Вверх страницы

Вниз страницы
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/56635.css
http://forumfiles.ru/files/0010/d4/10/84480.css

Летописи Мальсторма

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Седьмого


Резиденция Седьмого

Сообщений 41 страница 60 из 173

1

http://s3.uploads.ru/3CxHf.jpg

Резиденция Седьмого члена Совета Единого полностью соответствует его высокому положению. Огромный старинный особняк, стоящий в глубине сада, выглядит весьма респектабельным и надежным. А внутреннее убранство полностью соответствует вкусам и положению хозяина. Роскошные залы первого этажа малоинтересны для посторонних, но большинству тех, кто приходит в этот дом, приходится удовольствоваться ими. Мало кто может похвастаться тем, что побывал на втором этаже, где проходит домашняя жизнь сиятельного мал'ах. Комнаты там все так же роскошны, но более уютны. Среди прочих можно выделить роскошные покои хозяина и его дочери, богато обставленные комнаты для гостей, небольшие комнатки домашних слуг и рабов, а так же рабочий кабинет хозяина...

http://s2.uploads.ru/t/FcawN.jpg  http://s2.uploads.ru/t/jaZYU.jpg  http://s2.uploads.ru/t/I7uV6.jpg  http://s2.uploads.ru/t/Aokh8.jpg  http://s2.uploads.ru/t/gbCON.jpg

0

41

---->> Резиденция Шестого

Несмотря на то, что приглашения сыпались с завидной регулярностью, Сэйлар редко выходил в свет. Посещение балов, званых ужинов и иных увеселительных мероприятий не было одним из его увлечений. Вот и в этот раз, особого восторга он не испытывал. Однако, приглашение на ужин от члена Совета, да еще дружеский – диво дивное. А значит, пренебречь им было бы не только некрасиво и неподобающе, но еще и не очень умно -  вечер мог оказаться информативным. К тому же, осложнять и без того натянутые отношения в Совете не входило в планы Серафима.
Что ж, послушаем, что тебе от меня надо, Аль'Корат…
Выйдя из кареты и сразу же непреклонным жестом отказавшись от помощи кудахтающей вокруг прислуги, Сэйлар на минуту задержался, разглядывая фасад особняка. Этот дом напоминал его собственное родовое поместье – такой же огромный, мрачный и… слишком роскошный.
Бесполезная трата денег.
Шестой еще на мгновение притормозил шаг, перед тем как уверенно двинуться к парадным дверям, уже услужливо распахнутым перед ним.  Лишь для того, чтобы мысленным взором проверить свой ментальный щит.  Способности Седьмого в этой области были чуть ли не вдвое слабее его собственных, однако Сэйлар никогда не имел привычки недооценивать противников. От этих проныр из разведки всего можно было ожидать.
Мельком осмотрев интерьер и отметив полное его соответствие внешнему виду здания, Шестой, следуя за провожающим его слугой, прошел в столовую.
Не сказать, что Сэйлар был удивлен, но присутствие Первого, которого в данный момент приветствовал сиятельный хозяин вечера, явно говорило о том, что интуиция Серафима не подвела, и ужин обещает быть интересным.

+1

42

Хоть кто-то из специалистов знал свое дело. Ни портной, ни ювелир не сделали ни одно лишнего движения, но внимательно выслушали все пожелания и дали ценные советы. С ними Кейра расставалась вполне довольная и благостная. Впрочем, при мысли об ужине довольство ушло. Увы, она не могла отвести себе даже роль главного блюда не нем. Скорее - довеска к политическим интересам. И ясно, что если приглашенные на ужин высокопоставленные персоны и будут потом обсуждать с отцом брак с ней, то точно не из-за ее выдающихся данных. Тем более, что до красоты в понятии мал'ах она пока не овсем доросла. Считаться умной в компании господ настолько старше - тоже вряд ли. Так что, во все достоинства можно было записать только отца.
Девушка раздраженно фыркнула и позвонила Мэгги. Когда камеристка прибежала, Кейра кивнула на шкаф, и сообщила, что вечером планируется ужин, с гостями. А в том, какой наряд куда подходит Мэгги разбиралась куда лучше своей госпожи. Уже через пять минут Кейра сидела на пуфе перед зеркалом в подходящем платье, а камеристка медленно расчесывала длинные тяжелые пряди, чтобы соорудить из них торжественную прическу.
Мал'ах отвела взгляд от зеркала, и решила, пока есть такая возможность, поговорить о новом питомце.
- Мэгги, ты разбираешься в людях?
- Мало, - пожала плечами оборотница. - Они мне мало интересны, а я - им.
Действительно. Представить, чтобы Мэгги было интересно хоть что-то Кейра вообще могда с большим трудом. Зато Мэгги была спокойной, никогда не нервничала и обладала даром за десять минут превращать Кейру почти в красавицу.
- Я не об этом. - Расмеялась ее хозяка. - Отецподарил мне раба, человека. Кажется, он болен, в том смысле, что разума у него нет, но он довольно милый. Как хомячок. А теперь вот думаю, что с ним делать и как заботиться.
- А он кто, откуда? - Мэгги, как всегда была деловита и практична.
- Говорят - сын лорда, - пожала плечами Кейра и поморщилась. Камеристка слишком услеклась и чувствительно дернула ее за волосы.
- Сын лорда? - Зеркало бесстрастно отразило чуть приподнятую в изумлении. - Это порода или кличка? Честное слово, госпожа. При их продолжительности жизни могли бы и не так злоупотреблять громкими словами
- Думаю, титул. Подтяни прядь чуть выше, пожалуйста. Только я все равно не знаю, как о нем заботиться.
- Как заботиться? Госпожа, если он на голову больной, тут надо врача звать. Самый сильный инстинкт у людей - половой, негоже мальчонку мучать, а размножаться таким тем более не следует. Так что..
.
Мэгги воткнула последнюю шпильку, и обернулась к шкатулке с драгоценностями. Кейра внимательно изучила отражение в зеркале, и решила, что выглядит вполне достойно. По крайней мере, высокие гости в ужасе убежать не должны.
- Ты права, - мал'ах протянула руку, и камеристка принялась застегивать хитрую застежку. - Договорись о враче на утро. Мучать бедное животное и в самом деле не годится. Спасибо за помощь и за дельный совет. Если будут какие-то проблемы с местными слугами - обязательно скажи мне.
Кейра улыбнулась и вышла за дверь, неторопливо направившись к столовой. И успела как раз вовремя - стоило ей зайти, как пришел отец, а мгновение спустя и первый гость.
- Доброго вечера, Сиятельный - мягко произнесла девушка, приседая в вежливом реверансе. - Знакомство с вами - большая честь для меня.
Следом за Первым сразу зашел еще один господин. Рассудив, что простых гостей сегодня в дом не звали, Кейра присела в реверансе и перед ним, поприветвовав в доме.

+1

43

Дочка, как Аль’Корат и ожидал, продемонстрировала хорошее воспитание, и поприветствовала Аль’Зарэля очень изящно. Седьмой одобрительно улыбнулся. Ему не только было приятно, что Кейра оправдывает его ожидания, но и просто полюбоваться юной красавицей, пусть не достигшей ее расцвета красоты, но даже в своем несовершенстве очень милой, было невыразимо приятно. Несмотря на вечную занятость и некоторое пренебрежение отцовским долгом, Херувим все же любил дочь… как мог, и желал ей только хорошего. А что может быть более важным для девушки, чем удачный брак?
В середине его приветственной речи, обращенной к Первому, появился и второй званый гость. Седьмой удовлетворенно улыбнулся. То, что оба откликнулись на его приглашение, было очень хорошо, так как давало возможность обсудить некоторые очень важные детали происходящего и договориться о сотрудничестве. Возможно. Вообще, Шестой в этом почти идеальном плане представлял собой самое слабое место, так как договориться с этим живым воплощением закона и порядка было сложнее даже, чем с Зарэлем, при всем его скверном характере.
Ну, ничего, договоримся. Должен же он понимать, что война сейчас совсем ни к чему…
- Приветствую вас, Сиятельный Шестой, - он поклонился Серафиму так же вежливо, как и первому гостю, - рад, что вы соизволили принять мое приглашение. Позвольте представить вам мою дочь – Аль’Кейра. Дитя мое, перед тобой Сиятельный Нар-эт-Сэйлар глава шестого департамента Совета Единого.
Сделав паузу и дождавшись, пока дочь поприветствует и этого гостя, Седьмой приглашающе указал на стол, накрытый в строгом соответствии с этикетом и искрящийся от хрусталя и фарфора. Даже для такого вечера он не пожелал изменить своей острой нелюбви к золотой и серебряной посуде, и из благородного металла были сделаны только столовые приборы.
- Прошу к столу.
Не успели гости усесться, как появился управляющий с письмом для Аль’Зарэля на подносе. Седьмой, не выказав своего удивления, приказал подавать на стол. В конце концов, мало ли было дел у начальника департамента? Он по себе знал, что, порой, служба находила его в самых неожиданных местах. Вежливо давая возможность гостю ознакомиться с посланием, он повернулся к шестому и вежливо осведомился
- Как обстоят дела в вашем ведомстве, Сиятельный? Мне донесли о нескольких грабежах сегодня в восточной части города, надеюсь, второй департамент уже нашел преступников и предоставил вашему департаменту отчет?

0

44

Сэйлар не стал кривить душой и изъясняться о радости лицезреть сиятельных коллег, к тому же вне стен Рассветного замка.
- Весьма польщен вашим приглашением, Сиятельный, - он лишь учтиво склонил голову в знак приветствия хозяина дома и представленной ему юной особы, отвесил такой же поклон вежливости в адрес Первого, и проследовал к роскошно сервированному столу.
Впрочем, не успели все участники банкета занять свои места, как Первый поспешил покинуть застолье. Серафим неодобрительно зыркнул ему вслед, надеясь, что подобное нарушение этикета будет сразу же по возвращении им оправдано наличием особо важного дела. Иной причины Сэйлар не видел, ибо все остальные рабочие моменты могли подождать. Сам же Шестой, как и обычно в таких случаях, приказал не беспокоить его, поручив заместителю неотложные дела особой важности, коли таковые возникнут, адресовать через своего секретаря. Заместителя его, мал'ах довольно заносчивого и  честолюбивого, такое положение дел более чем не устраивало - докладываться какому-то секретарю, однако, до его чувств Сэйлару не было никакого дела. Зато собственная репутация Серафиму была весьма дорога, а зная своего заместиля, он вполне мог ожидать такого же пришедшего некстати письма, с "весьма важными новостями".
От этих мыслей его отвлек вопрос Аль'Кората.
Ну еще бы, с вашими ищейками, Сиятельный, даже не сомневаюсь, что вам донесли очень быстро.
Правда, толку от этих донесений Седьмому вряд ли было много.
- Второй департамент доставил в тюрьму подозреваемых, - Сэйлар сделал особый акцент на последнем слове. Не в его правилах было называть кого-либо преступником, покуда вина того не установлена в процессе. - Право, все происшествия настолько мелкие, что не стоят особого внимания. Эти материалы будут направлены в магистрат по преступлениям Восточного района.
Дальнейшее повествование о делах своего департамента Шестой счел излишним, верный своей нелюбви к любому вмешательству в таковые извне. Что, впрочем, не мешало ему интересоваться делами чужими, к тому же, внешнему спокойствию и уравновешенному состоянию Седьмого могло быть только две причины - либо потрясающее самообладание, либо, после Совета он уже успел получить известия гораздо более важные, нежели парочка мелких грабежей в Восточном районе. Уж в чем, а в том, что Аль'Корат способен вытрясти душу из каждого подчиненного ради укрепления своих собственных позиций, Сэйлар не сомневался. А потому, известия, скорее всего, были.
- Все ли в порядке в вашем департаменте? Или, может, появились новости? - вежливо намекнул Шестой на озвученные утром темы о пропаже архонта и столь же неожиданном обнаружении Чаши.
Тем временем, расторопные слуги уже накрыли на стол.
Седьмой не поскупился, как в сервировке, так и в наполнении меню. Несмотря на не слишком приятный для него день, Херувим все же уделил немало времени подготовке ужина. Или это была заслуга юной мал'ах, сидевшей напротив? Слишком уж юной, чтобы не то что разбираться, но даже интересоваться государственными делами. А именно о них и пойдет речь, в чем Сэйлар не сомневался и что подтверждало присутствие Первого. Однако, с той же уверенностью Шестой полагал, что для присутствия девушки на этом ужине есть причина, а потому...
Не стоит торопиться. Аль'Корат сам об этом расскажет, причем скорее раньше, чем позже.

0

45

Как и ожидалось, Шестой не пылал желанием беседовать о делах в своем департаменте. Впрочем, Аль'Корат и не собирался настаивать, спросив больше из вежливости и ради завязывания беседы. Тем более, что мелкие происшествия в городе ему были малоинтересны в принципе. Гораздо с большим интересом он поинтересовался бы у Зарэля причиной и последствиями магической дуэли возле его резиденции, но с этим следовало подождать, пока Первый включится в беседу.
Вопрос о делах в его департаменте несколько удивлял, с учетом присутствия посторонней. Аль'Кейре все эти тонкости политической ситуации были, должно быть, не интересны и даже вредны... особенно, если вспомнить кое-что. Он не планировал затевать в ее присутствии разговоры о политике, ограничившись светской беседой, а о важных вещах собирался говорить позже, в кабинете. Но, не ответить было бы невежливо, да и подозрительно.
- В моем департаменте все в порядке, но работа идет в усиленном режиме, особенно с учетом нынешних обстоятельств, - он сделал паузу и покосился на дочь, - Новости есть, и довольно любопытные. Во всяком случае, Совету с ними придется считаться.
Дав понять своим уклончивым ответом, что время для важных новостей еще не пришло, он изящным жестом указал на стол.
- Прошу вас, угощайтесь.
Подавая пример гостям, он положил себе на тарелку овощной салат. Несмотря на привычку и пристрастие к роскоши, в еде он был довольно умерен (сказывались старые военные привычки) и не слишком любил мясо.
- Я хотел бы посоветоваться с вам, Сиятельный, по одному важному для меня вопросу, - пока Первый был занят, следовало ненавязчиво отвлечь второго гостя светской, или близкой к тому беседой, - Моя дочь только сегодня переехала в Ильменрат, и я собираюсь нанять для нее телохранителя, предпочтительно оборотня. Мне уже доставили адреса нескольких контор, занимающихся предоставлением посреднических услуг, но мне хотелось бы быть уверенным, что ни одна из них не имела даже малейших проблем с законом. – Он улыбнулся, вполне естественно надевая маску обеспокоенного отца. – Я думаю, вы вполне поймете мое беспокойство, Сиятельный. Ваш совет будет для меня чрезвычайно ценным

+1

46

Появление Шестого настораживало - неужели Седьмой просто решил потратить время на светскую болтовню с неизменной попыткой найти союзников? И ради этого Зарэлю пришлось оторваться от работы?
Что ж, хотя бы против Нар-эт-Сэйлара Первый ничего особо не имел. Даже, пожалуй, наоборот ценил его умение и желание наводить порядок, хотя бывал несколько разочарован демонстрируемой ограниченностью - дорогой собрат, кажется, считал соблюдение регламента большей ценностью, чем существование всех Светлых Земель вместе взятых. В целом, Шестой департамент и его глава были буквально созданы друг для друга - место, где гибкость только вредит делу и мал'ах, который это слово знает исключительно из словаря.
Юнная же особа, продемонстрировавшая удивительно хорошее для дочери Седьмого воспитание, вызвала куда меньше интереса - вряд ли она доросла до серьезных интриг, так что на данном этапе может рассматриваться только как дополнительное условие в переговорах. Конечно, эти мысли не помешали вежливо улыбнуться в ответ на приветствие девушки.
Ужин начался с неожиданного сообщение. Извинившись перед присутсвующими, Первый открыл послание, быстро пробежавшись взглядом по строкам. А дальше потребовались все его способности к самоконтролю, чтобы скрыть переполнившие мал'ах эмоции. Такой наглости, да еще так скоро Зарэль не ждал. Похоже, у Занкелева с их децентрализацией власти мозги сдвинулись так же как и у Совета. Почти открыто требовать кусок земель, угрожая в противном случае разорвать имеющиеся договора о союзе - слишком смело, особенно учитывая, что война еще не началась. Хотя, с другой стороны, это внушает надежду, что маги ставят на победу Светлых Земель - иначе не стали бы просить территории, а попытались чуть позже их просто захватить. Исходя из этого и надо составить ответ... Лучше пока что туманный. Сослаться на необходимость обсуждения в Совете, что, кстати, и правда придется сделать. А пока подключить все имеющиеся каналы давления на основных инициаторов данного письма.
Нет, но все-таки до чего обнаглели! Кучка падальщиков, привыкших пировать на остатках чужой добычи. Пора напомнить им, что хищник всего лишь спит, а не умер. Да и, конечно, Сумеречный внес свою лепту в создание этой коалиции мелких заноз в неудобосказуемом месте. Без уверенности, что под его защитой их не тронут, эти государства даже побоялись бы заикаться о претензиях что демонам, что мал'ах.
Пришлось не на долго покинуть собрание, чтобы тут же за дверью потребовать у ближайшего слуги комплект письменных принадлежностей. Прислуга спорить не стала - видимо, понимали, что когда гость хозяина просит такую мелочь, бегать за уточнениями к господину не надо.
Зарэль быстро набросал черновик ответа Занкелеву, обозначив основные идеи, и отправил его заместителю - навертеть тумана вокруг костяка и посыпать блестками регалий.
- Прошу меня простить, - возвращаясь в обеденную залу и занимая свое место за столом, произнес Зарэль, чуть склонив голову. - Срочные дела. Утреннее заседание вызвало очень бурную реакцию у наших союзников. И поразительно быструю, надо сказать.
Последняя фраза имела под собой чуть больше, чем праздное удивление. Это означало, что контрразведка в Светлых Землях последнее время оборотню под хвост не годится. Однако акцентировать на этом внимание сейчас не следовало - собратья по Совету и так поймут, а милой девушке такие подробности ни к чему.
Чуть удивленно отметив, что в зале нет прислуги, которой полагалось накладывать в тарелку далеко стоящие от гостей блюда, - что за внезапный аскетизм? - Первый положил на свою тарелку немного холодной рыбной закуски, с интересом прислушиваясь к беседе, чтобы понять, когда будет уместно снова в неё включиться.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-01-07 23:36:16)

0

47

Кау не успел и дня провести в доме нового хозяина, как уже нарвался на наказание. Он отчаянно вопил, пока управляющий тащил его по коридору, о том, что он ничего не сделал, и вообще, как так можно поступать с детьми, какие здесь все бесчувственные мерзавцы и прочее. А на конюшне завопил еще сильнее. Обстановочка совершенно не внушала легкого избавления от мучений, вид и реакция слуг тоже вряд ли могли подбодрить. Нет, решительно здесь никто ему не сочувствует. Здесь все не так как дома. Он никто для этих людей... хотя, по большей части нелюдей. "Ну да, именно поэтому они и ведут себя так..." - снова напомнил себе мальчик, когда его растянули на лавке и приготовились пороть.
Что было дальше - Кау предпочитает не вспоминать никогда. Несчастный просил не трогать его и дергался на скамейке, но его держали крепко. Удар кнута обрушился на спину, и все вокруг перестало существовать... кроме боли. Она пронзала тело насквозь, и от первого же удара слезы хлынули у мальчика из глаз. Он был слишком нежным, а кожа тонкой и чувствительной. Как не старался малыш терпеть, он не мог. Его визги и вопли были слышны не только на конюшне, но и за ее пределами. "А если я не выдержу даже пяти ударов?" - запаниковал Кау, мысленно надеясь лишь на то, что он все же останется жив. Собирать волю в кулак было уже бессмысленно, ее все равно не осталось. Мальчик был морально вымотан, а теперь ему достанется еще и шрамов на теле. Он закрыл глаза и предпочел не думать о том, что будет дальше. Впрочем, он и не мог. Только боль осталась в сознании ребенка и ничего больше сейчас не существовало...

0

48

Вот уж чего Аль'Кейра никак не ожидала, так это того, что первый же ужин в городском особняке окажется настолько интересным. Все трое взрослых мал'ах вели себя безупречно вежливо, с едва уловимыми шпильками в адрес друг друга, да и то - не послышалось ли ей? Но ее собственное место ей указали совершенно ясно. А вы тут девушка - мебель. Как иначе объяснить то, что сразу после приветствия мужчины углубились в обсуждение вопросов, в которых она не понимала ровным счетом ничего? Учитель этикета, помнится, на такое поведение закатывал глаза и объяснял, что если беседа неинтересна или непонятна хоть одному мал'ах в группе, то это можно смело считать оскорблением. Вряд ли столь именитые гости не были знакомы с основами этикета.
А значит - вариантов ровно два - либо ее посчитали взрослой, и имеющей право высказывать свое мнение, что было сомнительным - уж отец-то точно знал, о чем она осведомлена, а о чем нет. Либо - ей ясно указывали, чтобы сидела спокойно и не лезла во взрослые дела. Ну что ж, мебель, так мебель.
Но дальше стало еще интереснее. Сиятельный Первый получил какое-то известие, и вылетел из столовой. Кейра быстро вспомнила главное правило поведения в обществе, а именно "Если происходит что-то тебе непонятное - делай вид, что так и надо" и постаралась удержать на лице бестрастно-вежливое выражение.
Тем более, что и отец, и Шестой никак не прокомментировали уход гостя. Кейра вспомнила, как совсем недавно смеялась, что она выглядит достаточно прилично, чтобы гости с перепуга не убежали, и торопливо отпила из бокала, скрывая неуместную улыбку.
Впрочем, ей тоже было чем заняться. Если отец именно этих двоих, значит они сейчас ему нужнее всех остальных. Предполагаемые женихи?
В таком случае имеет смысл присмотреться к ним внимательнее…

0

49

Сэйлар решил проигнорировать смешок, уловленный эмпатией и исходящий от юного отпрыска Седьмого. Улыбку хоть и попытались скрыть, но довольно неумело. Неужели Аль'Корат не научил дочь скрывать эмоции? А стоило бы об этом позаботится, особенно, когда приглашаешь в дом опытных менталистов.
Интересно, что ее так развеселило, тем более, что в поспешном уходе Первого не было ничего смешного, и даже наоборот - либо он нарушил этикет, либо там действительно что-то важное.
И раз уж на то пошло, логичнее было бы в качестве хозяйки вечера присутствовать матери этой девочки. Впрочем, действиям Седьмого он за сегодняшний день удивлялся уже не в первый раз, и полагал, что впереди ждет еще пара-тройка сюрпризов.
А вот ответная монета, в виде ровно такого же вопроса, какой сиятельный Седьмой только что задавал в адрес своего коллеги, Аль'Корату пришлась явно не по вкусу, судя по уклончивому ответу и косому взгляду на дочь. Видимо, этот исключительно вежливый вопрос нарушил планы Сиятельного. Что ж, в следующий раз не будет интересоваться грабежами в присутствии лиц, которым знать об этом совершенно необязательно. Комментарий о любопытных новостях Серафим оставил пока без ответа, лишь слегка выгнув бровь, выражая легкое сомнение, и, последовав примеру хозяина дома, положил себе на тарелку немного рыбного салата, на вид довольно изысканного. Однако вкус его он решил оценить немного позже, поскольку Аль'Зарэль соизволил наконец вернуться, извинившись за свое отсутствие и озвучив тоже довольно интересные новости.
Видимо, не в таком уж и усиленном режиме идет ваша работа, Сиятельный Седьмой. Союзники, хм..
Сэйлар перебрал в уме всех букашек, населяющих Вольные земли, которых хоть и с натяжкой, но можно было назвать союзниками. Уж не Закенлев ли так обнаглел? По крайней мере, именно с ними у мал'ах  заключено наибольшее количество соглашений. Если так, то догадаться, чего они хотят несложно - как и обычно, земли, и тогда их дерзость перешла все границы.
Оставив пока эти мысли, Шестой бросил еще один короткий взгляд на юную мал'ах, о приезде которой с обеспокоенным видом любящего отца вещал в данный момент Аль'Корат. Сэйлар про себя усмехнулся мимолетной мысли о том, что его позвали лишь для того, чтобы использовать в качестве справочного бюро. Кроме того, Шестой абсолютно обоснованно полагал, что коллега очень наврядли нуждается в его услугах, будучи в состоянии сам выяснить все, что ему необходимо. Вот именно поэтому Сэйлар и не любил светские беседы - бесполезный и довольно нудный способ потратить время. Однако, не отказывать же в такой незначительной помощи дорогому собрату. 
- Я с вами полностью согласен, Сиятельный, - одобрительным тоном произнес Серафим. - Оборотни для таких дел годятся наиболее, чем кто-либо другой. Разумеется, я лично займусь проверкой данных, о которых вы говорите, как только вы мне их предоставите. Можете быть спокойны, вашей дочери будет подобран телохранитель через самых надежных посредников.
С этими словами он наконец приступил к еде, отметив довольно недурной вкус блюда. Что, впрочем, не компенсировало скучности беседы. Шестой с гораздо большим удовольствием перешел бы к обсуждению тех самых новостей, "с которыми придется считаться".

0

50

Пять ударов пустяки, как считали те, кто должен был выполнить приказ хозяина и наказать провинившегося раба. В этом доме рабов и слуг наказывали обычно куда суровей. Посему, некоторое влияние, которое, по-видимому, имела на отца молодая госпожа, было оценено по достоинству и принято к сведению. А мальчишку и вовсе посчитали счастливчиком. Быть домашним любимцем юной девушки все же было значительно легче, чем выполнять прихоти господина, который, хоть по виду и являл собой образец выдержки и спокойствия, на слугах и рабах срывался регулярно, особенно, когда у него что-то не ладилось в работе.
Отмерив рабу положенное наказание, конюх кивнул помощникам, один из которых деловито опрокинул на исхлестанную спину мальчишки ведро холодной воды, чтобы привести его в чувство и смыть кровь. Второе, правда, не имело особого смысла, так как кровь по краям следов от кнута снова набухала алыми каплями и, собираясь в струйки, стекала по спине.
- Нежный какой-то, - с оттенком презрения отметил конюх, - не из простых что ли?
- А, кто его знает, - отмахнулся управляющий, которого занимала куда более практичные мысли о том, как бы доставить наказанного раба в комнату к молодой хозяйке и не испачкать при этом дорогих ковров и вощеного паркета, - Может и не из простых. Детки лордов все хлипкие, дунь на них и рассыплются.
- Оно и верно, - конюх презрительно сплюнул, - куда им, бездельникам, до простых-то. Вон, мой парень и не пикнул бы от этакой порки. А этот, вон, едва жив.
- Ты своего вожжами почитай каждую неделю учишь, вот кожа-то у него дубленая и стала. – Хмыкнул второй конюх, старательно очищая кнут от следов крови, - А сыночка-то барского кто ж рискнет так поучить?
- Хорош болтать, - рявкнул управляющий, и без того сегодня доведенный до белого каленья, - полейте его еще разок, заверните в рогожку какую и тащите в дом. Да только через заднюю дверь! Там, за комнатой госпожи каморка, туда и несите, а я пока за лекарем сбегаю.
Конюхи закивали с самым серьезным видом, а, когда управляющий скрылся за дверью, переглянулись.
- Эк ему хозяин хвоста-то накрутил. Небось, еще неделю будет бегать, как ошпаренный.
- Ну и поделом, - второй старательно повесил кнут на крюк в стене, - тащи, давай, воду, а то прокопаемся, и нам тоже влетит. Хозяина не знаешь, что ли…

0

51

Видно было, что светская беседа не занимала шестого. Она, в общем-то, и Седьмому была малоинтересна, если на то пошло. Гораздо больше его интересовали новости, полученные Зарэлем и разговор, который он наметил. Единственное, ради чего он затеял этот ужин, это необходимость представить дочь потенциальным кандидатам в мужья. Разумеется, он прекрасно осознавал, что отсутствие за столом матери девушки – это нарушение всех писаных и неписаных правил этикета, но полагал, что о его неудавшейся семейной жизни сиятельные коллеги были наслышаны.
Впрочем, подчеркнуть не мешает. Тем более, что, объективно говоря, моей вины в этом нет.
- Буду вам весьма признателен, Сиятельный Шестой. Увы, моя супруга не проявляет желания заниматься этим, и нам с дочерью приходится справляться самим.
Он изящно развел руками, всем своим видом демонстрируя огорчение и смущение. Маска брошенного мужа ему тоже удавалась неплохо, а портить репутацию жены он ни капли не стеснялся, искренне считая ее виноватой если не во всем, то во многом.
В конце концов, если она не умеет идти на компромиссы и жить, соблюдая правила, пусть расплачивается за это сама. Достаточно того, что я оплачиваю ее счета.
Вернувшийся к столу Первый одним коротким замечание едва не испортил Аль'Корату настроение вконец. Тем более, что оно итак было не самым лучшим. Намеки на недостаточное усердие в исполнении собственных обязанностей всегда его злили, а в этом случае особенно, так как никаких недочетов за собой он не знал. О брожениях в Вольных землях ему докладывали, но, поскольку на утреннем заседании обсуждались другие темы, он не счел нужным поднимать эту.
- Да, по некоторым сведениям, в Зенклеве что-то затевается. Да и в баронствах тоже неспокойно… - Он кивнул и отпил пару глотков вина. – Нам всем придется уделить этому внимание на ближайшем заседании Совета. Надеюсь, что четвертый департамент так же будет заинтересован этими новостями.
Намек был абсолютно прозрачен, так как Седьмой абсолютно искренне считал, что Четвертому и его псам следует заняться более важными делами, чем раздумать затухший конфликт с демонами. Тем более, что на этот раз новая война чревата последствиями в виде бунта, так как людям, населявшим Светлые земли, было наплевать на священные войны Тьмы и Света, и воевать, а, тем более, терять во время войны все нажитое, они не были готовы.
А, если уже совсем грубо, плевать они хотели и на нас, и на демонов, им наши разногласия из пальца высосанные неинтересны. Люди, что с них взять…
- Я слышал, что сегодня возле вашей резиденции случился какой-то конфликт с применением магии, Сиятельный Первый. - Он невозмутимо промокнул губы салфеткой и внимательно посмотрел на главного оппонента. - Надеюсь, обошлось без жертв?
Интересно, расскажет, или как всегда предпочтет умолчать? Как же с ним сложно бывает…

0

52

- Я слышал, что сегодня возле вашей резиденции случился какой-то конфликт с применением магии, Сиятельный Первый.
Фраза Седьмого не стала неожиданностью. Чего-то такого Аль'Зарэль и ожидал.
- Значит и правда все заинтересованные лица уже знают о нападении. Интересно, личность "жертвы" столь же общеизвестна?
Слегка улыбнувшись, тем самым обозначая светскую шутку, Первый ответил:
- Увы, не обошлось. Несколько юных служителей Четвертого департамента отправились под трибунал за несанкционированное применение боевой магии на невоенной территории в мирное время, - по памяти назвал обвинение Зарэль. О нападении на гостя члена Совета он умолчал. - Полагаю, их военную карьеру стремительный взлет ждет не скоро.
- А Четвертому давно пора перестать интриговать, ища поводов развязать войну, а придумать, как занять своих псов в её отсутствие.
В самом деле, если бы не вынужденное безделье, эти ангелы вряд ли бы решились на подобное развлечение. И неумение управлять департаментом в отсутствие военных действий говорило отнюдь не в пользу организационных способностей Четвертого.
Дальнейший ужин проходил в более спокойной и скучной атмосфере светской беседы, которую в менее культурном обществе принято называть "пустой болтовней". Первый привычно отвечал на вопросы собратьев, а так же поинтересовался у юной особы её впечатлениями о городе. Узнав, что её опыт пока ограничен знакомством с особняком, порекомендовал несколько мест, которые непременно стоит посетить, когда выдастся возможность прогулки, а так же мимоходом, в порядке вежливости, предложил свою помощь в сложном вопросе знакомства с обществом. В любом случае, общаться с девушкой было приятнее, чем с Седьмым, которого еще с утра хотелось как минимум смешать с чем-то не слишком ароматным, предварительно приложив головой об исключительно прочную стену, а вечернее приглашение на полный пустых разговоров ужин это желание только усугубляло. Конечно, Зарэль бы с интересом пообщался с Шестым на тему пары висящих в департаменте Государственных решений документах, оговаривающих границы дипломатической неприкосновенности и преступлений, которые она покрывает, но это вынужденно бы оставило Седьмому, хозяину, единственного собеседника в лице его дочери, то есть формальной хозяйки вечера. А такой поступок считается абсолютно невежливым, в отличии от стандартного разделения на "пары", которое признавалось допустимым в неформальной обстановке.
О, Светлые Земли, даже для неформальных бесед здесь умудрялись придумать сотни правил хорошего тона! Зарэля они, впрочем, не сильно утомляли, в отличии от вынужденного безделья. Поэтому, когда подача десерта ознаменовала близость завершения ужина, он мысленно вздохнул с облегчением.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-01-16 06:03:25)

0

53

Весь ужин Кейре остро не хватало музыкально сопровождения. Как принято в театральных постановках обозначать полный провал? Что-то струнное и  ударное, но не барабаны, а более мягкое, может - тарелки?
Размышления о музыке отвлекали, и позволяли удерживать на лице безразлично-вежливое выражение и отвечать на задаваемые вопросы. Но в голове набатом звучало "Это провал, дорогая, полный провал".
Внешне все выглядело очень благопристойно. Трое взрослых мал'ах, одна девушка. Все ужинают и мило общаются. И только у Кейры в ушах с каждым произнесенным словом раздавалось "дзинь".
И она еще надеялась быть поводом для ужина? Если бы утром девушка знала, что произойдет вечером, она бы над собой от души посмеялась.
Струнные и ударные. Полный провал. И это только первый вечер...
Когда подали десерт, Кейра выдохнула с облегчением. Ужин заканчивался. Есть шанс, что совсем скоро мужчины займутся своими делами, а ей разрешат удалиться в свои комнаты. Девушка принялась за сладкое, осторожно разглядывая гостей. От Сиятельного Первого, несмотря на безукоризненную вежливость, тянуло проверить прическу. Все ли шпильки на месте? А то волосы, кажется, начинают шевелиться от страха. Хотя Первый, вроде, не проявлял никакой враждебности к ней.
От не менее Сиятельного Шестого сводило скулы. Нельзя же постоянно говорить протокольными фразами? Или можно?
Что мужчины думалт о ней - оставалось загадкой, и Кейра вовсе не была уверена, что хочет знать ответ. То, что он будет нелестным и так понятно.
Струнные и ударные. Полный провал...

Отредактировано Аль'Кейра (2013-01-21 02:08:24)

+2

54

Каждый новый удар для Кау был отдельной пыткой, он с замираем сердца и дрожью ждал его после свиста кнута, который затем обрушивался на спину, и звездочки буквально сыпались из глаз, вместе со слезами. Мальчик начинал вопить еще до самого удара, и пищал не прекращая. Конечно, было немного стыдно и грустно осознавать, что сын лорда слишком слаб и не может спокойно выдержать наказание, все-таки он был мужчиной. Но боль затуманивала сознание, не давая думать ни о чем другом. "В любом случае, кто мне все эти люди? Здесь нет смысла что-то строить из себя, все равно для всех я лишь пустое место и они забудут обо мне, как только я скроюсь из их поля зрения, как и бывало до сих пор." К конце порки, маленький раб уже отключился и потерял сознание на какое-то время, а поэтому смутно представлял, что случилось с ним после.
Очнулся Кау уже в доме, лежащим на какой-то грубой материи спиной вверх, как раз в тот момент, когда прибыл лекарь.

0

55

Выставлять свою личную жизнь на всеобщее обозрение, да еще и подчеркивать не самые лицеприятные факты, было не слишком этичным поведением. Все же семейные ценности – одни из наиболее важных в обществе мал'ах, и стоило бы относиться к ним с уважением. Но, к сожалению своему, как раз в этом Сэйлар мог сказать, что понимает Седьмого. Возможно, он бы даже искренне посочувствовал Херувиму, если бы не подозревал, во-первых, что огорчение не так велико, каким его стараются показать, а во-вторых, что Аль'Корат и сам несет ответственность за плачевное состояние своей семейной жизни, которая, конечно, давно уже секрета не составляла, ибо светские сплетни распространяются быстрее пожаров. Между тем, у Сиятельного Шестого у самого был весомый «изъян» в семейной репутации в виде дражайшей сестрицы. Сэйлар даже не представлял того несчастного, которому выпадет участь стать ее мужем. Впрочем, надежду выдать сестру замуж он оставил лет шестьсот назад, смирившись с позицией отца в том, что его любимая дочь выберет себе в мужья того, кого пожелает. Шестой мысленно вздохнул, отметая идею о том, чтобы предложить юной леди помощь Аль'Тэи в нелегком деле адаптации к столичному обществу. Вряд ли сестра сможет научить девушку чему-то хорошему. Поэтому Сэйлар только молча чуть склонил голову в знак если не понимания, то готовности оказать требуемую помощь. Да и Первый как нельзя более вовремя предложил юной леди свои услуги, так что совесть Серафима была спокойна.
Тем временем подали десерт, к которому Шестой, не будучи любителем сладкого, не притронулся, за исключением нескольких фруктов, что отлично оттеняли своим вкусом вино. Неспешно отпивая из бокала, Сэйлар больше молчал и слушал, чем говорил, изредка лишь вставляя короткие фразы, и отмечая про себя, что милое общение этих двоих, даже на светском ужине мало чем отличается от утреннего метания копий друг в друга. Стоило ли выходить из Рассветного замка, чтобы лицезреть ту же самую картину?
Обстановку сглаживало присутствие дамы, которая, однако, судя по скучающему взгляду, то и дело переводимому с одного сиятельного на другого, была не слишком довольна сим званым ужином.
Информация же о неспокойствии в Вольных землях не слишком сейчас занимала Серафима, ибо как и сказал Сиятельный Седьмой, об этом еще будет время поговорить на ближайшем заседании Совета.
Не очень-то, полагаю, Четвертый обрадуется таким новостям. Особенно, если их преподнести под нужным соусом.
Сэйлар беззвучно вздохнул, искренне опасаясь, что заседание опять превратится в клоунский балаган.
А вот вопрос Седьмого относительно нападения, равно как и ответная шуточка Аль'Зарэля, которой тема разговора успешно была переведена на совершенно другой предмет, не остались без внимания. Что бы это ни было, если оно хоть как-то связано с Первым, то это неспроста.  А раз так…
Обвинение, озвученное сиятельным коллегой, было абсолютно точным и не самым легким. И хотя трибунал находился вне юрисдикции Серафима – судить военных дело девятого департамента,  тюрьма, которая подконтрольна именно его, шестому, департаменту, одна для всех, и именно там военные преступники ожидают своего часа. А это значит, что появился дополнительный повод повидаться с начальником тюрьмы, помимо заслушивания его ежеквартальных отчетов. И зная своего помощника, Сэйлар был уверен, что сегодняшнюю несостоявшуюся встречу Касиил перенес на максимально ближайшее время, и состоится она не позднее, чем завтра утром.
Послушаем, что расскажут эти неудавшиеся вояки.

Отредактировано Нар-эт-Сэйлар (2013-01-24 01:13:30)

+2

56

Аль’Корат чуть усмехнулся в ответ на шутку Первого, несмотря ни на что оценив его уместную иронию. Выходки служащих четвертого департамента были давним камнем преткновения в Совете. По мнению Седьмого, молодняк давно следовало собрать в пару отрядов и отправить в горы на границе с Темной долиной, - гонять низших демонов, - а то мальчишки от бездействия дурели и наглели без меры. При таком раскладе немудрено было, что Четвертый так рвался начать новую войну – кому понравится непрерывно удерживать от разброда толпу рвущихся на подвиги сопляков? Но, понимая в целом мотивы Четвертого, Седьмой совершенно не был готов их принять и поддержать. Война ну никак не укладывалась в его личные планы. А сейчас в них приоритетом стоял брак дочери с кем-нибудь из влиятельных мал’ах и укрепление его собственных пошатнувшихся позиций в Совете. И весьма любезное внимание Первого к Аль’Кейре как раз очень соответствовало планам. Разумеется, он не ждал, что она сходу поразит Зарэля, слывшего порядочной ледышкой, но и первое впечатление было важным, а оно, судя по всему, было если не ошеломляющим, то вполне положительным. То есть, можно было уже работать над дальнейшим. В конце концов, никто не требовал от этих двоих влюбляться по-настоящему. В таком серьезном деле, как брак, любовь и вообще была посторонним элементом, только замутняющим восприятие. Уважения и приязни было вполне достаточно, в большинстве случаев. Правда, накладки порой случались, и его собственный неудачный брак тому подтверждением. Впрочем, здесь, судя по всему, бояться такого не следовало. Аль‘Зарэль был уравновешенным и спокойным (если не сказать больше) мал’ах, а Аль’Кейра послушной и разумной. Чем не основа для удачного брака?
Впрочем, подумать об этом еще было время. Торопиться в таком деле тем более не стоило.
Ужин, тем временем, шел своим чередом. Сидящие за столом, явно скучая, перекидывались вежливыми репликами, в некоторых случаях (когда сиятельные Первый и Седьмой обращались друг к другу) сдобренные изрядной порцией яда. Обычный светский ужин, лишенный приятности и смысла, но выполняемый всеми старательно, как и всякий ритуал, непонятный, но освещенный столетиями. И когда этот ритуал подошел к концу, Аль’Корат, испытывая непередаваемое облегчение (разделяемое, как он подозревал всеми сотрапезниками), отставил бокал, который в течении последних минут рассеянно вертел в руке и поднялся, первым делом улыбнувшись дочери.
- Дитя мое, благодарю за ужин, ты всем отлично распорядилась. Не буду больше тебя задерживать, юным девушкам не слишком интересны наши скучные разговоры. – поцеловав с самым светским видом руку девушки, он одарил собратьев по Совету коротким полупоклоном. - Буду весьма признателен вам, Сиятельный Первый если вы уделите мне еще некоторое время для беседы. И вам тоже, Сиятельный Шестой. Прошу проследовать за мной в мой кабинет, если не возражаете.
Кивнув еще раз дочери, он жестом пригласил обоих вслед за собой. Вынужденный почти час заниматься пустопорожней болтовней, он был преисполнен жаждой конструктивного действия. Тем более, что накатившие как снежный ком проблемы действительно требовали немедленной реакции.
В кабинете было прибрано, проветрено, а на столике стояли фрукты и легкое вино. Это Седьмой отметил почти машинально, решив, что выволочка пошла управляющему на пользу, и что нужно будет повторить для профилактики.
- Прошу, располагайтесь.
Он широким жестом указал Первому и шестому на мягкие кресла без спинок и уселся сам. За свой рабочий стол. Маска светской любезности сползла с него, как кожура с ореха, и он был на диво серьезен и сосредоточен.
- До меня дошли крайне тревожные сведения, Сиятельные. Слух о возможной войне распространяется и уже вызвал брожения в народе. Если так пойдет дальше, то мы получим полномасштабный бунт уже менее, чем через пару месяцев. А уж наши любезные соседи с севера и с востока не преминут помочь бунтовщикам от всей широты души, в этом, я думаю, вы так же не сомневаетесь. Кроме того, разведка докладывает, что в гарнизонах на севере и северо-западе какое-то шевеление, я подозреваю, что сиятельный Четвертый отдал приказ о мобилизации. Во что это выльется, предположить трудно.Хотя, на самом деле, там и предполагать не нужно. Как только Аштару доложат о возне на границе, все дальнейшее будет зависеть от того, насколько он будет расположен выслушивать наши отвлеченные россказни внезапном о нашествии темных тварей с гор. Если не очень – то война, можно сказать, уже началась.Я по-прежнему придерживаюсь мнения, что война сейчас нам не только не нужна, но даже губительна. И хотел бы знать ваше мнение по этому поводу. А так же, что в связи с этим следует предпринять.

+1

57

Будучи теоретически бессмертной расой, многие мал'ах разучивались ценить время. Особенно те, у кого доставало денег и не хватало амбиций. Зарэль же свое время весьма ценил, хотя и признавал необходимость тратить его на дела, приносящие лишь "косвенную пользу". Вот как например этот ужин. Сам по себе он был нужен всем участникам, как третье крыло посреди спины, однако даже у такого бесполезного занятия могли быть интересные последствия. Именно их Первый и ждал с нетерпением.
И они не заставили себя ждать.
Расположившись в удобном кресле, Зарэль с привычным выражением вежливой заинтересованности выслушал новости, из которых его удивила только, пожалуй, наглость Четвертого. Кто-то похоже нарывается на неприятности даже серьезнее, чем Аль'Корат. А еще Первого несколько заинтересовал странный выбор собеседников. Шестой не относился к противникам войны. По сути говоря, он вообще пока что официально не примкнул ни к одному блоку, даже к некоторой радости Зарэля - при желании, дотошный глава судебного департамента мог стать еще той занозой... хотя нет, не занозой. Рыболовным крючком - острым, прочным и незаметным, пока он не вонзится в кожу, когда ты меньше всего ждешь. Но, в любом случае, вопрос его присутствия решался не Аль'Зарэлем. Пока, видимо, оставалось только полагаться на Седьмого, который, возможно, хотя бы сейчас знает, что делает.
Меж тем, из всего сказанного Зарэль вывел то, чего и так давно подозревал - половина департаментов совершенно вышли из-под контроля. Бунты? А что делает департамент пропаганды? Слухи о войне? Какого демона эта информация вообще попала в народ?! Это значит, что на территории Светлых Земель работает не одна сотня подстрекателей, что действуют эффективнее Седьмого и Третьего департамента вместе взятых. Катастрофа. Но в сложившейся ситуации предложение отправить на плаху половину Совета вряд ли можно считать конструктивным решением в силу трудно реализуемости.
- Думаю, мое отношение к войне ни для кого не секрет, - первым взял слово Зарэль. - Сиятельный Четвертый играет с огнем. Если Аштар посчитает его действия угрозой, мы всегда сможем сказать, что это была личная инициатива, не имеющая отношения к действиям Совета. Но, поверьте, если Владыка демонов пожелает развязать войну, ему хватит нашего письма, отправленного не далее как сегодня в поллдень. Однако ситуация у наших противников вкупе с обострившимися проблемами Нейтральных земель оставляют мне надежду, что демоны не заинтересованы в открытом противостоянии в краткосрочной перспективе. В отличие от ряда наших собратьев.
С этими словами Первый обернулся к Шестому, ожидая его ответа и совершенно не будучи уверен в том, что глава Судебного департамента не принадлежит к той самой части мал'ах, что уже давно ищут повода сцепиться с давними врагами.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-01-25 21:14:23)

+1

58

Сэйлар проследовал за Седьмым в кабинет, без особого восторга, хоть и с некоторым интересом ожидая продолжения.
Опустившись на предложенное кресло, он весь превратился во внимание. Аль'Корат же с видом правящего балом уселся напротив, за своим столом, при этом со скоростью молнии переменившись в лице. Такая серьезность могла предполагать глобальную катастрофу, не иначе.
Континент на части раскололся, что ли?
С той же заинтересованностью, что и сам Шестой, Седьмого слушал и Аль'Зарэль, что впрочем было неудивительно, ведь по мере рассказа Херувима становилось понятно, что речь снова о войне. А ни для кого в Совете не было секретом, что ее нежелание – чуть ли не единственное, в чем Первый и Седьмой были согласны с мнением друг друга.
Что ж. Если это те самые новости, с которыми "Совету придется считаться", то Сиятельный Седьмой явно преувеличил их значимость. Известия не самые приятные, но все же не из той категории, когда можно кричать, что все пропало.
Надо полагать, приглашение его на сей ужин имело целью выяснить намерения Серафима относительно того, чью сторону он готов принять в данном вопросе. На самом же деле, Сэйлар не был готов встать ни на ту, ни на другую сторону. Правда, сиятельным коллегам об этом знать совершенно не обязательно.
Война разрушит и разорит все, что попадется на ее пути, все, что было восстановлено немалым трудом. Это верно. Как и то, что многие будут недовольны, и фактически, воевать придется на два фронта – не только с врагом внешним, но и с внутренним.
Это с одной стороны. А с другой, он хорошо понимал Четвертого, не желающего делать реверансы в адрес Аштара. С чего мы должны плясать и оправдываться перед демонами? Не настолько слаба армия мал'ах, и стоило бы отстаивать свое превосходство с оружием в руках, нежели улыбаться и лебезить, прикрываясь нежеланием допустить тягот, которые непременно сопровождают войну.
Однако, на внутренних весах Шестого под названием "за и против" чаши колебались с завидным постоянством, то в одну сторону, то в другую.
Проигнорировав намек Первого на свою неопределенную позицию, Сэйлар обратился к Аль'Корату, отвечая на поставленный тем вопрос.
- Прежде всего, Сиятельный, следует не поддаваться провокациям, и уж тем более, не реагировать на слухи, не разобравшись в их первоисточниках. Кто сможет утверждать, что это действия Четвертого? Есть доказательства? Мы даже не знаем, отдавал ли кто-то вообще подобные приказы.
Слово «доказательства» Сэйлар произнес особо непреклонным тоном. Даже если подозреваемый  очевиден и прекрасно известен, без достаточных на то оснований Серафим не поддержит поползновений в сторону смещения виновника с должности. Если все же приказ был, то кроме Четвертого, конечно, сделать это было больше некому. Но Шестой не зря был Верховным судьей, и не в его правилах было судить, не разобравшись в фактах и мотивах.
И как бы то ни было, не заручившись поддержкой, в одиночку, Четвертый не решился бы на подобное. А это значит, что даже если отрезать «руку», «голова» от этого руководить не перестанет. И именно с головы-то и следовало начинать. Раскол на две оппозиции в Совете становился все более очевидным, и если так продолжится, то вскоре он станет явным для всех и каждого, до последнего слуги. И это беспокоило Серафима более, нежели слухи о начатой мобилизации. Если с той проблемой еще можно было справиться, то разобщенное правительство малах грозило внутренней гражданской смутой и было абсолютно губительно для страны.
- Да и Аштар не так безрассуден, чтобы развязывать войну на пустом месте. Иначе он давно бы уже это сделал безо всяких поводов. Какие-то "шевеления" на границе, – еще чуть усилить интонацию, и в по обыкновению ровном и спокойном голосе Шестого послышалась бы изрядная язвительность,  - это не тот мотив, который можно положить как основу для начала боевых действий.
Про бунты он не посчитал нужным даже упоминать, полагая, что решение проблемы очевидно, ибо на то и есть девятый департамент с его карательными органами. Подобные проявления всегда душились в зародыше, и данный "бунт" ничем не отличается от всех бывших до него.
Единственное, с чем действительно следовало бы разобраться как можно скорее - это Вольные земли, безмерно обнаглевшие и забывшие, судя по всему, свое место. Не без помощи самих мал'ах, разумеется - вспомнить хотя бы постыдный с точки зрения Серафима договор о выдаче преступников. Слишком во многом им потакали, вот и результат не заставил себя ждать.

+1

59

Реакция Первого на новости Аль’Кората не удивила, хотя он не исключал и более яркого проявления эмоций. Нет, все же хладнокровию Зарэля можно было позавидовать. Впрочем, Седьмой не лучше него умел держать лицо публично, но не всегда мог сдержать проявления своего темперамента в более приватной обстановке. Это с одной стороны огорчало, а с другой… с другой, Седьмому было на это наплевать. Ему это не мешало жить, а, если кому-то из его окружения это доставляло неудобства – тем хуже для них.
А вот реакция Шестого его не порадовала. Нет, он не сомневался, что этот ревнитель закона и справедливости начнет настаивать на доказательствах, но вот то, что его занудство назвал «слухами» только что озвученные факты, Седьмого слегка взбесило. Да, он частенько пускал дела на самотек, но именно поэтому нешуточно злился, когда кто-то сомневался в безупречности выполненной им работы. Тем более, когда его действительно было не в чем упрекнуть.
Впрочем, выдержка пока еще не изменила сиятельному мал’ах, и он выслушал рассуждения Шестого с каменным выражением лица, отнюдь не соответствующим его желанию взорваться.
- По роду своей деятельности, Сиятельный Шестой, я имею дело не со слухами, а с донесениями агентов из разных частей страны. Я могу допустить, что один или два из них могут перестраховываться, а еще пара может быть вообще куплены иностранной разведкой, но, в отношении всего разведкорпуса, это было бы слишком сомнительным допущением. К большому сожалению, ситуация постепенно выходит из-под контроля, и мы не можем закрывать на это глаза. Я, разумеется, ни в чем не хочу обвинить Сиятельного Четвертого, вполне возможно стремительная подготовка к военным действиям объясняется тем, что он затеял очередные учения, но, опять же по роду своей деятельности, я не могу не рассматривать все варианты. В том числе тот, что наш главнокомандующий намерен организовать провокацию и развязать войну. Или, что кто-то в его департаменте действует за его спиной. И мне сложно представить, что, в данном случае, хуже.
Он перевел дыхание и взял со стола перо. Несмотря на всю уверенность в себе, некоторая нервозность, вызванная событиями этого дня, давала о себе знать, и возможность повертеть в руках хоть что-нибудь немного успокаивала.
- Далее, я не стал бы так категорично рассчитывать на лояльность Аштара и готовность его реагировать на все происходящее, как на нечто незначительное. После отправленного сегодня письма, возня на границе может всерьез рассердить его. Да, я  не отрицаю, что у демонов сейчас достаточно своих трудностей, но опять же я не привык сбрасывать со счетов все варианты. А, как это не прискорбно сознавать, наша армия, хоть и велика, но во всем, что касается подготовки, она уступает армии Ле Гийона, который все эти столетия не терял время зря, а натаскивал своих псов против нас. И это тоже не слухи, к сожалению, а объективная реальность.
И, что самое мерзкое, ведь не поспоришь. Молодняк наш совсем разболтался, дисциплина ни к черту, обучение из рук вон, а глава департамента, вместо того, чтобы заняться делом, провоцирует новую мясорубку. С одной стороны, если большая часть этой толпы оголтелых самоубийц от армии, отправится в чертоги Света, туда им и дорога, но говорить после такого, что у меня в департаменте дела идут хуже, чем у всех – это уже ни в какие рамки… Вон, даже сегодняшний инцидент тому подтверждение - втроем не смогли справиться с один магом, причем, что характерно, не мал’ах! С такими навоюешь, пожалуй…
- Я уверен, что, как только мы получим ответ от Владыки демонов, вне зависимости от содержания этого ответа, вопрос о войне снова встанет ребром. Я намерен голосовать против, в любом случае.

Отредактировано Аль'Корат (2013-01-31 23:39:25)

0

60

Шестого было интересно послушать, как оригинальную точку зрения, которую, скорее всего, будут разделять многие рядовые мал'ах. Хотя неизбежно возникал вопрос, в самом ли деле Нар-эт-Сэйлар столь Впрочем, информация, которой располагал Зарэль, больше склоняла к мысли, что Сиятельный Шестой и в самом деле слишком поглощен заботами судебного департамента, чтобы вникать в сложности работы остальных членов Совета. Это в определенной мере делало ему честь, хотя Аль'Зарэль сейчас предпочел бы видеть рядом главу финансового департамента, как еще одного известного противника военных действий.
- Значит, если движения войск произошли без команды Четвертого, это может служить ему оправданием? - с вежливым интересом, уточнил Зарэль. - А мне помнится, что, согласно нашим законам, передача армии в руки неизвестных трактуется как невыполнение прямых обязанностей и государственное преступление.
Забавно было слушать, как не любивший вмешательства в дела своего департамента Шестой пытался рассуждать о работе разведки и дипломатического корпуса. Движение армий на границах в данных условиях вполне могло спровоцировать войну, ведь куда проще атаковать противника, когда он только готовится к полномасштабному наступлению, чем когда он уже расположил войска с точки зрения тактического удобства. Кажется, это называлось "превентивным ударом". А в сочетании с письмом, где сам Зарэль недвусмысленно обозначил угрозу начала новой войны, подобное перемещение пограничных войск может быть истрактовано демонами как подготовка к наступлению. Ведь при всем своем могуществе, Аштар вряд ли дословно знает содержание утреннего заседания, а потому у него нет ни малейшей причины быть уверенным в том, что Совет еще не принял решение о начале новой завоевательной кампании, где письмо и прочие дипломатические реверансы - всего лишь прелюдия и отвлекающий маневр.
Наблюдать же за оскорбленным Седьмым было едва ли не большим удовольствием, чем за его едва сдерживаемым гневом сегодня утром. Надо же, у Аль'Кората осталась некая профессиональная гордость, распространяющаяся дальше постели.
В остальном же - да, все плохо. Это Первый знал давно, и новые детали только ложились хитрыми узорами поверх в целом безрадостной картины. Более того, он подозревал даже большее, чем было сказано. Имея немалый опыт в деле дипломатии, Аль'Зарэль прекрасно понимал, что нейтральные земли не станут откровенно блефовать в столь серьезных требованиях. Значит, они что-то замышляют. Стоит светлым сцепиться с демонами и, вне сомнений, мелкие падальщики не упустят случая вонзить свои зубы в оголенные тылы. А за века, что обе могучие расы привыкли сбрасывать людей и оборотней со счетов, у тех могли отрасти серьезные клыки. Вот об этом Зарэль бы желал расспросить Седьмого поподробнее - кому как не главе разведки знать об изменениях в чужих странах? Вряд ли тот располагает полной информацией, но даже по косвенным движениям можно уловить суть готовящихся планов.
- Вне сомнений, - коротко кивнул Аль'Зарэль в ответ на последнюю реплику Аль'Кората, даже не уточняя, относится ли его согласие к уверенности в неизбежности споров или доверию к убеждениям главы разведки. Куда больше Первого волновало, что же скажет Нар-эт-Сэйлар.

Отредактировано Аль'Зарэль (2013-02-01 02:59:34)

0


Вы здесь » Летописи Мальсторма » Ильменрат » Резиденция Седьмого