Вверх страницы

Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Очерки путешественников » Краткая хроника Вольных земель от закрытия континента и до наших дней


Краткая хроника Вольных земель от закрытия континента и до наших дней

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

«Мы ведем нашу хронику от дня закрытия континента, когда было принято новое летоисчисление, по причине печальной и поучительной: войны, бушующие на нашей земле, уничтожили большую часть летописей, оттого сведения наши о прошлом отрывочны и скудны. Ходят слухи, что подробнейшие летописи о жизни континента существует в архивах Светлых и Темных земель, но так ли это, нам, увы, неизвестно…»
Из монографии "История континента, Мальстормом именуемого. Том 10." магистра Эйрела Лианоса, наставника и архивариуса кафедры светских наук академии магии в Закенлеве. (8541 - 8768 год от закрытия континента)

Разделы хроники:
Создание Тельмаранской империи. Первый император.
Запрет на магию и охота на магов.
Новый закон о магах. Освоение территории Тарсара.
Бунты в резервации. Ужесточение закона о магах.
Трудные годы империи. Подготовка к войне.
Последний бунт в Тарсаре и падение империи Тельмаран

0

2

I. Империя Тельмаран. Основание и расцвет.

Создание Тельмаранской империи. Первый император.

Согласно существующим хроникам, на момент первого упоминания в пределах континента блуждающего острова Эрратус и его создателей, на территории Вольных земель, помимо закрытых от людей поселений оборотней, существовало три королевства: Терония, Сартос и Эронто, пребывающих, в то время в состоянии вялотекущей дипломатической войны, которая, через пару месяцев после закрытия континента, грянула уже по-настоящему. После исчезновения четверки создателей Эрратса, маги, потерявшие своих негласных вожаков, которые, с помощью некоторых секретов блуждающего острова, помогали им сохранять нейтралитет, оказались втянутыми в один из пограничных конфликтов, который вскоре перерос в настоящую бойню. Буквально за несколько месяцев королевство Сартос перестало существовать, войдя в состав Теронии, а, еще через год, правитель Эронто, прикрываясь родственным связями с уничтоженной династией Сартоса, предъявил права на территорию захваченного королевства, развязав тем самым войну с Теронией. Именно в горниле той войны, длившейся более десяти лет, ковалось новее государство, занесенное в летописи как великая империя Тельмаран.
Первым упоминанием об империи следует считать 13 год от закрытия континента, когда один из баронов королевства Сартос Эльмир Тельмаран, заявил о своем неповиновении правителю, отделении своего баронства от королевства и придании ему статуса отдельного государства.
Биографическая справка:
Эльмир Тельмаран (18 год до ЗК – 68 год от ЗК). Происхождение и родословная неизвестны. Уроженец континента Хейшан. Прибыл на Мальсторм на блуждающем острове, вместе с другими поселенцами. Поступил на службу в королевскую армию, проявил личную храбрость, удачливость и немалый стратегический талант, дослужился до начальника королевской стражи. В 10 году после ЗК получил от короля титул барона и земли.
Прим. ЗК – закрытие континента.

Его заявления о неспособности нежелании правителей Теории и Сартоса договариваться, о непомерных амбициях и наплевательстве на интересы своих подданных возымели неожиданный успех, и под знамена мятежного барона начали стекаться многочисленные сторонники. Именно в связи с этим мятежом впервые прозвучало упоминание о Чаше Авис Енны, попавшей в руки барона и ставшей едва ли не символом и знаменем мятежа. После появления Чаши, к мятежу, по неустановленной причине, присоединились практически все маги, прибывшие некогда на блуждающем острове с Хейшана, нашедшие во владельце Чаши своего предводителя. Через некоторое время, большинство магов Вольных земель последовали примеру своих коллег, обеспечив тем самым Эльмиру большое преимущество в войне.
Постепенно восстание ширилось, и сторонники барона заговорили о необходимости объединения земель всех трех королевств в единую империю и провозглашении Эльмира первым императором. Эта идея так же имела успех, и, уже в  20 году от закрытия континента, после падения столицы Сартоса, Эльмир Тельмаран объявил себя императором и назвал новосозданную империю своим именем. А еще девять лет спустя, в результате кровопролитной войны, королевство Терония перестало существовать, войдя в состав империи Тельмаран, которая, в результате, стала занимать довольно обширные земли. Новое государство занимало всю территорию нынешнего Бероера, Гейлхеда, Легерера, Гелеерда и прилежащих к ним земель, и тянулось от реки Альтиг на юг, до самого моря. Правда, территория нынешнего Закенлева (Тарсар) относилась к территории империи скорее формально, поскольку, на тот момент, представляло собой весьма неблагополучный район с непригодной для возделывания земли почвой и очень суровым климатом. Столицей империи стал приморский город Эльто (нынешний Гейлхед), а крупнейшими региональными центрами: Тириа ( Бероер) и Ферос (город находился на стыке ныне существующих баронств Легерера и Гелеерда).

0

3

Запрет на магию и охота на магов.

После победы в войне, новый император Эльмир I из династии Тельмаран, принялся за обустройство своего государства, проявив при этом выдающиеся организаторские и дипломатические таланты, сумев создать весьма эффективную систему управления, которая, оставаясь в неприкосновенности, позволила империи просуществовать порядка трех тысяч лет – рекордный срок для государства людей. И, одним из основных законов империи был закон, запрещающий на ее территории магию.
Закон был принят на десятом году правления первого императора, и предварялся грандиозным судебным процессом против группы придворных чародеев, обвиняемых в попытке захвата власти. Трудно сказать, была ли инкриминируемая магам попытка мятежа реальной, или существовала только на бумаге, но, уже через некоторое время, осужденные (среди которых были и те, кто помогал императору в захвате власти) были казнены, а в стране началась форменная «охота на ведьм», в результате которой менее, чем через пять-шесть лет, на территории империи, официально не осталось ни одного взрослого мага. Рядовые случаи укрывательства чародеев случались, но, уличенные в этом подлежали немедленной казни, вместе со всей семьей, и вскоре в империи не осталось желающих нарушать приказ императора.
Большинство историков, в особенности те, кто были допущены к некоторым архивам Темных и Светлых земель, куда, в основном, бежали ставшие вне закона маги, сходятся во мнении, что никакой попытки мятежа, на самом деле, не было, а арест, суд, казнь, и последующее преследование магов, было частью спланированного императором спектакля, организованного именно с целью обрести формальный повод для запрета магии на территории империи. Причиной столь странной причуды императора, скорее всего, было то, что он, будучи уроженцем разрушенного континента Хейшан (будущий император был одним из тех, кто покинул погибающий континент на Блуждающем острове), собственными глазами видел, чем могут обернуться войны магов, и, разумеется, желал обезопасить себя и своих потомков от подобного исхода.
Благое намерение, как это часто водится у людей, обернулось весьма кровавыми последствиями, на долгие столетия, сделав магов отверженной и преследуемой кастой. По сути, это был геноцид людей, обладающих хоть какими-то способностями. Учиться и учить магии запрещалось под страхом смертной казни, а использование магии преследовалось и каралось вне зависимости от целей и возраста мага. Основными жертвами закона становились, как правило, дети и подростки в возрасте 11-14 лет (возраст пробуждения магии), не имеющие ни сил, ни возможностей, ни опыта, чтобы защититься. Случаи укрывательства таких детей родителями, разумеется, случались, но, чаще всего, обнаружение было делом времени. Известно, что время от времени предпринимались попытки бегства юных магов с родителями через границу, в Темные и Светлые земли, но, сколько таких попыток окончились удачей, история умалчивает. Так же, как и о точном числе жертв охоты на магов, которая, начавшись в правление первого императора, продлилась порядка семи сотен лет.
Именно в эти годы в империи получает распространение культ так называемых Творцов, согласно которому, мир был сотворен некой безликой четверкой создателей, обитающих где-то в высших сферах. Согласно учению о Творцах, один из них, впоследствии, возжелав большей власти, откололся от своих собратьев, и, чтобы свергнуть их, поделился частью своей силы с некоторыми людьми, желая создать из них армию для великой битвы и установления своего господства. Именно этим противоестественным деянием, учение объясняло существование магов. Согласно ему, отщепенец был побежден своими благими собратьями и заточен, но плоды его безумного эксперимента - маги, остались в мире. Являясь, по сути, существами противоестественными и запятнанными от рождения прикосновением к бунтовщику, маги объявлялись вне благодати Творцов и подлежали уничтожению. Трудно сказать, являлось ли распространение этого культа причиной, или следствием решения императора, но очень быстро он получил все права официально признанного учения, и стал государственной религией, служители которой оказывали императору большую поддержку в охоте на магов.

0

4

Новый закон о магах. Освоение территории Тарсара.

Новым этапом в сложных взаимоотношениях обычных людей и магов стало правление девятого императора династии Тельмаран - Алтона II, вступившего на престол в 711 году от закрытия континента, и, на восемнадцатом году своего правления, внезапно решившего пересмотреть казавшийся незыблемым закон о магах.
По официальной версии, пересмотр закона был вызван исключительно соображениями гуманности:  убийства детей, которые, как правило, становились первыми жертвами, были признаны слишком жестокими для «просвещенного» государства, коим, по официальной версии являлась империя. На деле, поправки к закону были вызваны сугубо экономическими причинами. Неудачная война с кланами степняков (726-727 года от закрытия континента), не только поколебала общее благосостояние империи, но и лишила торговцев одного рынка сбыта. Кроме того, проход по северному торговому пути к Темным землям, стал делом весьма небезопасным из-за охоты воинственных степняков за проезжающими караванами. Именно тогда, в связи с сокращением поступлений металлов и необходимостью платить за данный товар втрое, закупая его через посредников, или провозя длинной дорогой через Светлые земли, возникла необходимость поиска новых ресурсов внутри страны. Такие ресурсы существовали на юге, на территории нынешнего Закенлева, которая тогда называлась Тарсар.
Более неблагополучного района в империи, на тот момент, не было, как в силу климата, так и из-за специфических особенностей фауны: именно там находилась крупнейшая на Мальсторме популяция драконов, которые весьма агрессивно реагировали на людей. Тем не менее, получив в результате нескольких более или менее удачных экспедиций сведения, что данная территория богата полезными ископаемыми (в том числе золотоносным песком), император принял решение об освоении этой дикой земли. И честь этого освоения была предоставлена магам. Отныне, дети, обладающие хоть какими-то магическими способностями, сразу же после их обнаружения, ссылались на территорию Тарсара, где была образована резервация: единственное место в империи, где магам разрешалось жить свободно (на остальной территории империи маги по прежнему подвергались преследованию, если только не направлялись в этот момент в резервацию). Поправки к закону касались всех магов, кроме тех, чьим врожденным даром была магия разума (ментальная): чародеи этой школы по-прежнему подлежали немедленному уничтожению. Прочим же, милостью императора, была дарована возможность жить и служить своей стране.
На деле же, милость императора просто-напросто сменила род наказания для магически одаренных детей, превратив их из смертников в рабов. Оторванные от родителей дети, переселяясь в резервацию, попадали под строжайший надзор имперских чиновников и должны были, в полной мере, отработать свое право на жизнь. Обучаться магии систематизировано и по всем правилам науки, им по-прежнему запрещалось, но милостиво давалось разрешение постигать магию интуитивно, и развивать свои способности, насколько это было возможно в такой ситуации. Так же, им было запрещено обучаться грамоте, светским и военным наукам. Единственное, что поощрялось для жителей резервации – это развитие ремесел, в особенности тех, в которых конкретный магический дар мог послужить подспорьем. А в обязанность проживавших в резервации магов, вменялось освоение территории и добыча полезных ископаемых для империи. Задача эта выполнялась в полной мере, но неблагоприятный климат, количество опасностей, болезни, тяжелая физическая работа в малопригодных для жизни условиях, а, более того, невозможность реализоваться магически, - делали смертность среди жителей резервации чрезвычайно высокой. Пришедшийся на последующие несколько столетий пик рождения магически одаренных детей в империи Тельмаран, обеспечил государству постоянный приток рабочей силы на проблемную, но чрезвычайно необходимую территорию, которая постепенно начала приносить неплохой доход.
Поскольку количеству прибывающих и выбывающих магов велся тщательный учет, сохранившиеся в архивах списки могут в полной мере осветить весьма безрадостную картину того, сколько молодых, в большинстве своем, магов, было выкошено недоеданием и болезнями, сколько погибло в результате столкновения с драконами, а сколько попросту сгорело от нереализованной силы. Средний срок жизни магов в резервации не только не превышал срок жизни обычных людей, но весьма редко превышал рубеж в пятьдесят лет. Во всяком случае, долгожители тех лет (то есть, сумевшие каким-то образом протянуть до ста и более), в то время были наперечет.
Разумеется, слухи об ужасах жизни на территории Тарсара быстро просочились в империю, и стали причиной нового всплеска попыток родителей юных магов укрывать их от всевидящего ока власти и перевозить через границу. Такие попытки тщательнейшим образом пресекались, а ослушников преследовали и казнили со всей возможной строгостью. Именно в это время зафиксированы первые бунты на территории империи, организованные знатными лордами, дети которых попали в резервации. На подавление этих бунтов высылались правительственные войска, уничтожавшие на территориях, охваченных восстанием всех, кто встречал их с оружием в руках, и придерживающихся тактики запугивания населения. Тактика сработала, надолго отбив у жителей империи желание поддерживать тех, кто высказывался против закона о резервациях, и, уже через пару поколений, закон этот стал таким же незыблемым, как и прежде закон о немедленном уничтожении магов.

+1

5

Бунты в резервации. Ужесточение закона о магах.

По мере освоения территории Тарсара, ценность ее для империи возрастала, но росло и недовольство находившихся фактически в рабстве магов. В особенности оно было связано с абсолютно бесправным положением жителей резервации, по сравнению с надзирающими за ними чиновниками. Случаи злоупотреблений, в том числе издевательств, побоев и насилия над прибывающими в Тарсар детьми, участились настолько, что некоторые из них получили огласку в империи. Занятые в первые столетия существования резервации исключительно тем, чтобы выжить, маги все чаще начали роптать и требовать больше прав и приемлемого обращения, разумеется, безрезультатно. Напротив, императору был предоставлен доклад о зреющем в резервации бунте, вследствие чего чиновники получили еще больше прав, в том числе, наказывать предполагаемых бунтовщиков без суда и следствия. Ужесточение и без того не слишком мягкого режима, вызвало возмущение жителей резервации, которое, в конце концов, выплеснулось в первом настоящем бунте.
Первый бунт:
В хрониках империи это событие датируется 1017 годом от закрытия континента. Согласно архивам, восстание началось на одном из рудников, после очередной «показательной» экзекуции, за короткий срок охватило всю территорию резервации и продолжалось около года (в основном из-за трудностей с подведением к очагам бунта частей регулярной армии). Восставшие жители Тарсара, перебив всех не успевших скрыться чиновников, объявили территорию свободной от власти империи. Но, поскольку, фактически ни у кого из восставших не было ни знаний, ни опыта для создания более или менее функционирующего государственного аппарата, не говоря уже об армии и хоть какой-то воинской подготовке, новосозданное государство просуществовало чуть более года, и было уничтожено войском империи. Части регулярной армии, пройдясь огнем и мечом по Тарсару, невзирая на отчаянное, хоть и неумелое сопротивление жителей, вырезали две трети населения, после чего бунт можно было считать официально подавленным.
После уничтожения бунтовщиков, к закону о резервациях были приняты поправки, ужесточающие положение магов на территории Тарсара. Отныне, помимо чиновников, наблюдающих за развитием региона в целом, к каждому поселению было прикреплено несколько надзирателей, которым вменялось в обязанность следить за настроениями среди жителей и карать всех неблагонадежных по малейшему подозрению в распространении «вредных» идей. Тогда же был принят закон, согласно которому, за смерть надзирателя по любой причине, которая «покажется подозрительной или связанной с магией», подлежало казни трое случайно выбранных магов. Это резко снизило среди жителей Тарсара популярность как бунтовщиков, так и их идей, и, на какое-то время, в обескровленной провинции наступило затишье.
После этих событий несколько десятилетий, по свидетельствам хронистов, Тарсар переживает некоторый упадок, связанный с тем, что в нем резко снизилось количество трудоспособного населения. Но, начиная с 1065 года от закрытия континента, в империи снова был зафиксирован всплеск рождения магически одаренных детей, и, уже к 1089 году приток новых поселенцев обеспечил начало нового витка освоения и развития провинции. Надо отметить, что, по мере освоения территории Тарсара, условия жизни в нем улучшались, снижая и смертность среди населения, хотя, по сравнению с тем, что происходило на территории империи, она все так же оставалась чрезвычайно высокой, особенно среди прибывающих в резервацию детей, из которых, согласно хроникам, выживало не более половины. Более стойкими оказывались дети, рожденные в резервации, которые, по сравнению с новоприбывшими, показывали не только завидную стойкость, но и увеличение срока жизни до ста и более лет.
Второй бунт:
Следующие несколько столетий характеризуются очередным расцветом империи, которому нимало поспособствовал доход, получаемый ею от провинции Тарсар. И, как следствие расцвета и обогащения чиновников, рост злоупотреблений в адрес жителей резервации снова усилился, вызвав этим глухое недовольство. Некоторое время обходилось небольшими волнениями, заканчивающимися обычно показательными казнями, но, в 1976 году от закрытия континента бунт все же грянул.
Связан он был, на этот раз, с абсолютно скандальным событием: рождением магически одаренного ребенка в императорской семье.  Разумеется, долгое время этот факт удавалось скрывать, но, когда тайное стало явным, жрецы Творцов, имеющие большое влияние при дворе, настояли на отправке юного принца в резервацию. Трудно сказать, почему император не попытался защитить младшего сына, но, хронисты тех времен, отмечавшие его весьма суровый и не слишком сентиментальный нрав, полагали, что он поступил по принципу «одним больше, одним меньше» (в императорской семье было шесть сыновей), и воспользоваться ситуацией, чтобы продемонстрировать свою приверженность законам.
Разумеется, столь резкая смена обстановки не могла понравиться ребенку, внезапно сменившему дворец на неблагоустроенную жизнь, а праздность на тяжкий труд, и он начал подбивать окружающих на бунт. Образованный, особенно по сравнению с остальными магами, из которых единицы умели писать и читать,  весьма обаятельный юноша, быстро приобретал сторонников. Некоторое время, ситуация еще поддавалась контролю, но очередная «показательная» экзекуция, когда насмерть было запорото сразу несколько детей, снова вызвала стихийное восстание, переросшее в бунт на всей территории резервации. Территория Тарсара была вновь объявлена отделившейся от империи и провозглашена самостоятельным королевством, под властью молодого принца.
Просуществовало это королевство чуть более полугода. Дальнейшие события показали полную несостоятельность руководителя восстания и его неумение пользовать ситуацией. Оперативно переброшенные на восставшие земли правительственные войска, подавили бунт за несколько месяцев, руководитель восстания был доставлен в столицу и публично казнен, а на территории резервации снова воцарилась атмосфера террора. На этот раз, отправленные в Тарсар для разбирательства чиновники, не стали устраивать геноцида, а ограничились показательными казнями особо отличившихся бунтовщиков. Остальные же были сурово наказаны (чаще всего, очень аккуратно искалечены, так, чтобы это не мешало работать) и приговорены несколько лет не снимая носить кандалы.
Вследствие этих событий, была принята очередная поправка к закону. Отныне, «оскверненные» дети, рожденные в императорской семье, подлежали безоговорочному уничтожению, а все новоприбывшие в резервацию поселенцы должны были несколько первых лет находиться под особым присмотром чиновников, не смешиваться с остальными магами и носить оковы. Только после получения надзирателями наглядных свидетельств «благонадежности» (то есть, полной покорности) поселенцам разрешалось жить относительно свободно.
Ужесточение мер пребывания магов на территории резервации, подействовало даже на самые горячие головы, и в Тарсаре на много столетий наступило затишье.
Третий бунт:
Третий крупный бунт магов датируется 2498 годом от закрытия континента, и связан он с гражданской войной империи, которой попытались воспользоваться отщепенцы Тарсара, чтобы улучшить свое положение.
Подоплека гражданской войны была исключительно династическая. После трагической гибели императорского наследника, единственного сына в семье, наследницей престола была объявлена старшая дочь императора, принявшая после смерти отца власть, и возглавившая империю. По закону, принцесса, ставшая императрицей, должна была избрать себе консорта, который наделялся большими полномочиями. Выбранный принцессой из числа лордов империи супруг, согласно утверждениям хронистов, был более, чем достоин чести разделить с ней бремя правления, но этот выбор вызвал недовольство отвергнутых, один из которых, вскоре после свадьбы императрицы, женился на младшей принцессе и предъявил от ее имени права на престол. Именно он, неожиданно для многих, вспомнил о Тарсаре, и решил воспользоваться его жителями в своих целях. Поскольку, обмен письмами (нечастый, впрочем) между магами и их родными не возбранялся, мятежному лорду удалось через одного из своих вассалов, чей сын находился в резервации, снестись с магами и пообещать им, в случае своего прихода к власти, свободу и возможность получить те же права, что и остальные жители империи, плюс право свободно обучаться магии. Теперь уже трудно сказать, планировал ли мятежник выполнять свои щедрые обещания, или собирался ими и ограничиться, но, тем не менее, своей цели он достиг, и бунт в Тарсаре начался, в то же время, как мятежный лорд, вместе с собранным им войском, двинулся на столицу империи.
Кончился этот бунт так же бесславно, как и остальные. Верные императрице войска, сперва на голову разбили мятежников, а потом уничтожили бунтовщиков в резервации. Последовавшие вслед за этим репрессии надолго погасили все очаги сопротивления в Тарсаре, и в провинции снова воцарилось спокойствие. После этого к закону о магах была принята последняя поправка: отныне, всем, прибывающим в резервацию, запрещалось как-то сноситься с внешним миром, а чиновники, уличенные в нарушении этого закона и потворствовании попыткам переписываться, подлежали немедленной смертной казни. После этого, жители Тарсара оказались окончательно отрезаны от внешнего мира.

+1

6

II Закат и крушение империи Тельмаран. Закенлев.

Трудные годы империи. Подготовка к войне
Годы 2873 – 2987 для империи ознаменовались упадком, как политической, так и экономической системы. Несколько политических кризисов подряд, неурожаи, рост налогов, злоупотребления чиновников, а, более того, неспособность правителей как-то повлиять на ситуацию, - постепенно подводили государственную систему к краху.
В 2987 году императорский двор предпринимает отчаянную попытку перенаправить недовольство в другую сторону, и по стране поползли слухи о предстоящей войне с соседними государствами. Обширная пропаганда методично и планомерно распространяла различные пугающие слухи о «нелюдях», раздувая не вполне надежные сведения до жутковатых сказок, которые предлагались жителям империи, как неопровержимая истина. Результат последовал почти незамедлительно: раздуть не очень активную зависть к непостижимым  и бессмертным существам, живущим по ту сторону границы, оказалось не так сложно, и вскоре эта зависть превратилась в ненависть.
Одновременно с активной пропагандой шла не менее активная подготовка к военным действиям, которая, воспринималась людьми с опаской, так как наслышанные от торговцев, регулярно пресекающих границу и имеющих возможность наблюдать бессмертных в естественной обстановке, о магическом могуществе демонов и мал’ах, жители империи, плохо представляли себе, что могут противопоставить этой силе.
Именно тогда на первый план выступили жрецы культа Творцов, которые объявили о полной поддержке со стороны своих небесных покровителей этой карательной акции, против «мерзких порождений Отступника» и продемонстрировали, что, их покровители, на самом деле, дают им силу, способную успешно противостоять магии.
Это оказалось весьма неприятным сюрпризом для бессмертных, до этого наблюдавших за возней в империи со снисходительной насмешкой. Осведомленные через каналы разведки о наличии у жрецов способностей, близких к магическим, Совет Единого и Владыка демонов справедливо полагали, что имеют дело с обыкновенной магией, а вся комедия с созданием резерваций и уничтожением на территории империи магов, является со стороны жрецов просто-напросто расправой с конкурентами, и были уверены в том, что сила жрецов не может равняться с силой хорошо обученных архимагов из числа старших рас. Теперь же стало ясно, что происхождение силы жрецов не имеет ничего общего с магией. Это был первый и, на данный момент, единственный случай в истории Мальсторма, когда люди, жившие на континенте, поклонялись реально существующим богам и питали их своими молитвами. Творцы (коими на деле являлись боги Нейтралитета: Шиаран, Лайа, Саррон), воспользовавшись затяжной войной демонов и мал’ах, сумели найти лазейку в защите континента и переправить туда нескольких жрецов, которые распространили религию по империи. Напитавшись за почти три тысячи лет молитвами людей, боги, могли теперь давать своим последователям силу, способную противостоять магии. Подобная новость не могла не вызвать ликования в империи, и подготовка к войне, подхлестнутая бешеным энтузиазмом народа, приобрела угрожающие масштабы. В свою очередь, неожиданное известие вызвало нешуточную тревогу в Светлых и Темных землях, где жители были прекрасно осведомлены, на что способны сильные жрецы при поддержке своих богов, и подготовка к возможной войне началась уже с обеих сторон.
Весной 2989 года империей были прерваны все торговые и дипломатические отношения с Темной долиной и Светлыми землями, начало войны намечалось на середину лета. Но, за несколько недель до предполагаемого выступления, империя получила упреждающий удар в спину из Тарсара, бунты в котором давно уже забылись и стали всего лишь цифрами на страницах летописей. Поначалу, всерьез к очередным волнениям в резервации не отнесся никто, но, уже скоро стало ясно, что, на этот раз, удар нанесен мастерски. Именно тогда в Вольных землях прозвучало имя автора, вдохновителя и исполнителя этого удара, - человека, который ныне считается по праву основателем Закенлева.

Личность в истории: Эльтар Галларант

Предыстория попадания юного Эльтара Галларанта в резервацию, одновременно не отличается от других таких же историй, но, вместе с тем, весьма парадоксально разнится с ними. Юный барон, будучи единственным наследником угасающего рода, был настолько ценен для своей семьи, что, когда в мальчике пробудился магический дар, родные предприняли беспрецедентные меры по сокрытию этой «особенности» наследника. Ребенок был объявлен тяжело больным, и, на протяжении многих лет, почти не покидал своего поместья, воспитываясь среди верных слуг и любящих родственников. Увы, героическая, но наивная попытка скрыть наличие магических способностей у наследника закончилась так же, как заканчивались многие до нее: проявившийся не вовремя при посторонних дар выдал тайну, и после показательной казни всех, виновных в укрывательстве, юный барон отправился в резервацию.
Разумеется, никаких добрых чувств к императору, империи и законам, лишивших его семьи и свободы, барон Галларант не испытывал, и смиряться с новым для себя положением отщепенца не собирался, но, проявив редкое для такого возраста здравомыслие, не стал бунтовать и выказывать неповиновение, а весьма удачно затаился, намереваясь действовать последовательно и рационально. Как и прочие жители резервации, он не мог похвастаться систематическим образованием по части магии, но, в отличие от других, он был весьма сведущ в других науках. Попав в резервацию не одиннадцати, а двадцати двух лет отроду и воспитанный, как полагается воину и будущему правителю, Галларант сумел довольно быстро разобраться в ситуации, и понять, что для успешного захвата власти над Тарсаром, ему понадобятся не просто сподвижники, но те, кто сможет, в будущем, помочь ему собрать из разрозненной безграмотной толпы, которой, в то время являлись жители резервации, настоящую армию и построить управленческую систему. Собственно этим он и занялся, внешне являя собой образец покорности, а на деле, тайно занимаясь поистине титанической работой по просвещению окружающих. Сколь ни удивительно, но ему удавалось заниматься этим безнаказанно на протяжении двадцати лет. Тайну этой удивительной удачливости Галларант открыл, уже будучи в преклонном возрасте, описав эти весьма трудные для него годы в мемуарах. Именно в них, второй раз в истории Вольных земель, прозвучало имя Чаши Авис Енны (которая, со времен первого императора не посещала земли людей, отмечаясь периодически на территории демонов и мал’ах). Согласно воспоминаниям Галларанта, сама Чаша попала к нему примерно за год до начала восстания, но именно она, косвенным образом, послужила причиной того, что мятежный маг обрел наставника по магии, и, одновременно, звено, связавшее его с внешним миром.
Заключенный в 2409 году мир между Темными и Светлыми землями, к тайному удивлению обеих сторон, затянулся почти на пятьсот лет, давая возможность не только для передышки, но и для развития и исследований. Именно в результате исследований и поисков Чаши, сотрудник пятого департамента, авантюрист и энтузиаст науки, мал’ах Тин-эт-Сэтан, в чине Архонт, методично обыскивая южные горы, где, по слухам, было убежище артефакта, незаметно для себя (во всяком случае, как он утверждал) перебрался через границу, и, постепенно изучая каждую пещеру, добрался до Тарсара. Именно там, в 2978 году от закрытия континента, неподалеку от рудника, где отрабатывал свое право на жизнь молодой Галларант, произошла судьбоносная встреча человеческого мага и столь же молодого (по своим меркам, разумеется) мал’ах. Теперь уже трудно сказать, чем вызван странный для его расы интерес, который выказал Тин-эт-Сэтан к человеческому магу (в разное время фигурировали разные версии, от невинных до откровенно непристойных), но, тем не менее, между этими двумя возникла приязнь и даже дружба. Сам Галларант объясняет начало этой, в общем-то, из ряда вон выходящей дружбы, любознательностью ученого-мал’ах и его желанием изучить данный социум людей, находящихся в столь необычном положении относительно себе подобных. Именно своему бессмертному другу маг был обязан возможностью серьезно изучать магию, а так же тем, что его подрывная деятельность не была замечена надзирателями. Поскольку средства противомагической защиты (в частности, защиты от ментальной магии) в империи не были распространены, отводить глаза и менять воспоминания слишком внимательным надзирателям не составляло сложности для мал’ах, так же, как и аккуратно устранить оных, с маскировкой под несчастные случаи естественного происхождения. Разумеется, знания по магии, полученные от необычного друга, самым скрупулезным образом доносились Эльтаром Галларантом до своих сторонников, и, таким образом, к 2989 году от закрытия континента, в Тарсаре появилась довольно большая группа магов, владеющих своей силой в достаточной мере, чтобы иметь возможность не только защитить себя, но и сражаться всерьез. Будучи, как и большинство сотрудников пятого департамента, неплохим предметным магом, Тин-эт-Сэтан, преподал своему ученику основы и принципы предметной магии, переданные им другим чародеям. При достаточном количестве рабочего материала, жителям резервации не составило труда втайне изготовлять как зачарованное оружие, так и артефакты для нападения и защиты, которые, впоследствии, были успешно применены.
Количество посвященных в происходящее стремительно росло, сторонников у Галларанта становилось все больше. Впервые за много тысячелетий, получив надежду, маги признали барона своим негласным предводителем. Редкие случаи предательства фиксировались быстро, предатели безжалостно уничтожались, тайная подготовка к восстанию наращивала обороты. Сейчас уже трудно сказать, смогла бы горстка, пусть и подготовленных чародеев, успешно противостоять армии империи, но предводитель восстания, не желая это проверять, сделал шаг, который, впоследствии, оказался решающим для победы: нашел союзников за пределами империи.
Помимо обучения магии, нешуточно, к тому времени, проникшийся происходящим, и испытывающий уже самую искреннюю дружбу к целеустремленному магу, Архонт, подсказал и осуществил для своего друга возможность получить поддержку будущего восстания со стороны могущественных западных соседей, порядком обеспокоенных открытой подготовкой к войне, которую вела империя, и, в свою очередь, готовящихся к неминуемому вторжению.
Снесясь через Тин-эт-Сэтана с Советом Единого, Эльтар Галларант сумел договориться (уникальный случай в истории) с высокомерными бессмертными о сотрудничестве. С помощью того же Архонта Галларант сумел переправить одного из своих сторонников-магов через границу империи и направить с посольской миссией демонам. Сбежавший чародей был вполне официально записан погибшим при обвале одной из штолен, на деле же благополучно был доставлен Тин-эт-Сэтаном до самой границы с Темной долиной, и, перейдя ее, добился встречи с Владыкой демонов и договорился с ним о поддержке восстания в Тарсаре. Каким образом договаривались о совместных военных действиях демоны и мал’ах, это уже осталось тайной, впрочем, для посвященных не было ничего удивительного в том, что ненависть к богам у двух рас оказалась сильнее, чем друг к другу. Поставленные перед фактом вмешательства оных в дела мира, демоны и мал'ах с легкостью продемонстрировали, что ради благой цели, отбить такую охоту у богов, они способны объединиться, и без дополнительных стимулов. А в этом случае, возможность устранить угрозу империи, поспособствовав ее развалу изнутри, оказалась просто приятным дополнением. И подключив к происходящему так же народ истинных оборотней, которые с некоторых пор подвергались в империи нешуточным репрессиям, две старшие расы на какое-то время сумели объединиться для оказания помощи запертым в резервации магам.

0

7

Последний бунт в Тарсаре и падение империи Тельмаран
Начало последнего бунта в Тарсаре датируется концом июня, и началось восстание, вполне естественно, на том самом руднике, где, уже больше двадцати лет, отрабатывал право на жизнь Эльтар Галларант. Несмотря на кажущуюся стихийность происходящего, на этот раз, восстание было тщательно спланировано, подготовлено и согласовано с союзниками вплоть до часа выступления.
Для начала, взбунтовавшиеся маги перебили охрану рудника и надзирателей, для которых стала неприятным сюрпризом неожиданная подготовленность и магическая мощь кажущихся до того абсолютно безопасными узников.
Менее, чем за несколько дней бунт перекинулся на другие поселения Тарсара, постепенно набирая обороты. Подготовленные Галларантом маги, без всякой жалости, вырезали своих надсмотрщиков, неуклонно забирая в свои руки власть и освобождая непосвященных, которые немедленно вливались в маленькую армию.
Поначалу, отчаянные призывы наместников Тарсара в столице, охваченной подготовкой к внешней войне, откровенно игнорировались. Но, когда юг Тарсара был полностью освобожден магами от отрядов имперской армии, Диамар Тельмаран, двадцать восьмой император династии, был вынужден все же обратить внимание на охваченный бунтом юг государства, и отправить на его подавление часть подготовленной для внешней войны армии. Решение это датируется серединой первого летнего месяца 2989 года от закрытия континента, а, менее, чем через неделю, на империю обрушился удар одновременно с севера и юго-запада, - армии Темной долины и Светлых земель, одновременно перейдя границу, начали военные действия.
Несмотря на более, чем хорошую подготовку, армии империи, в полной мере противостоять магам и воинам сразу двух старших рас могли только те части, оружие которых было заблаговременно благословлено жрецами. Но таковых было немного, и знаменитая, воспетая многократно в балладах, битва за Эльто (столицу империи) была, по сути, резней. Впрочем, надо отдать должное демонам и мал’ах, - они вовсе не ставили себе целью вырезать все население города и Вольных земель. Целью их стали в основном жрецы богов, которые уничтожались без жалости и скидок на возраст. Те же из жителей города и солдат армии, кто предпочитал сдаться, оставлялись в живых и переправлялись вон из города, который на несколько дней превратился  в арену военных действий. Жрецы, щедро одаренные своими богами силой, сражались отчаянно, и, местами, вполне успешно, но количество нападавших не оставило им шансов. На пятый день сражения был взят и подожжен императорский дворец, в огне которого погибла вся императорская семья, а, уже через неделю, в осаде оказался главный храм Творцов.
Эпизод с осадой храма и завершающим сражением внутри него, считается самым кровавым в войне. Первосвященник и сильнейшие из жрецов, воззвав к богам, дали им возможность войти в пределы мира, и, сделав тела последователей вместилищем для своей силы, принять участие в битве. В осаде и битве приняли участие сильнейшие маги демонов и мал’ах,  в большинстве своем, там и погибшие. Последнюю и самую кровавую атаку возглавили те, кого в Светлых и Темных землях называли древнейшими, приняв вызов от жрецов на поединок и сразившись с ними в храме. Выжили в том поединке немногие, из самых известных можно назвать вовремя покинувших храм перед его обрушением Владыку демонов и самого почитаемого из древнейших мал’ах Мальсторма, Шеен-а-Серафа. Собственно, только они и являются единственными, на данный момент времени, выжившими свидетелями этого сражения и в точности знают, что именно происходило в тот день внутри храма Творцов. После разрушения храма, объединенная армия Светлых и Темных земель разделилась, часть ее осталась на месте полуразрушенной столицы, а остальные принялись прочесывать территорию бывшей теперь уже империи, отлавливая оставшихся в живых и успевших покинуть вовремя столицу жрецов.
Пока в столице империи шли бои, та часть армии, которая была отправлена на подавление бунта в Тарсаре, не успев перестроиться и вернуться для защиты города и императора, была атакована армией перешедших границу магов, усиленную заблаговременно хорошо обученными чародеями и воинами из Темных и Светлых земель. Возглавлял армию Эльтар Галларант, кстати, и с умом применивший все полученные им в юности знания по военному делу. Решающее сражение произошло неподалеку от деревеньки Стирни (ныне, территория баронства Легерер), и закончилась полной победой повстанцев. Подошедшие уже в последний момент части объединенной армии Темных и Светлых земель, ударив в тыл имперской армии, завершили разгром. В тот же день, Эльтар Галларант, прямо на поле сражения, был торжественно провозглашен первым протектором новообразованного государства магов, названного Закенлев (zak’enno’lev – труднопереводимое устойчивое выражение на  языке демонов, означающее безумное предприятие, авантюру).
Некоторое время, отряды магов, объединившись с отрядами демонов и мал’ах, совместно прочесывала территорию поверженной империи, в поисках уцелевших жрецов, но, осенью 2989 года, противоречия, назревшие между Владыкой демонов и Советом Единого, вылились в полный разрыв всех союзнических соглашений. Вследствие этого, демоны и мал’ах, за короткое время покинули охваченную анархией территорию Вольных земель, и, схлестнувшись в очередной войне, предоставили людям самим расхлебывать последствия падения империи и строить новое общество.

+2


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Очерки путешественников » Краткая хроника Вольных земель от закрытия континента и до наших дней