, как утренние известия, но все же стоит того, чтобы к нему подготовиться. Шестой углубился в чтение, оперевшись белыми ладонями на край стола и склонившись над бумагой.

0

7

Скрытый почти полностью вздох хозяина не укрылся от внимания привыкшего замечать любые мелочи Раэном, но не вызвал никаких комментариев, только едва заметную понимающую улыбку и легкий поклон в ответ на отданные указания. Легкий, ровно настолько, чтобы все еще оставаться церемонным и вежливым, но в то же время, становящимся почти неформальным.
Он некоторое время помедлил, когда Сэйлар ушел в особняк, щурясь на солнце и слушая его затихающие шаги, после чего и сам покинул крыльцо, оставив папку с рисунками лежать на ступенях, чтобы забрать ее позднее, когда они оба пойдут к озеру, хорошо зная, за долгое время изучив привычки главы судебного департамента, что тот не будет сильно возражать, а, может, и не будет возражать вовсе, если он продолжит рисовать во время разговора, не требуя при этом досконального внимания. Ведь рисование, ощущение скольжения стила по бумаге, на деле ничуть не отвлекало молодого мал'ах, скорее, наоборот, занимало руки, позволяя сознанию сосредоточиться на беседе, на словах, обостряя восприятие, и в то же время, позволяя сохранять обманчиво непринужденный, даже почти отстраненный вид. Иногда даже они оба этим пользовались. Иногда. И - всегда успешно, делая вид, что помощник Серафима просто присутствует, с головой уйдя в воспроизведение на бумаге окружающей действительности и совершенно не следит за беседой, на деле - улавливая не только каждое сказанное слово, но и ту интонацию, с которой оно было произнесено.
Отдача распоряжений времени много не заняло: он просто зашел на кухню, отловил там первую попавшуюся горничную и передал ей приказ хозяина особняка. Мелочи. Но сейчас, по прошествии нескольких лет, можно было себе это позволить. Ибо также как он сам изучал привычки и пристрастия Шестого, также он до автоматизма практически, довел и послушаемость слуг, первое время контролируя за ними каждый шаг, каждую оплошность исправляя лично и демонстративно, буквально натаскивая их на то, как _надо_. И теперь был совершенно уверен, что все будет сделано так, как надо. Потратив много сил и времени в прошлом, в настоящем он мог быть уверенным, что для правильного функционирования жизни в особняке достаточно только вовремя координировать всю довольно простую на деле систему.
А вот вино... Вино он всегда предпочитал выбирать в погребах сам. Спускаясь туда с лампой, некоторое время ходя вдоль стеллажей и бочек и, наконец, останавливаясь у одной из полок. Ему не нужно было даже читать пометки на этих самых полках. Он наизусть помнил все сорта вина в погребе, доставая две бутылки красного сухого вина. Он помнил этот сорт винограда. Он помнил этот сорт винограда, помнил землю, на которой выращивались эти лозы. Их запах и вкус их листьев. Терпкий и насыщенный. Несколько часов лета на виноградники стоили того, чтобы отпечататься в памяти запахами, вкусами, ощущениями жидкой грязи под босыми ногами... Еще в годы учебы они часто летали туда. Один из немногих его друзей был родом из тех мест. И для двух юношей ничего не стоило пролететь пару-тройку сотен миль... Впрочем, то было уже слишком давно. И почти что не правда. А вот вино оставалось. А потому ручался и за вкус, и за букет, вполне подходящий к теплому весеннему, почти летнему вечеру.
Передав бутылки слугам, ожидавшим его у выхода из погреба, он поднялся наверх, к покоям Сэйлара и, постучав в дверь, все же зашел:
- Все готово, Светлейший, - он снова поклонился, на этот раз куда более низким поклоном. Вот только уважения к традициям и этикету в нем было куда как меньше, нежели желания спрятать улыбку, вызванную видом мал'ах. Будь Кас менее спокоен и привычен, он бы, быть может, смутился бы. Может быть. Но сейчас вид не до конца одетого Серафима скорее вызывал более чем закономерный интерес, который и выражен был быстрым, скользящим по идеальной фигуре взглядом, открытым, и совершенно не скрываемым. И - все же улыбкой. На этот раз тоже - более чем явной. Эстетическое удовлетворение. Если ситуацию можно было так назвать. И быстрая прикидка того, как лучше будет это изобразить на бумаге, даже без попыток скрыть собственные мысли. Он вообще никогда их не скрывал от этого мал'ах. По началу из интереса, а потом - из принципа. И сейчас, подходя к нему ближе, по пути подбирая отложенную темную тунику, он произнес не пряча интонаций, в которых легкое ехидство мешалось с шуткой:
- И если Вы хотите взять с собой бумаги, то я совершенно не против, а вот если Вы пойдете прямо так, то, должен сказать, это не разумно, хоть и весьма впечатляюще. У озера, между прочим, вечером довольно прохладно.
Конечно, он мог бы дождаться его у озера, на крыльце, в саду, в холле... Но в чем-то он ценил именно такие, неожиданные, быть может, минуты. Простые и незатейливые.

Отредактировано Касиил-а-Раэн (2013-02-14 17:00:16)

0

8

Сэйлар на звук открывающейся двери не обернулся – не было в том никакой необходимости. Он и так знал, что кроме Касиила никто бы не побеспокоил Сиятельного Шестого, особенно когда тот занят работой. Поэтому, он продолжил изучать документ, не обратив внимания на вошедшего. Пока не услышал "все готово" и не осознал, что работать как раз и не собирался. Увлекшись чтением и размышлениями о теории доказательств, он позабыл о том, что собирался провести вечер у озера.
Однако, пора было возвращаться к реальности. Сей нехитрый вывод подтвердил и нескрываемый интерес, что словно первый солнечный свет по предрассветному небу, довольной улыбкой расползался по лицу Господства. Сэйлар тут же вспомнил, в каком виде находится – он ведь так и не успел надеть рубашку. Касиил скользил по его телу ласкающим взглядом, совершенно при этом не скрывая своего удовольствия. Наглец. Но, Шестой  лишь ухмыльнулся про себя. Не жалко. Да и потом, своего хозяина младший мал'ах имел возможность наблюдать и ранее, время от времени и в более откровенном виде.
Впрочем, мысли помощника в подобном ключе никогда Сэйлара не волновали. Что бы тот себе ни думал, он все равно не рискнет проявить себя более, чем взглядом или улыбкой. Они оба об этом знали. Да и стоит ли рисковать прекрасными и без того отношениями, ради нестабильных, а порой даже опасных чувств. А если уж быть честным до конца, Серафим искренне сомневался, что вообще способен любить кого-то по-настоящему.
Да и как-то было вообще не до того. После избрания в Совет, а значит.. последние лет триста, времени не оставалось практически ни на что, и уж тем более любовными делами стоило заниматься в последнюю очередь. Прежде всего - работа в суде. Потом - Совет и дела государственные. И только после ..
Если конечно на это "после" останется время.
Приняв из рук помощника заботливо поднятую с пола тунику, Сэй быстро ее накинул.
- Я разве не просил не называть меня так? По крайней мере, дома, - меланхоличным тоном поинтересовался Шестой. Вопрос был почти риторическим, в свете того, что Касиил упорно не желал отступать.
Взмахнув осторожно крыльями и поправив волосы, Серафим направился к выходу, коротким, но красноречивым взглядом дав понять Касиилу, что его шуточка о впечатляющем виде оценена по достоинству.
- Не переживай, не замерзну, - А вот подразнить шутника вполне можно. – А если уж и так, то я знаю просто великолепный способ согреться..  Надежный. И приятный… – Шестой выдержал непродолжительную, но многозначительную паузу, и с совершенно серьезным видом обернулся к помощнику, идущему следом. – Сгонять тебя в дом за одеялом.
Они уже почти подошли к озеру, и Сэйлар отметил отличную организацию вечера. Что, впрочем, было неудивительно. За семьсот лет общения Касиил изучил хозяйские вкусы вдоль и поперек. Иногда Серафим даже удивлялся, как тот предугадывает его желания еще до того, как оные будут высказаны вслух.
Почти у края воды стояли его любимые кресла, мягкие, с невысокими, но очень удобными полукруглыми спинками. Не чета тем табуреткам, что были обязательными в зале заседаний Совета, и которые, судя по сегодняшнему ужину, обожал и Седьмой. Между стульями был поставлен небольшой круглый столик резного дерева - помнится, работы довольно известного мастера, привезенный Сэйларом из Бероера - ровную полированную столешницу которого занимали большая ваза со свежими фруктами, вино и два бокала. С явным удовольствием опустившись в одно из кресел, Шестой пригласил помощника занять второе.

Отредактировано Нар-эт-Сэйлар (2013-02-15 21:49:53)

0

9

Риторический вопрос был, разумеется оставлен без ответа, точно также, как оставался без оного последние несколько лет. Просто спорить не было нужды. А вот последовавшая за облачением в тунику шутка, озвученная хозяином, вызвала скептическое выражение на лице младшего мал'ах, и синхронное завершение фразы:
- Сгонять в дом за одеялом, - это было даже не чтение мыслей, не эмпатия, это была просто уверенность, что за долгой, насыщенной интонациями фразой должно последовать что-то именно в таком духе. И, как оказалось, интуиция и хорошее знание собеседника, не обманули Каса и на этот раз. И он позволил себе усмешку, последовав за Серафимом к озеру.
На крыльце он снова подобрал папку с рисунками.
Кресла, фрукты, вино. Папка - брошена небрежно на сложенные стопкой одеяла - да-да, они предусмотрительно тоже были здесь, равно как и пушистое полотенце, на случай, если кому-то захочется поближе пообщаться с не по времени теплой водой озера.
Да, накрыто и приготовлено все было на двоих, однако он оставался стоять рядом, на чуть меньшем, чем положено, расстоянии, до тех пор, пока Светлейший не устроился в своем кресле и не показал жестом, что его помощник тоже может сесть. Отчасти - это были правила игры, отчасти - уважение и субординация, отчасти... Отчасти просто желание самого Раэна, также жестом отпустившего стоявших на почтительном отдалении слуг.
Он открыл бутылку с вином, наполняя бокалы и подавая один из них своему хозяину, пододвигая к нему вазу с фруктами, чтобы было удобнее, и лишь после этого садясь в кресло, запрокидывая на пару секунд голову и делая глубокий вдох, отгоняя желание взяться за рисунок прямо сейчас, до того, как вечер перейдет грань формального общения в пользу некоторой пусть и внимательно-предусмотрительной с его стороны, но все же расслабленности. А потому сейчас... Сейчас Раэн просто выпрямился, приготовившись слушать. Ведь, как подсказывал опыт, да и просто ощущение эмоций сидящего рядом мал'ах, слушать предстояло серьезно и много. А, главное, внимательно.

0

10

Сэйлар расслабленно откинулся на спинку кресла. Он повертел в руках наполненный бокал, задумчиво вглядываясь в темно-красную жидкость, словно впитавшую тьму, которая медленно, но верно опускалась на город.
- Прекрасный выбор... - Шестой принюхался к тонкому аромату напитка.
Сколько лет этому вину? Не меньше, чем перемирию, а то и больше.
- Ты помнишь войну, Касиил?
Конечно же, Касиил не мог не помнить - Серафим в том не сомневался. На мгновение Сэйлару показалось, что он снова почуял тот едкий запах гари и свежей крови, что витал в воздухе каждый раз после бесконечных сражений. Он сжал пальцы на тонком хрустале бокала - не сильно, но заметно, пытаясь совладать с внезапно накатившей волной сожаления. Неслышно вдохнув, Шестой перевел взгляд на озеро.
Вид шуршащего почерневшими стеблями невысокого камыша у берега умиротворял. Он даже загляделся на кажущуюся холодной водную гладь, по которой скользил тонкий свет луны, невольно мешаясь с неярким отблеском факелов. В этом свете редкие белые кувшинки, плавающие на поверхности, отливали странным алым оттенком своих еще не до конца распустившихся лепестков. Так тихо и спокойно, что кажется невозможным представить себе, какие разрушающие последствия может принести война в этот уютный уголок его собственного мира.
- Что, если все это начнется заново? Скорее всего, на ближайшем Совете будет голосование... - договаривать Сэйлар не счел нужным, полагая, что и так ясно, о чем речь. Он немного помолчал, и добавил, - и кажется, я не знаю, как мне поступить.
Больше всего в таких голосованиях Шестой не любил те ситуации, когда оное заканчивалось разделением на ровное количество голосов - четыре против четырех, и оставался лишь один решающий. И каково это, когда от твоего выбора зависит судьба двух народов? Лучше этого ощущения не знать никогда.
Серафим усмехнулся. Вряд ли еще кто-то из Совета озадачился бы подобными мыслями, кроме него самого, ибо коллег, заботящихся о своей ответственности за принимаемые решения он не припоминал. Большинство преследовало сугубо личные цели, жертвуя при этом интересами государственными, а то и множеством жизней.
- Да еще и Чаша объявилась так невовремя. Сложно представить, чем эта "находка" обернется, если попадет не в те руки.. - Он неспеша отпил из бокала, и словно вспомнив что-то важное, тут же отставил его. - Касиил, завтра утром, первым делом сообщи начальнику тюрьмы, что не надо посещать Рассветный замок, пусть ждет нас у себя. Есть кое-что поважнее, чем отчеты. Нужно будет допросить троих солдат, которых ему доставили сегодня днем. Возможно, мы выудим что-нибудь интересное, если их головы не совсем пусты.. И передай ему мою просьбу никого к этим псам не допускать, пока я с ними не побеседую.
Прежде всего Шестого волновал вопрос, что за птица залетала в резиденцию Первого. А птица, судя по всему, необычная, если трое служащих Четвертого вдруг решили отправить ее во Тьму. Даже если им неизвестна личность этого гостя, то хотя бы внешность его можно будет узнать. А дальше видно будет, насколько полезной сможет стать эта информация.
- О каких новостях ты говорил? Расскажешь? - Сэйлар легко улыбнулся, оторвав с увесистой ветки виноградину, и снова беря свой бокал.

0

11

Сделав глоток вина - крупный, как и всегда, совершенно не такой, какими принято было пить подобные напитки, Раэн откинулся в кресле, делая глубокий вдох и так - наслаждаясь терпковатым послевкусием. Да, оно было крепче, чем столовое вино, но именно тем и прекрасно, не кружа головы, но слегка расслабляя, впрочем, не настолько, чтобы хоть на пару секунд отпустить самоконтроль...
Наверное, на слова о войне стоило бы как-то отреагировать, да только вот именно они, как ни странно, не вызывали у этого мал'ах вообще никаких эмоций. Война со всеми ее приложениями в виде боли, грязи, смерти, побед и поражений, воспринималась исключительно как данность. Как факт, который может быть, а может и не быть. Ей можно было наслаждаться, ее можно было бояться. Но при этом - никогда не заранее. И уж тем более, не сейчас. Он вообще не склонен был загадывать на будущее. Будущее - само по себе странное слово, не стоящее настоящего. А потому...
- Начнется, значит начнется, - произнес он, философски, делая еще один глоток и позволяя себе усмешку, - Надо будет - буду сражаться. Не надо - не буду.
За несколько сотен лет многое меняется. Меняется в том числе и отношение к вещам, к жизни вообще. Сейчас он был готов ввязаться в войну защищая кого-то, кого-то конкретного, по именам, можно сказать, собственные ценности, быть может, но не - абстрактную идею. Да, за это можно было осуждать, в этом можно было даже обвинять, но Кас давно перестал видеть собственно в войне хоть какой-то смысл.
В ответ на распоряжение же он только кивнул и ответил коротко, не вдаваясь в подробности и детали:
- Хорошо, - заметка себе на память, не более. Просто приказ и просто - подтверждение получения оного. На память, благо, жаловаться не приходилось. А вот доклад потребовал куда большей сосредоточенности и внимания. А потому Кас выпрямился, впрочем, не до военной выправки и не до подобострастной четкости, свойственной слугам. Так - с вежливым вниманием, меняет положение почти равный, когда разговор переходит в серьезное, важное русло:
- Новости касались Вашего меча, Светлейший, - произнес он, суммируя полученный отчет в нескольких предложениях, машинально поглаживая большим пальцем тонкое стекло бокала, - Если говорить коротко, то по последней полученной информации, частная оружейная коллекция оружия одного из лордов Закенлева пополнилась любопытным и крайне ценным экземпляром. Описания - более чем достаточно, чтобы иметь основания утверждать, что это именно то, что мы ищем. В любом случае, информация в настоящий момент перепроверяется. Наблюдение ведется.

0

12

Новость была более, чем приятной, с учетом того, что полученные ранее вечером известия вовсе не радовали. Мысли о Чаше мгновенно отошли на второй план. Да и в любом случае, с ней ничего не решишь - тут уж будет, как будет. Капризный артефакт сам выбирает себе хозяина. Касиил, похоже, был того же мнения, поскольку ничего не ответил по поводу Чаши. Иной мал'ах на его месте проявил бы живой интерес - не каждому встречному на улице сообщают о появлении в поле видимости столь легендарного артефакта, фактически, открывающего все пути к власти. Но, таков был его помощник, и Шестого реакция Господства отнюдь не удивила. Впрочем, именно такой мал'ах только и мог стать его доверенным лицом.
- Неужели... мы наконец-то напали на след? - в янтарных глазах Сэйлара блеснула надежда. - Не так давно отец снова спрашивал меня о нем. Весьма настойчиво. Пришлось сказать, что меч в моем поместье, поскольку я все еще не закончил с камнем...
Он перевел заинтересованный взгляд на помощника. Удача улыбнулась им, и тут уже Серафим не озаботился скрывать свое волнение. Это шанс вернуть фамильную ценность туда, где ей должно быть, и упустить его нельзя, во что бы то ни стало.
Закенлев...
Этот город за сегодня стал объектом новостей уже во второй раз, и это наводило на определенные размышления. Стоило быть предельно осторожными, дабы не задеть ненароком те политические струны, трогать которые нельзя ни в коем случае. Прежде всего, надо выяснить, что из себя представляет этот лорд. Меньше всего Сэйлар хотел бы иметь какие-то дела с людьми - бесполезные создания, то и дело мешающиеся под ногами. Но уж в чем, а в хитрости и коварстве иным представителям этого вида не откажешь. Что ж, если другого выбора вернуть меч нет, то придется.
- Что за лорд, Касиил? Кто такой? Есть подробности?

0

13

- Все данные в моем отчете на столе в Вашем кабинете, светлейший, - не вдаваясь в подробности, словно и не замечая оживления своего хозяина, коротко сообщил молодой мал'ах, немного откидываясь назад. Отчасти это было дейстаительно спокойствием, настоящим, таким же настоящим, как вино в бокале. Но отчасти - давно устоявшейся игрой. Зная Сэйлара и его любовь к деятельности, Раэн иногда вот так пытался ненавязчиво ее не то чтобы пресечь... Но по меньшей мере отложить вот в такие моменты, когда если и считал что-то действительно необходимым, так это отдых. Отдых не для себя.
Он снова наполнил бокал Серафима, словно это было в порядке вещей, прекрасно отдавая себе отчет, что, в случае дурного настроения, или очень деятельного настроя, ему придется сейчас встать и "прогуляться" до особняка за бумагами. Не то чтобы Кас не помнил всех данных наизусть, помнил, разумеется, но это было еще одним маленьким поводом отложить разговор хотя бы на более поздний вечер.
К людям как таковым он, кстати, никогда не испытывал никаких эмоций. Ни дурных, ни хороших. Скорее, считая их просто своего рода бескрылыми созданиями, внутренне отличающимися от тех же мал'ах не слишком сильно, равно как и от демонов. Впрочем, если бы кто-то спросил его о его мнении на счет всех рас в целом, то мысли Раэна едва ли встретили бы одобрение в высших кругах ангелов. Ведь на самом деле, для него не существовало различий между расами. Даже демоны и ангелы не казались ему такими уж разными, если не считать внешности и способностей, разумеется. А потому и война между ними казалась ему мягко говоря нелепой. Конечно, было принято считать демонов злобными тварями, да только и среди мал'ах хватало... Он усмехнулся при этой мысли. Весьма двуличных созданий.
- Но Вы же не предполагаете лететь туда прямо сейчас, верно?

0

14

[NIC]Сиятельный Четвертый[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/YSBp3.jpg[/AVA]

Он вышел из портала у самых ворот резиденции своего сиятельного собрата, находясь не в самом лучшем расположении духа. Собственно, он и не собирался сегодня вечером расхаживать по гостям, дел у него и без этого было много, но, раз надо – значит надо. Правда, он мысленно пообещал себе выказать дражайшему союзнику всевозможное недовольство связи с таким произволом, но, разумеется, чуть позже.
Пока нужно было подумать о насущном, тем более, что событие, на которое он и его союзники рассчитывали, не произошло, и место Первого пока что не освободилось. Сразу живучего змея прикончить не удалось, а значит, тот в любом случае должен был оклематься. Уж Седьмой-то, с его количеством врагов, обязательно держит в доме все нужные лекарства и противоядия, и, если уж он не дал убить своего соперника, то обязательно попытается вылечить. А значит, свалить покушение на него будет уже сложнее. Впрочем, Четвертый был даже рад этому, так как лично ему более рациональным казалось свалить все на демонов (зря, что ли они так тщательно подбирали исполнителя, прах побери этих темных тварей, даже один на один не в состоянии раздавить одну гадину!). В конце концов, оставшись без поддержки Первого, Седьмой быстро сдаст позиции, чай не герой и не самоубийца идти против всех. В таком деле главное начать, а там уже можно будет назначить виновных в любом деле, и пусть попробуют отвертеться. Идеальный повод… был бы, если бы все получилось. А теперь не стоило сомневаться в том, что эти двое договорятся. А значит, нужно было как можно скорее нанести упреждающие удары и договориться о поддержке всех членов Совета. Ну, или тех, кто еще не определился.
Договариваться с Восьмым Син-а-Тиар категорически отказался, да его и не очень-то уговаривали, памятуя о том, что отношения у этих двоих были хуже, чем у волков с овцами. А вот сын старого друга и бывший подчиненный (эх, жаль все же, что мальчишка отказался пойти в четвертый департамент!) был самой удобной кандидатурой для беседы. Разочарование упорным нежеланием Нар-эт-Сэйлара остаться на военной службе, не мешало Четвертому относиться к тому с некоторой приязнью, что должно было придать искренности его речам. Именно поэтому, он, пусть и не без зубовного скрежета (а кому понравится, если его оторвать от важного дела?), перенес замышляемый разговор с утра на вечер и, не откладывая дела в долгий ящик, с помощью артефакта, перенесся к воротам особняка.
Его высокомерный вид, а так же нашивки с шестью крыльями на форме, очевидно, произвели нужное впечатление, потому что ворота ему открыли довольно быстро, и так же быстро и почтительно доложили, что хозяин изволит отдыхать у озера. Поразмыслив немного, сиятельный мал’ах решил, что вламываться в разгар чужого отдыха все же дурной тон, и что, если он поставил собрата по Совету в неловкое положение, это может фатально отразиться на разговоре, а это будет очень неприятно. Этикет, порой, здорово мешал жить, но нарушать его было бы непростительной ошибкой. Особенно сейчас.
- Сообщите Сиятельному, что его желает видеть Син-а-Тиар, Четвертый член Совета Единого, - не без легкого высокомерия велел он одному из слуг, и последовал за вторым, вызвавшимся проводить его в дом.

Четвертый

1. Имя.
Син-а-Тиар, Четвертый член Совета Единого
2. Возраст.
6348 лет, выглядит не старше тридцати лет
3. Внешность.
В полном соответствии с эстетическими воззрениями мал’ах.
4. Раса и способности.
Мал’ах. Физиологические особенности соответствуют расе. Великолепный воин ближнего боя, стратег, тактик, очень хорошо разбирающийся во всех воинских науках. Основное оружие – глевия, ей он владеет в совершенстве. Так же неплохо управляется с небольшой секирой и копьем. Профессиональный военный. Искушен в интригах, благодаря чему и сумел добиться столь выдающегося положения в обществе. Хорошо образован, начитан. Имеет в запасе все навыки, необходимые для походной жизни.
Магическими талантами похвастаться не может, хотя многие отмечают у него очень хорошие способности к магии воды.
Изначальная магия: Свет – уровень 37, Тьма – уровень 0. Стихийная магия: Огонь – уровень 2, Воздух – уровень 26, Вода – уровень 62, Земля – уровень 4, Металл – уровень 0. Нейтральная магия: Пространство – уровень 21, Ментальная магия – уровень 24, Эмпатия – постоянно действующая контролируемая управляемая двусторонняя, Предвидение – нет, Трансформация – нет, Конструирование – 0, Предметная магия – ученик.
5. Характер и биография.
Аристократ в четвертом поколении. Родился в Харзалеме и вырос, в родовом поместье отца. Образование получил домашнее, но, не удовлетворившись этим, закончил по собственному почину военную академию, после чего, как и его отец, поступил на военную службу. Прошел весь путь от Ангела, до Престола, не раз отличился в боях с демонами. Стратегический талант и умение добиваться цели помогли ему стать заместителем главнокомандующего, и, впоследствии, после гибели в одном из боев действующего Четвертого, стать его приемником. В этой же должности от пребывает и по сию пору, правда, в последнее время, подумывает о том, чтобы сменить ее на более выгодную. Женат, счастлив в браке, оба сына так же избрали воинскую стезю.
По характеру решителен, властен, довольно-таки нетерпим, но умеет сдерживать себя. Умен, расчетлив, хладнокровен. Убежденный расист и горячий поборник войны с демонами. Привык добиваться своего любыми методами, в том числе и грязными. С теми, к кому расположен (или кого необходимо перетянуть на свою сторону) может быть очень обаятелен и дружелюбен.
6. Владелец бота.
Администрация

0

15

Сэйлар протянул руку за вновь наполненным бокалом, и, отпив небольшой глоток, чуть слышно хмыкнул.
- Предусмотрительно, - он легко улыбнулся помощнику, и направил уже спокойный взгляд на озеро, безмятежно наблюдая за плавающими на поверхности кувшинками. - Ты же знаешь, как долго я его искал...
Но, что ж.. Подождем еще.
Можно было посмотреть отчет и позже, ночью. Иногда заботливость Касиила была весьма трогательной. Но от этого не менее навязчивой. Вот как сейчас - не позволил даже таким долгожданным новостям помешать запланированному отдыху. При этом сам за все годы службы даже не заикнулся об оном ни разу.
А не отправить ли его в отпуск? Заслуженный вполне.
Серафим улыбнулся про себя этим мыслям и украдкой взглянул на папку, оставленную на аккуратно сложенных полотенцах. Касиил пока к ней так и не притронулся. Впрочем, Сэйлар сомневался, что в этой вечерней темноте можно что-то рисовать. Тем не менее, Господство явно неспроста ее сюда притащил, очевидно собираясь пополнить ее содержимое.
Иногда Касиил показывал свои рисунки. Но только иногда, и никогда - из этой самой папки. Да Сэйлар и не настаивал. Вот уж чем, а рисованием он не имел склонности увлекаться. Отставив наполовину опустевший бокал, Шестой поднялся и подошел к краю озера. Он провел ладонью по водной глади, и с удовлетворением улыбнулся - вода была хоть и не особо теплой, но зато должна была взбодрить. Сэйлар вернулся к своему креслу и принялся расстегивать пуговицы на тунике. Но тут же настороженно обернулся в сторону ворот.
Что за возня?
В такое позднее время, что еще могло случиться? Оттуда, где они с Касиилом находились, была видна только очень небольшая часть центральной аллеи, та, что не заслонял плотный ряд высоких деревьев с густыми кронами. Но, судя по тому, что всполошенный слуга бежал к ним едва не спотыкаясь, вести он нес не самые ординарные. Тот же решил, игнорируя управляющего, сразу обратиться к хозяину, что и сделал незамедлительно, выпалив информацию о прибытии Сиятельного Четвертого.
Шестой, слегка нахмурившись, перекинулся взглядом с помощником. Однако.. Сначала один, потом второй. Серафим, усмехнувшись, подумал, не стоит ли через часик-другой ожидать и кого-нибудь еще из своих прекрасных коллег.
Отправив ожидающего указаний слугу проследить, чтобы гостя провели в кабинет, оказав при этом все необходимое внимание, Сэйлар снова взял бокал и допил остаток вина. Жаль, но эту бутылку придется оставить до следующего раза. К сожалению, с его плотным графиком судебных заседаний, такие свободные вечера выдавались крайне редко.
И надо было всему этому случиться именно сейчас...
- Сегодня просто день дружеских визитов.. - со вздохом, в котором явно слышалось разочарование, Сэйлар принялся неторопясь застегивать те пуговицы, что успел расстегнуть. Увы, но все старания Касиила заставить Серафима отвлечься от работы пошли прахом. - И что же от меня понадобилось Сиятельному Син-а-Тиару?
Если бы дело касалось утренних событий, то, при желании заручиться поддержкой, Четвертый позаботился бы об этом раньше, как это сделал Аль'Корат. Видимо, не было в том острой необходимости. Да и позиция его была далеко не такой шаткой, как у Сиятельного Седьмого. А это значит, что случилось еще что-то, о чем Сэйлар пока не в курсе. Впрочем, несмотря на то, что с досточтимым Феар-а-Кэленом отношения у Шестого складывались не слишком гладкие, видеть давнего отцовского друга было куда приятнее, чем прохлаждаться в компании Первого и Седьмого за бесполезным ужином. А потому, оставив все остальные дела на попечение помощника, он бодрым шагом направился к дому, не желая заставлять гостя ждать хозяев слишком долго.
- Сиятельный, - войдя в свой кабинет, Сэйлар, с доброжелательными нотками в негромком голосе, поприветствовал коллегу. Пригласив того занять одно из массивных кожаных кресел, и дождавшись, пока расторопный слуга расставит на небольшом низком столике легкие закуски, фрукты, и вино, и выйдет, продолжил. - Что привело вас в столь поздний час?

0

16

- Знаю, разумеется, - короткий ответ, но емкий в своей краткости. Они оба знали и то, как долго (хотя, в сущности, не настолько уж долго для мал'ах) искали этот меч, и - что обоим это более чем известно. Но излишняя деятельность светлейшего порой раздражала Каса, а потому... Потому он старался вовремя ее приостанавливать, как, например, и сейчас. Хотя бы потому, что порой казалось, что Шестой упускает из виду самое простое и главное в этом мире - умение жить, заменяя его интригами, политикой, планами... Впрочем, спорить было нелепо, и серокрылый просто следил за тем, чтобы порой вынуждать его брать паузу хотя бы на полчаса. В том числе и паузу для разума. Для слишком суетного местами потока мыслей, имя которому "все сразу, здесь и сейчас".
Некоторое время он молча, делая мелкие глотки вина из бокала и перекатывая их на языке, чтобы вкус чувствовался острее и лучше, следил за своим хозяином, спустившимся к воде, за его руками, ловкими пальцами, расстегивающими пуговицы в недвусмысленном намерении воздать должное вечерней прохладе озера, но...
Шум заставил его вскинуть голову и резко подняться со своего места, выпрямляясь. И в этом жесте, в этом движении выдавая свою собственную постоянную готовность к действиям, свое вечное напряжение, скрытое под безразличным спокойствием, ледяным и равнодушным.
Прибытие Четвертого стало неожиданностью, казалось, в том числе и для Сэя, на лице которого заметна была тень недовольства и легкой озадаченности. Для самого же Раэна... Досадой. И - легким недоумением.
"Интересно, когда же им всем надоест играть в эти игры?" - только и вздохнул он, отвесив на прощание Сэйлару легкий поклон и жестом останавливая слугу, который на деле куда больше рад был бы уйти с глаз, слишком хорошо зная, что в такие моменты управляющий бывает очень не в духе.
"Политика... Взрослые игрушки для переросших свое детей", - пристально, и довольно проницательно отметил про себя Касиил, бросив взгляд в спину удаляющемуся Сэйлару, и - отдавая распоряжения слуге - проследить за тем, чтобы был подан чай, чтобы принесли новые свечи хозяину особняка и его гостю... Мелочи, казалось бы. Но те, о которых лучше сто раз напомнить, нежели потом отчитывать за забывчивость.
И лишь когда все ушли, мал'ах опустился обратно в кресло, допил вино, невидящим взглядом скользя по стремительно темнеющей водяной поверхности, гладкой, почти как стекло, в котором отражалось уже почти ночное небо, и усмехнулся.
- Настанет день, когда всех перестанет волновать и война, и Чаша. Когда все это покажется суетой сует. И останется только сожаление об утраченном и о том, чего просто не было никогда. А Чаша... - мысль его остановилась на этом предмете, вызвав легкий смешок, - Не стала бы она тому виной. Ибо есть вещи, которым лучше было бы никогда не появляться вовсе в этом мире.

0

17

[NIC]Сиятельный Четвертый[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/YSBp3.jpg[/AVA]
Как он и ожидал, слуга, побежавший предупредить хозяина, вернулся быстро. Собственно, гость даже не успел войти в дом, как перед ним раскланялись и, расшаркиваясь, сообщили, что господин примет его вот буквально через несколько минут, а пока не соблаговолит ли Сиятельный проследовать в кабинет?
Сиятельный соблаговолил. И проследовал, с привычно-невозмутимым выражением лица, маскирующим напряженную работу мысли.
Несмотря на то, что отношения со своенравным отпрыском старого боевого товарища у него были вполне ровные, он прекрасно сознавал, что граница есть у всего, и у расположения нынешнего коллеги к нему лично, в том числе. И, вербуя себе сторонника, не следует ни в коем случае перегибать палку, дабы не превратить случайно лояльного коллегу в откровенного недоброжелателя. Пока что позиции сторонников и противников войны пребывали в шатком равновесии, но Четвертый, как опытный политик и еще более опытный полководец прекрасно знал, что в таких вопросах, может быть достаточно одной мелкой случайности, чтобы кардинально поменять все. Его дело было не допустить этой случайности, и вести разговор со всей возможной дипломатичностью.
Оказавшись в кабинете хозяина, он не стал располагаться в кресле, как следовало бы старому знакомому. В конце концов, его визит был строго по делу. Во всяком случае, он желал придать началу разговора именно такую окраску. В конце концов, Нар-эт-Сэйлар не настолько глуп, чтобы поверить во внезапное желание сиятельного коллеги осведомиться о его здоровье, или поговорить о погоде. Тем более, в такой час. Предлог для посещения у него имелся вполне себе официальный, не подкопаешься. Так что дело было за малым – аккуратно вывернуть на интересующую тему.
Ожидаемый хозяин дома появился быстро, Четвертый даже не успел второй раз измерить шагами кабинет. Раскланявшись с коллегой, Син-а-Тиар непринужденно уселся в кресло, и, дождавшись, пока накрывавший на стол слуга покинет кабинет, с улыбкой развел руками.
- Увы,  как бы ни хотелось мне сказать, что мне просто захотелось увидеться с вами в непринужденной обстановке, Сиятельный, но обстоятельства, будь они неладны… Сегодня в ваше ведомство доставили четырех мальчиков из моего департамента. Я хотел бы походатайствовать за них.

Четвертый

1. Имя.
Син-а-Тиар, Четвертый член Совета Единого
2. Возраст.
6348 лет, выглядит не старше тридцати лет
3. Внешность.
В полном соответствии с эстетическими воззрениями мал’ах.
4. Раса и способности.
Мал’ах. Физиологические особенности соответствуют расе. Великолепный воин ближнего боя, стратег, тактик, очень хорошо разбирающийся во всех воинских науках. Основное оружие – глевия, ей он владеет в совершенстве. Так же неплохо управляется с небольшой секирой и копьем. Профессиональный военный. Искушен в интригах, благодаря чему и сумел добиться столь выдающегося положения в обществе. Хорошо образован, начитан. Имеет в запасе все навыки, необходимые для походной жизни.
Магическими талантами похвастаться не может, хотя многие отмечают у него очень хорошие способности к магии воды.
Изначальная магия: Свет – уровень 37, Тьма – уровень 0. Стихийная магия: Огонь – уровень 2, Воздух – уровень 26, Вода – уровень 62, Земля – уровень 4, Металл – уровень 0. Нейтральная магия: Пространство – уровень 21, Ментальная магия – уровень 24, Эмпатия – постоянно действующая контролируемая управляемая двусторонняя, Предвидение – нет, Трансформация – нет, Конструирование – 0, Предметная магия – ученик.
5. Характер и биография.
Аристократ в четвертом поколении. Родился в Харзалеме и вырос, в родовом поместье отца. Образование получил домашнее, но, не удовлетворившись этим, закончил по собственному почину военную академию, после чего, как и его отец, поступил на военную службу. Прошел весь путь от Ангела, до Престола, не раз отличился в боях с демонами. Стратегический талант и умение добиваться цели помогли ему стать заместителем главнокомандующего, и, впоследствии, после гибели в одном из боев действующего Четвертого, стать его приемником. В этой же должности от пребывает и по сию пору, правда, в последнее время, подумывает о том, чтобы сменить ее на более выгодную. Женат, счастлив в браке, оба сына так же избрали воинскую стезю.
По характеру решителен, властен, довольно-таки нетерпим, но умеет сдерживать себя. Умен, расчетлив, хладнокровен. Убежденный расист и горячий поборник войны с демонами. Привык добиваться своего любыми методами, в том числе и грязными. С теми, к кому расположен (или кого необходимо перетянуть на свою сторону) может быть очень обаятелен и дружелюбен.
6. Владелец бота.
Администрация

0

18

Пригласив старшего мал'ах сесть, Сэйлар, между тем, занять свое кресло не спешил. Вместо этого он подошел к столу, делая вид, что старательно раскладывает бумаги. Хотя нужды в том не было никакой - в кабинете царил тот же порядок, что и на столе в личных покоях Шестого. И нарушала гармонию лишь одна вещь - та самая папка с донесениями о разыскиваемом фамильном мече. Вот он, позор рода - лежит прямо посредине, на самом видном месте. И о чем только Касиил думал, оставляя эту информацию у всех на виду? Разумеется, гостей, коих следует принимать в рабочем кабинете, на сегодня не планировалось, но это не значит, что можно разбрасываться секретами там, где любой служка, при желании, сможет до них добраться. Для хранения таких бумаг есть стол в спальне. Серафим осторожно и незаметно переложил папку с драгоценной информацией в стопку судебных дел. Позже он ознакомится с ее содержимым. И уничтожит письменные свидетельства той каши, которую заварила Аль'Тэя.
Любовь Шестого к порядку была широко известна, а потому, все это перекладывание папок с места на место не должно было показаться подозрительным. Покончив с этим, Сэйлар оставил большой рабочий стол и направился к более уютной части помещения, той, что представляла собой довольно просторный зал библиотеки, совмещенной с рабочим кабинетом.
Он мягко опустился в кресло напротив собеседника, внимательно наблюдая за его мимикой и вслушиваясь в интонации.
Как и ожидалось, беседа началась издалека. Глупо было предполагать, что озвученная тема разговора и есть то неотложное дело, которое привело Син-а-Тиара в его скромную обитель. Уж кто, а Престол был осведомлен куда как хорошо о принципиальности Шестого. Во всем, как в работе, так и в личных делах. Даром что то и дело напоминал Сэйлару о проявлении оной в самый неподходящий момент - при "неправильном" выборе департамента, вопреки желанию отца и советам старших. Иногда Серафиму даже казалось, что тот еще надеется вернуть его в ряды военных.
Шестой же, в свою очередь, прекрасно знал о командирских качествах сидящего напротив мал'ах. Редкий генерал будет таким дураком, что не позаботится о своих солдатах, зная, что те и есть основная сила в любой армии. А Син-а-Тиар был профессионалом в своем деле. Но все же, сейчас эта забота была не более, чем предлогом.
А уж предлог вы выбрали более, чем благовидный, Сиятельный.
- Весьма жаль, - Сэйлар чуть приподнял уголки губ. - Мы редко видимся в непринужденной обстановке... Однако, сложно не признать, Сиятельный, что иногда обстоятельства складываются совсем не так, как нам хотелось бы.
Он легко вздохнул и протянул руку за бокалом. Однако вино даже не пригубил.
- Понимаю ваше беспокойство. Но увы, я мало чем смогу здесь помочь. Как вам известно, деяния, совершенные военными, рассматриваются военным трибуналом Девятого департамента. И если они виновны, то понесут заслуженное наказание, - последние слова Сэйлар особо подчеркнул уверенным и безапелляционным тоном, и после небольшой паузы продолжил. - Но прежде всего, я должен изучить доклад начальника тюрьмы, сформировать дело и направить его на рассмотрение, куда следует. Такова процедура... Я же, со своей стороны, могу лишь содействовать тому, чтобы ваших людей перевели в достойные условия, до тех пор, пока они содержаться в тюрьме.
Такова процедура, по сей день тщательно выстроенная система работает без сбоев, и Шестой был готов приложить все мыслимые и немыслимые усилия, дабы таковой она и оставалась. А уж что тому не способствовало, так это личные ходатайства. Благо, что на начальника тюрьмы можно было полагаться - заключенные останутся на месте до тех пор, пока с ними не побеседует глава Судебного департамента.
- Хотя, как Верховный судья, я могу давать рекомендации Трибуналу... Если усматриваю в том необходимость.
Рекомендации Верховного судьи, хоть и не носили обязательного характера для Трибунала, однако в большинстве случаев принимались во внимание. О том, что подобная необходимость усматривалась им весьма редко, Сэйлар предпочел умолчать, ожидая реакции Престола на озвученную возможность.

0

19

[NIC]Сиятельный Четвертый[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/YSBp3.jpg[/AVA]

Разумеется, Четвертый волновался за четверых оболтусов, по глупости испоганивших себе еще не начавшуюся карьеру. Но гораздо больше он хотел, по правде сказать, устроить им хорошую головомойку. То, что они по глупому подставились сами, это было полбеды, а вот то, что они подставили его – уже тянуло и правда на трибунал. Нет, ну это же нужно было додуматься, устроить магическое побоище прямо у ворот этого распроклятущего змея Аль'Зарэля! Уж он-то не преминет проехаться и по их воспитанию, и по умению Син-а-Тиара держать своих подчиненных в узде. И, что самое печальное, будет в кои-то веки прав. Мальчишки в последнее время совсем одурели от безделья, самое время было отправить их на фронт, где количество этих молодых балбесов (и, следовательно, головной боли у Сиятельного Четвертого) мигом уменьшилось бы втрое. Собственно, именно к исполнению этого плана Син-а-Тиар и собрался приложить все силы.
Он, не моргнув глазом, выслушал рассуждения Шестого. Собственно, иного от этого ревнителя законов он и не ждал. Сложно было даже абстрактно представить, сколько, или чего нужно было предложить Нар-эт-Сэйлару, чтобы он решился пойти хотя бы на небольшие уступки. Кто спорит, такая принципиальность вызывала уважение, но временами мешала. Вообще, это и было одним из самых слабых мест в его планах и планах его союзников. Как убедить это воплощение торжества закона и порядка, что следует поддержать именно их, кто, без сомнения (пусть кто-то попробует усомниться!) сделают все, согласно закону. Если, конечно, найдут где-нибудь в старых архивах закон, дающий право на государственный переворот.  В любом случае, Четвертый прекрасно сознавал, что щепетильность Серафима может порядком усложнить выполнение его планов, но трудностей он не боялся. Так что, намеревался в любом случае, попробовать.
- Я, разумеется, переговорю с Сиятельным Девятым по этому поводу, - он пригубил вина и чуть улыбнулся, - И буду вам чрезвычайно признателен, если вы позаботитесь о том, чтобы мальчиков содержали в приличных условиях. И для меня была бы чрезвычайно ценной ваша рекомендация военному трибуналу. Поймите меня правильно, я нисколько не умаляю их вины. Действительно, швыряться боевыми заклинаниями на улицах – непростительная небрежность, и за это должны быть наказаны, так как их действия представляли опасность для мирных жителей города. Но разве то, что их неосторожность никому не навредила, не может послужить смягчающим обстоятельством? Маг, с которым они ввязались в поединок, не пострадал, и даже вполне успешно отбился.
Этот факт, кстати, тоже нимало интересовал Четвертого. Все же не так много было в Светлых землях магов, способных успешно противостоять сразу нескольким мал'ах. Хорошо было бы посмотреть на этого умельца поближе, а то и завербовать. Хорошие маги в такое беспокойное время всегда в цене, и раса тут не имеет значения. Главное, что не демон. А он точно не был демоном, - свидетели утверждали это в один голос.
- Кроме того, следует принять во внимание свойственную молодости горячность. Да и, к тому же, не все еще ясно в этой истории, еще неизвестно, кто на кого напал первым…

Четвертый

1. Имя.
Син-а-Тиар, Четвертый член Совета Единого
2. Возраст.
6348 лет, выглядит не старше тридцати лет
3. Внешность.
В полном соответствии с эстетическими воззрениями мал’ах.
4. Раса и способности.
Мал’ах. Физиологические особенности соответствуют расе. Великолепный воин ближнего боя, стратег, тактик, очень хорошо разбирающийся во всех воинских науках. Основное оружие – глевия, ей он владеет в совершенстве. Так же неплохо управляется с небольшой секирой и копьем. Профессиональный военный. Искушен в интригах, благодаря чему и сумел добиться столь выдающегося положения в обществе. Хорошо образован, начитан. Имеет в запасе все навыки, необходимые для походной жизни.
Магическими талантами похвастаться не может, хотя многие отмечают у него очень хорошие способности к магии воды.
Изначальная магия: Свет – уровень 37, Тьма – уровень 0. Стихийная магия: Огонь – уровень 2, Воздух – уровень 26, Вода – уровень 62, Земля – уровень 4, Металл – уровень 0. Нейтральная магия: Пространство – уровень 21, Ментальная магия – уровень 24, Эмпатия – постоянно действующая контролируемая управляемая двусторонняя, Предвидение – нет, Трансформация – нет, Конструирование – 0, Предметная магия – ученик.
5. Характер и биография.
Аристократ в четвертом поколении. Родился в Харзалеме и вырос, в родовом поместье отца. Образование получил домашнее, но, не удовлетворившись этим, закончил по собственному почину военную академию, после чего, как и его отец, поступил на военную службу. Прошел весь путь от Ангела, до Престола, не раз отличился в боях с демонами. Стратегический талант и умение добиваться цели помогли ему стать заместителем главнокомандующего, и, впоследствии, после гибели в одном из боев действующего Четвертого, стать его приемником. В этой же должности от пребывает и по сию пору, правда, в последнее время, подумывает о том, чтобы сменить ее на более выгодную. Женат, счастлив в браке, оба сына так же избрали воинскую стезю.
По характеру решителен, властен, довольно-таки нетерпим, но умеет сдерживать себя. Умен, расчетлив, хладнокровен. Убежденный расист и горячий поборник войны с демонами. Привык добиваться своего любыми методами, в том числе и грязными. С теми, к кому расположен (или кого необходимо перетянуть на свою сторону) может быть очень обаятелен и дружелюбен.
6. Владелец бота.
Администрация

Отредактировано Архивариус (2013-04-09 22:48:51)

0

20

Однако, провокация не удалась. Да и кому, как не Син-а-Тиару, знавшему своего сиятельного коллегу чуть ли не с детства, было понимать, что предлагать тому что-либо в обмен на содействие - себе дороже выйдет, возымев эффект ровно противоположный ожидаемому.
- Забота о подчиненных делает вам честь, Сиятельный, - хотя и было очевидным, что Четвертый печется более о своей репутации, нежели о шкурах этих сорванцов, Сэйлар все же чуть склонил голову в знак одобрения. - Разумеется, вы правы. Степень их вины, или же отсутствие оной, будут тщательным образом проверены. Именно поэтому они пока всего лишь обвиняемые, а не преступники. Однако, дело осложняется отсутствием пострадавшего... Сложно сказать, сочтет ли трибунал смягчающим обстоятельством то, что ему не было нанесено вреда, поскольку данное обстоятельство сложно проверить.
И уж точно они не покинут пределы тюрьмы, пока я не расспрошу их об этом "пострадавшем" лично.
Далее Сэйлар не стал утомлять старшего мал'ах рассуждениями о теории преступлений и наказаний, поскольку тот и сам очевидно понимал, что к чему, и разбирался в законах явно лучше, чем его коллега из первого департамента, не далее как за ужином продемонстрировавший полное незнание значений произносимых им формулировок.
И если уж на то пошло, доставить для разбирательства должны были всех участников потасовки, вне зависимости от их положения. История действительно странная. Учитывая к тому же, что в ней замешан сиятельный Аль'Зарэль, Серафим даже не сомневался, что она не так проста, как кажется на первый взгляд.
- Что же до молодости и горячности... - Шестой наконец отпил глоток из бокала, который до сих пор держал в руках. - Поспешное и необдуманное принятие решений в пылу эмоций еще никому добра не приносило.
Тон, с которым это было произнесено, ясно давал понять, что речь идет вовсе не о молодости, а о решениях, куда как более опасных, чем затеянная на улице драка. Однако, Четвертый выглядел вполне спокойным и волнение выказывал только лишь о своих подчиненных, некстати подвернувшихся Сиятельному Первому. О мобилизации войск на границе и предстоящем по этому поводу отчете Совету он, похоже, не беспокоился. Или же выжидал подходящего момента перевести тему разговора.
Что ж, подождем - увидим.

0


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Шестого